14 августа 2022, воскресенье, 7:23
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Александр Хара: Слова Путина о ядерном оружии в Беларуси кардинально меняют ситуацию

7
Александр Хара: Слова Путина о ядерном оружии в Беларуси кардинально меняют ситуацию
Александр Хара

США и Европа должны ответить.

Экс-глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что Путин пытается вести тайные переговоры с Европой и США. О чем может свидетельствовать такая активность Кремля? Об этом сайт Charter97.org поговорил с украинским дипломатом и политологом, экспертом фонда «Майдан иностранных дел» Александром Харой.

— Естественно, если мы посмотрим на то, что происходит на фронте, то это точно «победоносная война» для России. В последние пару недель появились тревожащие Москву новости, как Украина применяет полученные РСЗО HIMARS и ракеты, дающие нам возможность бить глубоко в тыл врага. Очевидно, не очень эффективно проходит скрытая мобилизация российских сил. Железа у них много, а вот насобирать «мясо», которое «бабы еще нарожают», уже сложно, тем более — боеспособного. И несмотря на всю эту браваду и слова Путина, что «они еще ничего не начинали», мы видим более 35 тысяч убитых оккупантов, уничтоженный крейсер «Москва», лучшие подразделения российского военного спецназа сильно потрепаны. Понятное дело, это нельзя назвать каким-то успехом.

Плюс вопрос экономических санкций. Если говорить про нефть и газ, то тут достаточно сложная ситуация. Сейчас абсолютно позорно Германия нарушает санкции, склоняет к этому и Канаду, заставляя их вернуть турбину для «Северного потока». Путин пытается выходить из такого окружения, изоляции. Ведь с ним никто не общается, кроме его друга Шредера.

Поэтому Путин пытается все замять, найти какой-то компромисс. Тем более, что Европу, включая и Германию, может ожидать холодная зима. Плюс к этому усиленный Россией продовольственный кризис ударит по европейцам как непосредственно через цены, так и косвенно — генерируется большая волна беженцев. Поэтому у Путина есть аргумент, что он «может сделать миру еще хуже». Поэтому он хотел бы зафиксировать какие-то свои победы в Украине, захват определенных территорий. Он может попробовать это сделать.

Маловероятно, что хоть какие-то официальные контакты происходят в Америке. С европейцами они могут быть — традиционные итальянцы, французы и немцы, которые всегда говорят, что надо сохранять мосты. Понятное дело, что там таких людей достаточно много, а также вполне вероятно, что такие посредники попытаются предложить какие-то планы прекращения войны с так называемым сохранением лица Путина. Поэтому не удивлюсь, что для контактов с правительствами стран, которые я назвал, мобилизуют каких-то дипломатов.

— Есть ли опасность того, что западные страны попытаются надавить на Украину, чтобы та пошла на переговоры с Кремлем?

— Не думаю, что есть какая-то большая вероятность этого. Первый и самый главный наш помощник — это Соединенные Штаты Америки. Позиция и риторика этой страны показывают, что они не собираются давить на Украину и не собираются решать за Украину какие-то вопросы. Джозеф Байден об этом постоянно повторяет, это не просто фигура речи. Мы видим это с точки зрения вооружения, которое нам предоставляется, финансовой и гуманитарной помощи. Также это видно и на дипломатическом фронте. Мы видели, как во время встречи G20 фактически все представители демократических стран мира критиковали Россию за ее войну, за то, что она создает и продовольственный кризис. Не было ни одной встречи с Лавровым, он просто ретировался оттуда.

Ожидать, что американцы будут давить на Украину или же откажутся от помощи нам, у меня нет никаких оснований. Как раз таки наоборот, они держатся правильной линии с точки зрения Киева.

По поводу европейцев — там сложнее ситуация. Но они тоже не могут давить. Тот же самый Шольц уже высказался о том, что Россия не должна победить в этой войне. К сожалению, он не говорит так, как говорят главы других государств — Польши, стран Балтии, Великобритании. У них есть абсолютно четкая позиция, что они должны сделать все возможное, чтобы Украина победила. И это не только в интересах самих украинцев отстоять свой суверенитет, свою независимость и территориальную целостность, но и в целом всех европейцев. Потому что все прекрасно понимают, что следующим шагом будут действия, направленные против других государств.

— Как вы считаете, возможно ли на каком-то этапе вступление в войну стран НАТО?

— Здесь ничтожна мала такая вероятность, к сожалению. Есть понятие ядерного сдерживания, эта политика работает в две стороны. Москва и Вашингтон понимают, что у них есть такие средства, которые уничтожат мир несколько раз. Второй момент — это сдерживание базируется на воли и готовности применения этого ядерного оружия, уничтожения мира и себя в случае угрозы. Это понимание уничтожения мира сдерживает другую сторону от того, чтобы делать определенные шаги. К сожалению, с точки зрения ядерного сдерживания то, что делают россияне, является более эффективным. Они используют ядерную карту для угроз.

Вы знаете последние высказывания Путина про возможность размещения на территории Беларуси «Искандер-М», которые способны нести ядерный боезаряд? Это серьезная эскалация, которая кардинально меняет ситуацию в этой части Европы. Было бы правильным американцам сказать, что если будет размещено ядерное оружие на территории Беларуси, то тогда американские ракеты будут симметрично размещены на территории одной или нескольких европейских стран.  

Мы фактически повторяем историю, которая была во время холодной войны. На любое действие, провокацию или ядерное запугивание, которое озвучивают россияне, должен быть адекватный ответ со стороны Соединенных Штатов и их союзников. Потому что единственный способ, который русские понимают, — это применение силы. А во-вторых, они понимают, что будет симметричный ответ. Для американцев смысла размещать новые средства, новые ядерные ракеты в Европе, нет. Но поскольку русские провоцируют, американцы должны сказать, что мы не исключаем такой возможности, мы симметрично ответим. 

Смысл в том, что русские, запугивая мир и прежде всего США возможным применением ядерного оружия, фактически парализовали некоторые действия в Вашингтоне. И это делает невозможным размещение на нашей территории контингента НАТО даже при передаче нам самолетов из Польши. Этот момент показывает, что есть нежелание Вашингтона идти на обострение, эскалацию стратегического уровня для того, чтобы достичь определенных целей в Европе и Украине, в частности. Поэтому ожидать, что НАТО будет принимать каким-то образом активное участие в защите прав Украины — не приходится. С самого начала и США, и НАТО обозначили, что они не собираются быть стороной конфликта. Другое дело, что многие страны не от организации НАТО или ООН, а как отдельные члены, помогают Украине в соответствии с международным правом, основываясь на статье 51 устава ООН. 

— Как Украина сегодня могла бы более эффективно использовать потенциал свободной Беларуси, которая также борется против Путина?

— Это достаточно сложный вопрос по причине того, что белорусы, которые видят эту войну освободительной и для своего государства, взяли оружие и находится на территории Украины, воюют в составе вооруженных сил Украины.

Второй способ — это тот саботаж, который устраивали белорусы на своей территории для того, чтобы блокировать поставки российского вооружения и живой силы в Украину. Третий способ — это работа с согражданами. 

Я понимаю, что есть и КГБ, есть государственная пропаганда, но сарафанное радио никто не отменял. Важна работа с населением, распространение антивоенных настроений, особенно среди тех, кому могут отдать приказ присоединиться к оккупационным силам и вторгнуться на территорию Украины.

Моральный дух — это чрезвычайно важная вещь. И мы бы не хотели воевать с белорусами не только потому, что это отнимает наши силы, оттягивает внимание с других участков фронта. Самое главное, что в истории это будет первый раз, когда белорусы и украинцы будут убивать друг друга. Естественно, мы этого не хотели бы. С русскими у нас давние счеты и там все понятно, это имперская нация. Она считает, что нет никаких ни белорусов, ни украинцев, что это просто какие-то «заблудшие русские». Это колониальное мышление. И если посмотреть на положение, которое занимает Лукашенко, то Беларусь сейчас является фактически колонией России. Естественно, это не то, что заслуживают белорусы.

Поэтому надо воевать с оружием, не давать возможности русским усиливаться и использовать территорию Беларуси для военной агрессии.

Естественно, нам также хотелось бы увидеть объединенную мощную оппозицию, которая дала бы определенное развитие после Лукашенко. Не ждать, пока Лукашенко не станет, а показать белорусам, что есть альтернатива и она намного более привлекательная, чем быть колонией под властью нелегитимного правителя, который замарал свои руки в крови белорусов и не только белорусов.

Мы должны не забывать, что Беларусь как современное государство является соучастником военной агрессии. И это очень важный фактор. Вся белорусская идеология последних лет была построена на том, что война — это плохо, что Беларусь является одной из наиболее пострадавших республик Советского Союза во время Второй мировой войны. Но сейчас Беларусь является фактически соагрессором в этой несправедливой, преступной войне.

Всегда империи использовали порабощенные народы для того, чтобы справляться с другими порабощенными народами. И мне не хотелось бы, чтобы белорусы, не имеющие сейчас свободы, воевали на стороне имперцев, которые хотят лишить этой свободы народ Украины.

— Как вы считаете, мог бы мирный договор между Украиной и Россией, странами Запада, которые также могут поставить под ним подписи, включать пункт о Беларуси? К примеру — вывод российских войск с территории страны, проведение свободных выборов.

— Любой документ, который мы будем подписывать с русскими, будет зависеть от достижения нами поставленных целей. Естественно, наша главная цель — это вывод российских оккупационных сил с территории Украины, включая Автономную Республику Крым и город Севастополь, естественно — Донецк, естественно — Луганск, Харьковскую область, Херсонскую и Николаевскую. Это просто не обсуждается, иначе мы можем подписать просто перемирие, временное прекращение огня. Естественно, если мы говорим о прекращении огня, то каких-либо больших требований к России туда мы не можем дописать и они, естественно, не подпишутся.

Если мы говорим о идеальном варианте, когда мы наносим России поражение, то в Беларуси не должно быть угрожающих не только нам, но и НАТО, и Европейскому Союзу, сил и средств — военного контингента РФ, «Искандеров», не говоря уже про стратегические ядерные бомбардировщики. Мы помним, каким образом Путин демонстрировал свою силу и поддерживал Лукашенко во время миграционного кризиса, когда с Ближнего Востока привозили беженцев и на границах Польши и Литвы устроили спецоперацию. В то время стратегические бомбардировщики летали вдоль границ Беларуси.

Это неприемлемо как для Украины, так и для европейцев. Об этом говорил недавно и министр обороны Украины, что фактически Россия должна вывести не только с нашей территории, но на определенное расстояние (условно говоря — 100 или 200 километров от границ Украины) свои ударные силы и средства.

Естественно, в таком идеальном варианте Беларусь должна быть безъядерной и без оккупационных контингентов Российской Федерации.

Мы в Украине не признаем самозванца Лукашенко, очевидно, что его не признает и большая часть белорусов. Мы понимаем, что сковырнуть его сейчас, учитывая силовой аппарат и поддержку России, невозможно каким-то демократическим путем.

Но если мы говорим в идеологическом плане, был такой тезис, что демократии между собой не воюют. Поэтому мы не хотим воевать с белорусами, а для того, чтобы мы были добрыми соседями, реализовывали большущий экономический потенциал, который у нас есть, мы хотим видеть в Беларуси законно и легитимно избранного главу государства. Мы хотим видеть там баланс ветвей власти, а не суперпрезидентскую республику с декоративной ролью парламента. Естественно, что мы хотим видеть там свободу слова, которой там уже давно нет, мы хотим видеть там справедливый суд, который служит прежде всего праву, а не каким-то тиранам и так далее. 

Концепция Европы, свободной, неразделимой, находящейся в мире, невозможна без того, чтобы Украина, Беларусь, Молдова и Грузия не стали членами НАТО и Европейского Союза. Я понимаю, что это сейчас дико звучит, особенно с этим режимом, особенно с нежеланием некоторых европейских стран видеть Украину частью НАТО. Но в стратегической перспективе — это единственная возможность обеспечения долговременной безопасности и процветания на территории европейского континента.

И это единственный шанс России стать нормальной страной, когда она не будет иметь возможности расширяться на Запад, не будет иметь колонии в виде Украины, Беларуси, Молдовы и Грузии. Тогда россиянам ничего не останется, кроме как расчищать свои авгиевы путинские конюшни, заниматься своими делами, своей жизнью. Тогда у нас будет больше вариантов для развития, а не подготовки к следующей войне.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».