5 апреля 2020, воскресенье, 3:42
Оставайся дома!
Рубрики

Леонид Заико: Глядя на белорусские власти, понимаешь, что катастрофа уже началась

56
Леонид Заико: Глядя на белорусские власти, понимаешь, что катастрофа уже началась
ЛЕОНИД ЗАИКО
ФОТО: ONLINER.BY

Минск будет главным источником заражения.

13 марта российский фондовый рынок рекордно рухнул со времен дефолта 1998 года. Несколько ранее, 9 марта, в «черный понедельник», из-за обвала мировых цен на нефть ушел в пике российский рубль, потянув за собой белорусскую валюту.

Аналитики предсказывают серьезные проблемы для мировой экономики в связи с паникой, охватившей финансовые рынки из-за коронавируса.

Как коронавирус и нефтяная война Саудовской Аравии с РФ скажутся на экономике Беларуси? На вопросы Charter97.org отвечает руководитель аналитического центра «Стратегия», экономист Леонид Заико.

- Российские акции обрушились до уровня дефолта 1998 года. Как это может отразится на белорусской экономике?

- Все нормально. В принципе, россияне это уже прошли, потому что они сдуру поверили, что иностранные инвестиции — это хорошо. В 1998 году 90% иностранных инвестиции — это был портфельный капитал. Пришли деньги, доллары, на них были куплены ценные бумаги банков. А капитализация по некоторым субъектам составляла от 20 до 50 раз, то есть умный владелец вкладывал 20 тысяч долларов в одного из своих знакомых нефтедобытчиков, а потом получал миллион долларов через три года. Акции продал — стал миллионером.

Это нормальное явление, все уже это проходили…

А белорусским предприятиям вообще все равно. Они со своим директорским корпусом напоминают поселковый музей. Им нужны субсидии, помощь: забрать у учителей, отдать директорам. Практически, особенно после вступления в ЕАЭС, у нас предприятия находятся в опасной зоне просто технологически. Когда у тебя заболела голова, а при этом еще и ухо, то второе уже не так и страшно. Белорусская экономика держится на энтузиазме тех людей, которые остались в стране. Если бы еще правительство не мешало и группа высших управляющих, то, может, было бы и нормально.

- Тесная связь белорусской и российской финансовых систем еще раз подтвердилась в «черный понедельник», когда из-за падения цен на нефть валюта РФ обвалилась и повлекла за собой белорусский рубль. Теперь к нефтяной войне саудитов подключились еще три страны ОПЕК. Какими могут быть последствия для белорусской экономики?

- Для дураков будет хорошо, потому что они сдуру искали альтернативу русской нефти. Можно подумать, что они ее нашли. Сначала будет довольно такой смешной вопрос к самим себе: «Ребята, а чего вы где-то нефть искали?». Крику много, а то, что они купили — это полтора-два часа работы НПЗ.

Проблема отношений с Кремлем тоже обнулилась. Путин предлагал цены, приезжал Игорь Сечин, за 10 долларов вели споры, а нефть по $35 вообще стала. Вы не могли понять тенденцию мирового развития? Вот они и спорили. А бензин становиться дешевым, в этом они виноваты. Поэтому — думайте. Из белорусских НПЗ уже можно делать музей или большую лабораторию для студентов-химиков. Эти заводы — просто пережиток «холодной войны».

Мир будет изменяться быстрее, чем об этом думают в Кремле либо Брюсселе. Сейчас пошли важные и сильные процессы.

- Как на экономике нашей страны может отразиться пандемия коронавируса?

- Только хорошо. Люди начнут читать газеты, смотреть на физиономии министров, которые говорят, что ничего не происходит, и начнут думать. Смотрите, американцы европейцев к себе не пускают. Соседние страны тоже закрылись. Это тоже сигнал мировой экономике, что глобализация и мировые рынки — это не истина в последней инстанции. Начнут думать. А то, что денег будет меньше — ничего страшного, здоровее будем.

Власти очень плохо разворачиваются по поводу пандемии. Мне перезванивают родители и говорят, что собираются не пускать своих детей в школы.

- Как вы оцениваете меры, принимаемые белорусскими властями перед лицом эпидемии?

- Никаких мер нет. Говорят только мыть руки. С таким же успехом можно где-нибудь повесить в правительстве выписки из «Мойдодыра». На сегодняшний день, ничего не сделано. Самая выдающаяся мера — это когда я покупал талончик на остановке, то тетя в будочке сидела в маске.

Когда я смотрю на большинство лиц белорусских чиновников, сразу начинаю думать, что в Беларуси начала проходить антропологическая катастрофа. Такие лица были у студентов-двоечников на экзаменах. Не буду врать, ведь я столько лет работал в ВУЗах. Ни одно выражение лица не говорит о том, что это хороший студент. Как они там оказались — это уже второй момент. Видите, они все очень тесно держатся друг к другу, поэтому коронавирус может ко всем сразу прицепиться. Тяжело им будет.

- Какие меры в условиях пандемии приняли вы — и для спасения граждан, и для удержания на плаву экономики?

- Самая главная мера – это персонификация, введение сильного карантина, второе – это разработка новой стратегии безопасности страны, а то понастроили 15-этажных зданий, согнали сюда весь несчастный крестьянский пролетариат и сделали страну просто биологически опасной. Особенно Минск — он сейчас будет главным источником заражения. Но это только на перспективу.

Экономика сейчас — это не главное. Главное — это сохранение людей и здоровья. И на сегодняшний день — это введение карантина, закрытие страны, перевод занятий в школах и институтах на интернет-образование.

Я с утра разговаривал со своими коллегами, и они убедились, что интернет работает как онлайн-образование более эффективно. Всех нас подталкивают к новой интеллектуальной экономике, и собирать детей в каких-то больших залах на 300 человек — это делается только для демонстрации «высокого интеллекта» профессоров. Обучение должно быть индивидуализировано через интернет, через вебинары. Меняется сама модель образования.

Что касается предприятий. Тут надо прямо сказать, на сегодняшний день нужно вводить облегченные смены. У нас и так сбыт продукции тормозится, ВВП падает на 1,9%. Чего упираться, все равно будет падение. И не нужно врать, что это связанно с вирусом. Никакого роста экономики не будет.

А после пандемии есть два варианта, как восстановиться. Первый, вернуться к своей непутевой жене, то есть к тому, где мы были раньше. А второй — тщательно проанализировать все негативные и позитивные последствия. Посмотреть на расселение людей и демографическую политику. Тут много интересных моментов, но боюсь, что наша политическая публика не так образована, чтобы этим заниматься серьезно. Идет цивилизационная ломка: от старого общества с промышленными предприятиями мы переходим к экономике роботов и интеллекта. Если смотреть широко, мы начнем новое развитие цивилизации.