22 мая 2019, среда, 23:22
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Санников на Первом канале России (Видео)

56

Российские власти намерены общаться «с политическими силами Беларуси, представляющими весь спектр общественного мнения».

Как передает российский «Первый канал», видеообращение российского президента в Беларуси видели многие. Те, у кого не принимаются эфирные российские телеканалы, смогли это сделать в Интернете. Татьяна Григорьева, например, пришла с этой целью в минское интернет-кафе.

Татьяна Григорьева, жительница Минска: «Иногда очень обидно, что политика мешает в отношениях между простыми людьми».

Татьяна «под впечатлением» и констатирует: в Беларуси царит то, что принято называть «предсказуемым предвыборным политическим обострением».

Очередным его проявлением стало общение Александра Лукашенко с российскими журналистами 1 октября. Вот в каких словах белорусский правитель оценивал политику руководства России.

Александр Лукашенко: «Это необдуманная, безмозглая – если бы думали, это не делали – политика, которая навязывается сегодня нам, я думаю, что она недолговечна. Нам ввели пошлину на нефть, затем нам ввели пошлину на светлые нефтепродукты – солярку, бензин, керосин и так далее российский, короче, поступили как с самым злейшим врагом России. Вы думаете, что, грубо говоря, белорус останется один на один с собой, бесхозный, как это принято говорить? Да нет. У нас нет сегодня проблем с предложениями от других государств».

«Бесхозным» Лукашенко ощущать себя не хочет, но на самом деле «предложений от других государств» завести с ним совместное хозяйство тоже нет. Потому что модель, по которой он выстраивал экономику своей страны такова: «ты оплачиваешь мои счета, а я за это всем говорю, что ты мой лучший друг, больше платишь — крепче дружба».

Игорь Бунин, политолог: «Он, с одной стороны что-то там обещал весьма неясное, примерно так же, как и Ахмадинежад. Ничего не выполнял, не исполнял. Но одновременно пользовался и газом, и таможенными привилегиями, и большими возможностями. Сейчас этому всему наступил конец».

История с признанием независимости Южной Осетии и Абхазии после нападения войск Саакашвили в этом смысле показательна. Лукашенко агрессию осудил, и публично дал Медведеву обещание признать эти страны. Но так до сих пор и не признал.

Александр Лукашенко: «Я и не отказываюсь. И сегодня не отказываюсь. Но я ему сказал: вот последствия, мы их просчитали. Вы готовы, господин Президент, разделить, дорогой друг Дмитрий Анатольевич, с нами эти последствия? Вы готовы подставить свое плечо? Дословно: «Ну, Александр Григорьевич, давайте не будем торговаться. Это одна тема, а это другая». Я говорю: «Спасибо. Тема закончена. Если для вас эта одна тема, а это другая, продолжения разговор не имеет».

Но разговор продолжение получил, и еще какое. Саакашвили, который после признания Европой факта грузинской агрессии стал не самым желательным гостем в большинстве стран Старого Света, был принят с распростертыми объятьями в Минске и оказался в эфире главного белорусского телеканала.

Михаил Саакашвили: «Поколение пройдет, и из-за этого отчуждения новый руководитель вообще не будет понимать, что это – Россия? Где это? Мы это почувствовали в Грузии».

Сам Лукашенко крайне ревниво воспринимает появление на российских телеканалах оппозиционных белорусских политиков. Например, Станислава Шушкевича, бывшего руководителя Беларуси.

Станислав Шушкевич: «Я рад, что выступление Президента Медведева было выдержано в спокойных, достойных тонах, это пощечина, которой нет равных. Я не допускаю мысли, что если у нас будут выборы, что Лукашенко останется президентом, максимум его поддержки сейчас может быть 30 процентов».

Александр Лукашенко: «У нас есть кадры, может быть, это случайные кадры, когда журналисты учат Шушкевича, как говорить, и пускать слезу по поводу… Вот этот журналист повесился, эту фамилию, Бебенин, я, честно говоря, первый раз от журналистов услышал, когда он повесился».

Зато имена политиков и журналистов, исчезнувших за время правления Лукашенко, хорошо известны белорусам.

Лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь», претендент на пост президента Беларуси Андрей Санников: «Для нас крайне важна тема исчезнувших и убитых политиков, наших друзей, наших коллег. И то, что Дмитрий Анатольевич поднял эту тему, срезонировало очень сильно здесь в Беларуси, потому что для нас эта тема крайне важна, и мы занимаемся этим».

Политики и политологи сегодня много комментировали ситуацию.

Константин Косачев, председатель Комитета ГД по международным делам: «Тот оскорбительный тон, который, к сожалению, уже на протяжении длительного времени позволяет себе президент Лукашенко по отношению к российским руководителям, должен был рано или поздно получить адекватный ответ. Как говорится, Бог свидетель и судья, что терпение российского руководства было очень долгим, мы раз за разом позволяли, наверное сейчас можно сказать, к сожалению, позволяли президенту Лукашенко делать те или иные заявления, осуществлять те или иные действия, считая, что это, ну, если хотите, какие-то болезни развития, болезни роста Беларуси как общества, на которых спекулирует президент Лукашенко, сейчас становится понятным, что дело тут ни в каких-то этапах развития Беларуси, дело тут в личных амбициях Лукашенко, которые, увы, вышли за рамки и политической и человеческой этики».

Глеб Павловский, политолог: «Он проводит избирательную компанию как бы на конфликте. Россия выступает как виновница всех многочисленных трудностей и проблем в белорусской экономике, а они есть, они велики. И ну, строить политику на национализме — это вообще тупиковый путь. А для страны союзницы России это что-то невероятное».

С оценками российских коллег солидарны многие белорусские политики.

Анатолий Лебедько, лидер Объединенной гражданской партии Беларуси: «Лукашенко не сможет выиграть эту избирательную кампанию. Поэтому вся интрига будет заключаться в том, что кампанию, не признает ее итоги только то, что западнее Беларуси, или и Россия тоже выступит с оценками, исходя из оценок и стандартов ОБСЕ. Если Лукашенко не получит признания на Востоке и Западе, и, не имея признания внутри Беларуси, эта власть просто подвисает в пространстве».

На той же самой пресс-конференции, на которой Лукашенко назвал политику российского руководства «безмозглой», он предположил, что ему не составит труда вернутся на прежний высокий уровень отношений и даже превзойти его! Антироссийскую риторику он, очевидно, хотел бы списать на «издержки предвыборного периода».

Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности: «Это такое классическое оборонное мышление. Лукашенко пытается убедить страну, что кругом недруги, на Западе и на Востоке, и что даже Россия оказалась такой страшной и коварной. И только он, президент Беларуси, может спасти народ в эту трагическую минуту. Это классический на самом деле прием, свойственный таким мелким авторитарным лидерам, которые пытаются убедить народ, что кругом все небезопасно и надо делать ставку на него. В общем-то, те же фокусы мы в Северной Корее наблюдаем».

Как раз с возвращением на прежний уровень будут проблемы — об этом свидетельствуют уточнения, которые сделала пресс-секретарь президента РФ Наталья Тимакова: «С учетом последних комментариев, которые дал президент Беларуси в последнее время, очевидно, что эти отношения уже не будут прежними. Политические контакты будут продолжены. Представители российских властей и политических структур намерены общаться со всеми политическими силами Беларуси, представляющими весь спектр общественного мнения».

Таким образом, если конечной целью политики Александра Лукашенко было достижение полной самоизоляции по периметру госграниц, то он ее блестяще достиг. Касается это, однако, только его самого, а не Беларуси.