26 июня 2019, среда, 16:10
Мы в одной лодке
Рубрики

Почему молодые белорусы не могут найти работу?

18

Будущее экономики XXI века за молодыми.

Но пока они чаще остальных остаются без работы.

Уровень фактической безработицы среди людей от 20 до 30 лет в 3 раза выше, чем в среднем по стране — 14,6% против 4,6%. И это при массовой практике обязательного распределения выпускников высших и средних учебных заведений и росте роли в экономике инновационных сфер, пишет zautra.by.

Что мешает молодым людям найти себе место на рынке труда?

Низкие доходы и высокие требования

То, что безработица среди молодежи выше, чем в целом по стране, — стандартная ситуация для экономики. Это характерно и для европейских стран, отмечает социолог Елена Артёменко.

— С одной стороны, молодежь мобильнее, чаще находится в ситуации смены/поиска работы. А те, кто ищет работу или готов приступить к ней в ближайшее время, как раз и попадают в категорию безработных. С другой, не обладая опытом, молодые люди часто сталкиваются с барьерами при найме, — объясняет эксперт.

Ситуация усугубляется дискриминацией по разным причинам при приеме на работу, и на рабочем месте у молодых людей больше вероятность попасть в невыгодную ситуацию, из-за чего у них выше риск увольнения.

Исследование общественного объединения «Гендерные перспективы» о дискриминации на рынке труда показало, что у мужчин часто возникают проблемы в связи с возрастом (преимущественно, молодым), а у молодых женщин — в связи с семейным положением.

Женщины составляют почти половину молодых соискателей.

— Проблемы у женщин из-за вопросов про семейное положение, детей, планы на декрет при найме возникают, когда она молода и не замужем: «выйдет замуж — уйдет в декрет». А также когда она замужем и не имеет детей: «точно уйдет в декрет», и когда есть дети, — подчеркивает Елене Артёменко.

Вносит свой вклад и повышение пенсионного возраста, решение о котором принималось в первую очередь ради уменьшения дефицита Фонда соцзащиты населения. В итоге люди предпенсионного возраста продолжают дольше трудиться.

По мнению научного сотрудника центра экономических исследований BEROC Олега Мазоля, хоть в стране развиваются IT и «креативные» сферы, но это достаточно сложные экономические направления, где востребованы работники с высокими профессиональными навыками.

— Нужно иметь знания языков программирования, плюс компании ищут работников с минимальным опытом около 3-лет. Просто так устроиться работать в престижную фирму и получать хорошие деньги не удается, − комментирует он.

Если обобщить, то недавним студентам не позволяют получить возможность работать в достойной компании или госучреждении уровень знаний и отсутствие опыта.

— Создаваемые рабочие места не стимулируют молодых людей стремиться их занять, поскольку уровень заработка в Беларуси не очень высокий, а для неопытных кадров — довольно низкий, — отмечает эксперт BEROC.

Перспектива низких доходов сказывается и на нежелании молодежи вкладывать средства и силы в повышение уровня знаний через специальные образовательные курсы.

Образование − ахиллесова пята профессиональной неустроенности молодых людей

В значительной степени проблемы «гнездятся» в образовании, говорит член Общественного Болонского комитета, профессор Владимир Дунаев.

— У нас атипичная ситуация с качеством человеческого капитала. Высокий уровень образованности должен коррелировать с уровнем экономического развития, ВВП на душу населения. Но в постсоветских странах так не получается. И вроде бы население у нас образованное, но живем мы не богато, — отмечает эксперт.

Владимир Дунаев объясняет этот феномен разрывом между системой образования и рынком труда, отсутствием связующих механизмов.

— По нашим обязательствам по Болонскому процессу мы должны развивать Национальную рамку квалификации с системой профессиональных стандартов, которые отражают запрос работодателей к компетенциям выпускников. Но процесс этот идет в высшей степени медленно, — говорит профессор.

В цифрах ситуация в стране выглядит очень красиво — примерно 90% молодых белорусов имеют высшее образование. Но диплом не сильно повышает их ценность на рынке труда – работодатели регулярно жалуются на то, что недавних выпускников приходится переобучать, а бизнес сетует на нехватку квалифицированных кадров.

— Но «производит» система образования специалистов не очень высокой квалификации. К примеру, доля магистрантов у нас в 13 раз меньше, чем в среднем в Европе, — рассказывает Владимир Дунаев.

Молодые люди нередко выбирают профессию, опираясь не на возможности раскрыть свой потенциал и спрос в экономике, а согласно рекомендациям родителей, более высоким перспективам пройти по конкурсу, чтобы получить хоть какую-то «корочку».

Какой выход?

На первое место в цепочке действий, способных изменить ситуацию, эксперты ставят реформы в образовании в плане повышения его качества в целом и большей направленности на запросы рынка труда.

— Кое-какие шаги делаются. И даже в правильном направлении, но они такие робкие и медленные, что мы не догоняем лидеров, а все больше от них отстаем, — констатирует Владимир Дунаев.

Член Общественного Болонского комитета считает не самым удачным выбором содействие трудоустройству выпускников через нынешний формат распределения. Есть много более современных и успешных моделей, которые применяются в других странах.

— Компании, у которых есть спрос на новых сотрудников, тоже должны создавать условия в образовательной сфере для того, чтобы формировать определенный уровень человеческого капитала, который бы их устроил, — говорит Олег Мазоль.

Появлению новых рабочих мест будет способствовать рост экономики и достойные условия для развития бизнеса, что возможно после проведения серии экономических реформ.