16 октября 2021, суббота, 11:09
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

До чего доведут белорусскую школу коммунист Карпенко и военруки?

34
До чего доведут белорусскую школу коммунист Карпенко и военруки?

Мнение экспертов.

Эксперты обсудили проблемы белорусского образования в очередном выпуске передачи «Умные люди» на YouTube-канале «Белорусы и рынок». Гости передачи: известный белорусский педагог и репетитор Евгений Ливянт и педагог, сотрудник образовательного НКО, который два года по собственной инициативе работал в сельской школе, Дмитрий Макарчук.

Евгений Ливянт считает, что перезагрузка системы образования крайне необходима, чтобы остановить ее гиперинфляцию. Ведь вступительная кампания нынешнего года показала, что даже после дополнительного набора белорусские вузы не смогли привлечь плановое количество студентов. При этом педагог утверждает, что недобор случился бы и без политических потрясений.

— Не нужно сводить массовый отъезд наших абитуриентов в другие страны лишь с политическими событиями. Отъезд произошел бы в любом случае, и я об этом говорил еще несколько лет назад. Наша система образования обесценилась, в то время как во всем мире идет конкуренция «за мозги».

Дмитрий Макарчук вспомнил прошлый опыт «косметических перезагрузок», не повлиявших на качество образования. По его прогнозам, в ближайший год будет происходить «медленное умирание по инерции» и «скатывание вниз».

— Бывает перезагрузка с обновлением операционной системы, а бывает и так: выдернул шнур из розетки и вставил обратно. Последний вариант нам не поможет.

Подобный прогноз сделал и Евгений Ливянт:

— Игорь Карпенко на посту министра образования уже пять лет. За это время ничего не было сделано для развития белорусской системы образования, наоборот, многое было утрачено. Давайте вспомним загубленные белорусские гимназии, дававшие очень высокий уровень образования. Весной чуть не уничтожили белорусские лицеи, а это уже мировой уровень среднего образования, я не преувеличиваю. Поэтому считаю, что Министерство образования с нынешним руководством ничего хорошего сделать не сможет.

Какой должна быть настоящая реформа образования?

— Любой человек, кто сейчас скажет, нужно сделать первое, второе, третье… Я его даже слушать не буду, потому что проблема настолько сложная, что сначала нужно всем заинтересованным сторонам сесть и обсудить, что делать.

Дмитрий Макарчук подчеркнул, что обсуждение должно в корне отличаться от «республиканского педсовета»:

— Мы прекрасно представляем, что такое педсовет из учителей. Кто за? 99 %. Это не обсуждение. Для обдумывания нужно время. Потребуется несколько месяцев мозговых штурмов, прежде чем тысяча человек договорится между собой. Люди должны сидеть по восемь часов и усердно работать, и это должно оплачиваться.

Евгений Ливянт рассказал об одной успешной практике мозгового штурма с заинтересованными сторонами:

— Как ни странно, встреча состоялась в Министерстве экономики… Не пришли только представители Министерство образования.

Обозначив сложность проблемы, Евгений Ливянт рассказал, с чего бы он в первую очередь начал реформу:

— Я бы начал с решения проблемы документации в школе, с бюрократии, забирающей все учительское время. Преподаватели, завучи, директора — все, кто работает в школе, непрерывно пишут какую-то чушь. Эту проблему нужно решать радикально.

Он также предлагает ввести электронное зачисление в вузы:

— Ни в одной стране мира нет такого, чтобы требовалось личное присутствие на каждом шаге: подать документы, забрать, подписать бумажки, зарегистрироваться на ЦТ — все лично. В других странах зачисление происходит дистанционно, а в условиях пандемии тем более.

Также педагог считает, что в Беларуси не принимаются меры для удержания талантливых выпускников школ:

— Абитуриенты, набравшие на ЦТ 360 баллов и более, вне зависимости от того, есть свободные места или нет, у нас в стране должны учиться бесплатно.

Дмитрий Макарчук тоже считает, что необходимо решать вопрос с бумажной бюрократией в школах.

Стала ли школьная программа сложнее и учит ли школа мыслить критически?

Оба гостя передачи отметили, что школьная программа стала сложнее и перегружена второстепенным, ненужным материалом.

— Каждый год информация в мире удваивается или утраивается, а мозг ребенка остается прежним. Поэтому нужно самым жестким образом отсекать все второстепенное, что мешает ребенку усваивать основной материал, — считает Евгений Ливянт.

— Почему-то издатели учебных пособий и программ считают, что чем больше там будет информации, тем умнее будут выпускники. Количество в данном случае никак не перетекает в качество. Нужно урезать и оставлять основное, — согласился Дмитрий Макарчук.

Говоря о том, учит ли школа мыслить критически, Евгений Ливянт однозначного ответа не дал, но философски пошутил:

— Жизнь всех вынуждает мыслить критически, а у того, кто этому не научился, серьезные проблемы. Правда, у тех, кто научился мыслить критически, проблем еще больше.

Поможет ли школе военрук и священник?

В белорусских школах вводится новая должность — «руководитель военно-патриотического воспитания» — две тысячи ставок. Кроме того, Белорусская православная церковь и Министерство образования обсуждают возможность православным священникам преподавать в общеобразовательных школах. Об этом рассказал Патриарший Экзарх всея Беларуси, митрополит Минский и Заславский Вениамин.

— Время, которое можно потратить на спортивную секцию или полезный курс, ребенок теперь будет вынужден тратить на то, чтобы слушать какую-то муру, — считает Дмитрий Макарчук. — Кроме того, каждый год говорится о нехватке денег в школах: у учителей низкие зарплаты, нужны деньги на учебники, нужно кормить детей в школе бесплатно. И вдруг придумывают две тысячи ставок для военруков. Сомневаюсь, что средства на них идут с какого-то гранта. Деньги поступают из бюджета, выделенного на образование: раз ставки добавили, значит, урезали что-то другое.

Евгений Ливянт окончил школу и служил в армии в Советском Союзе в пик идеологической обработки молодых людей. Он также не считает, что военруки помогут белорусской системе образования:

— Столь быстрый распад Советского Союза был в основном вызван промывкой мозгов. Мы слышали одно, а вокруг видели совсем другое.

Уровень учителей упал?

На этот вопрос оба гостя ответили утвердительно. Евгений Ливянт обратил внимание, что даже при низком проходном балле на педагогические специальности вузы недобирают студентов. Эта ситуация длится годами.

— В 2011 году впервые педагогические вузы недобрали на бюджет, — напомнил педагог.

Причина недобора связана не только с низкими зарплатами, но и с низким социальным статусом учителя.

— Сегодня учителя — как «низшая каста». Мы на них все бумажки повесим, дадим им маленькую копейку и будем каждый день их ругать, чтобы они ни в коем случае не подумали, что чего-то стоят». Поэтому люди и не хотят идти в профессию, — объяснил Дмитрий Макарчук.

Участие некоторых учителей в фальсификациях на выборах еще больше подпортило имидж профессии.

— Я рассуждал об августовских событиях и их влиянии на престиж профессии. В голове у меня сложилась такая картина: что со мной нужно сделать, до какого состояния меня нужно довести, чтобы я, человек с высшим образованием, под страхом потерять 500 рублей зарплаты творил такой беспредел?! Люди не проговаривают эту мысль вслух, но она сидит в подсознании. Уже только из-за одной этой мысли я не пойду в педагогическую специальность: боюсь того, что со мной там будет происходить, как изменится мое мировоззрение, — объяснил логику абитуриентов Дмитрий Макарчук.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».