7 апреля 2020, вторник, 1:24
Оставайся дома!
Рубрики

Холодный душ для Лукашенко

36
Холодный душ для Лукашенко
ВАЛЕРИЙ КАРБАЛЕВИЧ

Радость оказалась преждевременной.

21 февраля, во время встречи с губернатором Архангельской области Игорем Орловым, Александр Лукашенко с нескрываемой радостью сообщил, что ему только что позвонил Владимир Путин. Поэтому, дескать, пришлось немного задержаться.

Смысл послания президента России, по версии А. Лукашенко, состоял в том, что РФ выразила готовность компенсировать потери «от уменьшения таможенной пошлины в 2020 году». Говоря по-другому, Москва готова компенсировать потери Беларуси от российского налогового маневра.

Именно этого добивался Минск от Кремля в последние годы. Но все было безуспешно. И вот, если судить по словам А. Лукашенко, наконец В. Путин сдался на милость победителя. А. Лукашенко назвал даже цифру компенсации — $300 млн.

Но на этом А. Лукашенко не остановился и тут же решил поднять ставки. Как известно, аппетит приходит во время еды. Видимо, он посчитал, что надо ковать железо, пока горячо, и нужно дожать поверженного противника.

В тот же день, чуть позже, принимая посла Беларуси в России Владимира Семашко, А. Лукашенко уже назвал новую цифру — $420-430 млн. И добавил: «Путин предложил, что эти деньги они Беларуси компенсируют. Он признал, что это справедливо». Таким образом, ура, мы ломим, гнутся русы.

Причем, из этой информации следует, что компенсация должна произойти не из бюджета РФ, а за счет денег российских нефтяных компаний.

Радость от победы оказалась кратковременной, точнее, преждевременной.

Буквально через несколько часов Москва включила свой фактчекинг. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков подтвердил информацию о звонке В. Путина и о готовности российской стороны идти на финансовые уступки. Но насчет конкретного размера компенсации он дипломатично заметил, что «каждая сторона делает свои собственные калькуляции».

А подлинным холодным душем для официального Минска стало заявление министра энергетики РФ Александра Новака, прозвучавшее в тот же день.

Выяснилось, что как обычно происходит в белорусско-российских отношениях, А. Лукашенко и В. Путин по-разному поняли, о чем они договорились. Оказалось, что все совсем не так, и случилось прискорбное недоразумение.

Согласно информации министра, во-первых, речь идет не о компенсации за потери, а всего лишь о скидке. Во-вторых, Москва согласилась на снижение премии экспортеров всего на 2 (два!) доллара за тонну ежегодно пропорционально снижению экспортной пошлины.

Если исходить из того, что Беларусь, как планировалось на 2020 год, импортирует 24 млн тонн российской нефти, то годовой бонус составит... $48 млн. Разница с той суммой, которую заявил А. Лукашенко, почти в десять раз! Да и эта цифра, судя по всему, завышенная. Ибо трудно рассчитывать на годовой объем в 24 млн тонн, поскольку уже два месяца нефть поступает в минимальном количестве.

Возможно, В. Путин говорил о сумме российских скидок за пять лет. Только в этом случае она приближается к озвученным А. Лукашенко цифрам.

Любопытно, что белорусские государственные СМИ не услышали опровержение из Москвы и продолжают озвучивать версию А. Лукашенко, трактуя это как победу Беларуси над РФ в битве за нефть.

В любом случае, окончательная ясность наступит только после подписания контрактов с нефтяными компаниями. Тогда станет понятно, согласился ли Минск с такими условиями, закончилась ли нефтяная война.

Но даже если исходить из версии, изложенной российской стороной, то очевидно, что Москва пошла на уступки, пусть и небольшие. Потому что до сих пор, целых два месяца ее позиция была железобетонная, нефтяные компании не хотели уступать ни доллара, настаивали на премии. А Кремль категорически отказывался давить на них.

Заместитель главы Администрации президента России Дмитрий Козак все время говорил, что мы не будем вмешиваться в процесс согласования цен, это коммерческий вопрос. Теперь же В. Путин объявил, что готов идти пусть и на символические уступки, т. е. предложил компромисс.

Чем объяснить такой поворот в позиции Москвы? Очевидно, что это решение Кремля как-то связано с визитом в Беларусь главы компании «Роснефть» Игоря Сечина.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»