8 августа 2022, понедельник, 13:19
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

ЕАЭС - очередной фальстарт

3
ЕАЭС - очередной фальстарт
Леонид Злотников

Евразийский союз можно сравнить с «Андским сообществом наций», «Западно-Африканским экономическим и валютным союзом» или «Восточно-Африканским сообществом».

24 марта Лукашенко заявил: «У нас обратного пути нет. Нам нужно совершенствовать Евразийский экономический союз, создавать союз не хуже ЕС. В противном случае мы перед нашими людьми будем выглядеть болтунами».

Но не надо долго ждать. Достаточно оглянуться назад и оценить сегодняшнее состояние, чтобы сказать, что опять ничего не получилось.

Начальной точкой создания ЕАЭС считается выступление президента Казахстана Назарбаева в 1994 году перед студентами МГУ. Тогда он предложил интеграционную парадигму создания Евразийского экономического союза. В 1995 году «тройка» стран (Беларусь, Казахстан и Россия) подписали Соглашение о Таможенном союзе (ТС).

В 2000 году пятью странами подписано соглашение о создании Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). В 2003 году президенты Беларуси, России, Казахстана и Украины подписали соглашение о формировании Единого экономического пространства. Но все перечисленное выше - это фальстарты.

Новый цикл соглашений об интеграции начался в 2009 году. В спешном порядке опять организуется ТС Беларуси, России и Казахстана (2010-2011 годы). Но при этом сохраняются «существенные различия» в национальных законодательствах, затрудняющих функционирование ТС. Например, ставки таможенных сборов могли определяться национальным законодательством государств-членов ТС. Договоренности о взаимном признании сертификатов происхождения товаров не всегда выполнялись, что затрудняло и удорожало перемещение товаров между странами ТС и т. д. В экспертном сообществе неоднозначно восприняли очередной ТС, поскольку такие ТС (Беларусь –Россия - Казахстан) уже существовали ранее и также исполнялись лишь частично.

С 2012 года начало функционировать Единое экономическое пространство (ЕЭП) трех государств и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), как якобы наднациональный орган для регулирования ЕЭП. И наконец с 2015 года вступил в силу Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). В 2015-12016 годах к нему присоединились Армения и Кыргызстан. Но это не значит, что после 2012 года процесс интеграции прошел все ступени, вплоть до экономического союза.

Напомним читателю, что обычно интеграция проходит последовательно несколько этапов. Наиболее низкая степень интеграции - зона свободной торговли (ЗСТ), когда торговля товарами и услугами между странами осуществляется беспошлинно (за исключением, как правило, сельхозпродукции). Затем следует образование Таможенного союза, когда страны ТС вводят общий таможенный тариф (пошлины) и единую систему тарифного регулирования для третьих стран.

Следующий этап интеграции – общий рынок (ОР) – когда страны договариваются не только о свободном перемещении между ними товаров и услуг, но и факторов производства (капитала и рабочей силы). На этом этапе уже требуется высокий уровень межгосударственной координации экономической политики (для ЕС, например, - это Европейский Совет глав государств и правительств, Совет министров ЕС и Секретариат ЕС). Самый высокий уровень интеграции - Экономический союз, когда к функциям предыдущего этапа добавляется общая макроэкономическая политика и унификация финансового законодательства (валютная, денежная и бюджетная политика).

Объявление о создании ЕАЭС с января 2015 года вовсе не означает, что пройдены предыдущие этапы интеграции. В основу Договора о ЕАЭС положены результаты совершенствования договорно-правовой базы ТС и ЕЭП. Это значит, что нужно еще завершить работу по созданию ТС.

Сегодня одной из проблем ТС является наличие многочисленных нетарифных барьеров в торговле товарами и услугами между странами ТС. Это – санитарные нормы, сертификаты, запреты, институт специмпортеров, субсидии и т. д. Они повышают стоимость экспортируемых внутри ТС товаров на 15-30% (Винокуров Е. Ю., Т. В. Цукарев, «Экономика ЕАЭС: повестка дня», Евразийская интеграция, 2015, №4). Сталкиваются предприниматели и с высокими барьерами экспорта в Беларусь (например, товары химии и сельхозпродукты). Не сформирован единый рынок ТС энергоресурсов. Его формирование, а значит, и формирование ТС, планируется завершить лишь в 2025 году.

Большую пробоину в едином рыночном пространстве ТС проделал Казахстан. В конце 2015 года он был принят в ВТО. С декабря 2015 года на 3500 товаров на территории страны применяются ввозные таможенные пошлины более низкие, чем ставки пошлин Единого таможенного тарифа ЕАЭС. Средневзвешенный тариф Казахстана снизился с 10,4% в ЕАЭС до 6,5%. Самые низкие импортные пошлины теперь установлены на импорт товаров машиностроения и продовольствия. Казахстан обязался либерализовать условия работы на внутреннем рынке услуг. В результате через 5 лет зарубежные банки получат право напрямую открывать свои филиалы и вести в республике банковский бизнес. Открытие филиалов зарубежных банков (чего не собирается делать Россия) делает большую пробоину в будущем едином экономическом пространстве.

Чтобы совместить членство в обоих объединениях, Казахстан обязался не допускать реэкспорта в другие страны ЕАЭС продукции, импортированной по более низким ввозным пошлинам. С этой целью планируется создать специальную систему учета на основе электронных счетов-фактур (ЭСФ), данными которой уполномоченные органы стран ЕАЭС будут обмениваться в режиме реального времени. Еще ранее, в 2014 году, Россия фактически тоже торпедировала ТС, объявив антисанкции Западу и не согласовав их с коллегами по ТС.

Приведенные примеры показывают, как далеко еще до создания Таможенного союза, не говоря уже об Экономическом союзе.

***

Инициаторы создания ЕАЭС хотят повторить успех интеграции в ЕС. Но Евразийский экономический союз ожидает судьба других, уже забытых, интеграционных объединений, тоже пытавшихся повторить опыт Европейского союза. Например, это – «Андское сообщество наций», экзотический «Западно-Африканский экономический и валютный союз» или «Восточно-Африканское сообщество».

Ученые уже описали причины провала при попытках перенять опыт ЕС. Там, в ЕС, создавалось сообщество демократических стран c рыночной экономикой, а в случае ЕАЭС большинство участников составляют недемократические страны:

«Соответственно, поиск компромиссных вариантов решения проблем в Евразии крайне затруднен. Особенно важной в этом плане является роль недемократических государств, которых на евразийском континенте большинство… Из-за специфики политической системы им гораздо сложнее реализовывать интеграционные проекты, чем демократиям. Это происходит из-за меньшей готовности даже к ограниченным уступкам суверенитета за счет международных соглашений, а также более низкой «достоверности» данных ими обязательств» (Винокуров Е. Либман А. «Евразийская континентальная интеграция», СПБ, 2012. с. 68).

Орган управления ЕАЭС – Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). На всех уровнях иерархии управления в ЕЭК решения принимаются консенсусом, включая Высший Совет, который состоит из глав государств или правительств. Есть Евразийский суд, который может констатировать нарушение, но не может принудить страну к выполнению его решения. Он может лишь пожаловаться на страну-нарушителя в Высший Совет. А там – консенсус президентов. Никто никого не может заставить выполнить даже решение суда. Лица, принимающие решения на всех уровнях ЕЭК, представляются к должности каждой страной союза на паритетных началах на 4 года. И на новый срок они опять представляется или не представляется своей страной.

В общем, в ЕАЭС созданы все условия для соблюдения суверенитета страны. Если бы в ЕС была такая система управления, то он давно бы распался. Там национальное государство лишено рычагов воздействия на своих граждан, принимающих решения в Европейской Комиссии.

Есть несколько причин, по которым ЕАЭС может оказаться не более долговечным, чем его предшественники. Но самый главный фактор его нежизнеспособности – описанная система управления на принципах консенсуса:

«Проблема состоит в том, что недемократические государства нередко превращают формальные интеграционные соглашения… в инструмент поддержки «дружественных режимов», … как это почти два десятилетия происходила на постсоветском пространстве» (там же).

И наиболее проблемной страной для интеграторов ЕАЭС оказалась Беларусь, «Понятно, что продвижение экономических отношений с «зазеркальной» Белоруссией дальше банальной торговли выглядит делом крайне затруднительным, пусть даже и в рамках ТС. Да и с торговлей надо серьезно разбираться…» (Ивантер А. Лебедь, «Рак да Щука против Дракона», Union-report.ru)

Лукашенко, очень вероятно, не поступится суверенитетом страны, например, во имя введения общей валюты в ЕАЭС. Тогда не будет никакого Экономического союза.

И его мрачное предсказание сбудется.

Леонид Злотников, специально для charter97.org