10 августа 2022, среда, 14:12
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Легендарный белорусский футболист Александр Хацкевич: Украинскую волю и дух не сломить

2
Легендарный белорусский футболист Александр Хацкевич: Украинскую волю и дух не сломить
Александр Хацкевич

Это должен знать каждый оккупант.

Наверное, одним из самых уважаемых белорусов в Украине является Александр Хацкевич. Он не только провел лучшие годы своей футбольной карьеры в киевском «Динамо», но и после работы в национальной сборной Беларуси успел побыть главным тренером этого клуба. В интервью для блога «Отражение» Хацкевич рассказал, как встретил войну в Киеве. Признался, что у него бывают конфликты с родителями из-за пропаганды по телевидению. Восхитился украинским патриотизмом.

«Привыкнуть к войне невозможно»

— Вопрос «Как вы» сейчас становится самым важным для любого интервью.

— Нормально. Просыпаешься, родные рядом — уже хорошо. Постоянно смотрим по телевизору информационный марафон — «Единые новости». Ведущие украинские каналы объединились для непрерывной подачи информации. Я не подписан на Telegram-каналы — в интернете больше сидят жена и старший сын. Конечно, такой поток новостей бьет по психике. Можно сойти с ума.

— Простите, но к войне можно привыкнуть?

— Сколько уже прошло с начала бомбежек? По-прежнему отказываешься верить в происходящее. Хочется думать, что все решится за столом переговоров, а не через ракеты и гибель мирных жителей. Привыкнуть к войне невозможно — ты к ней просто не готов. Говорят, что человек ко всему привыкает, да. Но не в этом случае.

— Вспомните, как все началось.

— Жена разбудила в 5 утра 24 февраля. Я закончил в полночь смотреть футбольную Лигу чемпионов, заснул, а тут Илона будит и говорит, что там что-то взрывается. Первая мысль: «Кто-то гуляет, наверное, празднует — мы живем в центре». А потом видишь что-то летящее, как выяснится, в Гостомель и ничего не понимаешь, потому что никогда такого не видел. Затем происходит взрыв в нескольких десятках километров от тебя, содрогаются окна, поднимается пламя. Уже приходит осознание — что-то не так. Включаешь телевизор — и да, война.

— Когда был самый страшный момент?

— В первые два дня. В нашем доме есть паркинг, который и служит бомбоубежищем. В первый раз звучит сирена — и ты парализован. Нет понимания, что нужно делать. Ехать на лифте? Бежать по лестнице? Что брать с собой? Но постепенно учишься — какие-то моменты и действия повторяются каждые пару часов. Несешь воду, продукты, теплые вещи, чтобы спать в машине. Хотя тяжело назвать это сном. Из 90 квартир в доме люди остались в 15. Организовали дежурство, чтобы с 10 вечера до 7 утра кто-то по очереди присматривал за жильем. За день набегаем километров 15. Сирена — мчишься с 11-го этажа в бомбоубежище. Потом назад — и так по кругу.

«У родителей совершенно другая информация»

— Спускаетесь вниз при каждом сигнале тревоги?

— На третий-четвертый день, когда звучала сирена, то пару раз оставались в квартире. Но, если предупреждают, что возможен обстрел или авианалет, — конечно, укрываемся в убежище. С вечера и до трех-четырех утра в любом случае находимся под землей. Хотя и это может не защитить, судя по тому, что творится в Харькове. Да и, если засыплет, кто-то должен быть сверху и откапывать. Такой у нас черный юмор.

— А что говорят ваши родители в Минске?

— Конечно, они сильно переживают. Но у них совершенно другая информация. Бывает, ты сообщаешь о происходящем в Украине, а они утверждают, что такого не может быть. Мол, у вас там дезинформация. Я говорю: «Если вы и сыну не верите, а больше полагаетесь на телевизор, то ничего не могу сделать». У нас бывают конфликты на этой почве, к сожалению. Но потом остываем и находим общий язык. Я понимаю, что это не вина родителей — они видят лишь то, что им показывают. Ведь в России то же самое. Я общаюсь с некоторыми ребятами, с которыми работал в волгоградском «Роторе». Присылаю им видео, фотографии. А они заявляют, что в России такое не показывают, дескать, война идет только в «ДНР» и «ЛНР». «Специальная операция».

— Вам понятен определенный негатив украинцев в адрес белорусов?

— Сам с таким не сталкивался и, надеюсь, не столкнусь. Но читал, что, например, в Латвии футбольным клубам рекомендовали не заключать контракты с белорусами и россиянами. Но белорусы — разные. Одни бежали от режима Лукашенко еще после событий августа-2020. Не надо всех грести под одну гребенку. Везде есть хорошие и плохие люди.

— Кто с вами рядом в эти дни?

— Жена, старший сын, невестка, внучка, племянник и его друг-белорус. Всего шесть человек, кроме меня. Вместе происходящее переносится легче. Паники нет. Уже сформировали определенный алгоритм действий, составили график. А младший сын был с «Десной» на сборах в Турции. Не смог вылететь и решили, что останется там у знакомых. Сами пока решили не дергаться, но посмотрим. Вроде есть вариант, как выбраться. Главное все же — безопасность детей. Но мы обязательно вернемся в Украину!

«Душу, тіло ми положим за нашу свободу»

— Какие у вас в Киеве любимые места?

— Их много. С небольшими перерывами я ведь фактически живу в Киеве с 1996 года. За это время, конечно, город изменился в лучшую сторону. Столько исторических мест… Их нельзя трогать, не могу даже представить, что какой-то памятник разрушат! 26 лет назад на левом берегу не было ничего, кроме Русановки. Не без проблем, но страна развивается. Харьков — прекрасный город, со своей архитектурой, широкими улицами. А теперь его просто уничтожили. Не дай Бог, Одесса пострадает! Сумы… Любой город уникален.

— Говорите на украинском?

— Я отлично понимаю язык, могу на нем общаться. Но больше думаю и говорю на русском. Так вышло — и ничего. Никогда не было из-за этого негатива, за 26 лет ни один бандеровец меня не укусил и не перегрыз горло. Не понимаю, откуда эти фейки, что здесь кого-то кошмарят из-за языка. Не увидел этого ни во Львове, ни в Ивано-Франковске, ни в Ужгороде — самых западных точках. Хочется, чтобы «спасителей» Украины и их детей погрузили и привезли сюда на автобусную экскурсию. Пусть увидят все, что уже натворили.

— Ряд украинских спортсменов пошли в армию или записались в отряды территориальной обороны. Не удивились?

— Я вижу, как здесь любят свою страну. И мне иногда даже стыдно за белорусов. В нашем гимне есть слова: «Мы, беларусы — мірныя людзі». И этим многое сказано. А в украинском гимне звучит фраза: «Душу, тіло ми положим за нашу свободу». Вот ребята и пошли защищать свою родину. И будут это делать, пока не умрут. Украинскую волю и дух не сломить — это должен знать каждый оккупант. Страна с 2014 года находится в состоянии войны и научилась давать отпор. Народ стал сплоченнее.

«Идет постоянное зомбирование»

— Что думаете о спортсменах, которые не высказываются о происходящем?

— Их мнение ничего не изменит. Разве условная позиция Дзюбы кого-то волнует в Кремле? Спортсмены высказывались и в Беларуси. Но их было немного. Это система. Хочется, конечно, слышать больше голосов атлетов, деятелей культуры, но за почти 30 лет независимости Беларуси, России пропаганда очень сильно повлияла на сознание людей. Не каждый воспринимает информацию критически. Если смотреть госТВ, то умрешь на 20 лет раньше. Идет постоянное зомбирование — телевизору верят больше, чем своим близким и друзьям, которые все видели своими глазами. Это страшно. Как говорил Сергей Шнуров:

— Гордиться надо миром, не войной,

Культурой, а не армией баранов,

Счастливой, а не нищею страной,

Где врут безбожно с*****и с экрана.

И это на самом деле так. Когда тебе каждый день говорят, что все хорошо… У тебя, может, и хорошо, но ты же видишь реальную жизнь обычных людей.

— В 2014-м вы считали, что война на востоке Украины может длиться бесконечно. А сейчас?

— Неопределенность — самое страшное. Любая война рано или поздно заканчивается, но что после нее останется? Сколько людей погибнет? Что будут потом писать в учебниках истории? Тяжело представить. Очевидно, что россияне и украинцы на десятки лет потеряют нормальные человеческие отношение. Но главное, что Украина была и будет независимой.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».