24 октября 2017, вторник, 7:02

Что рассказали соседи раненого милицией минчанина

30

Жители подъезда, в котором милиционер стрелял в мужчину, противоречиво описывают события ночи.

Вызов милиции одними соседями на других из-за шума, гулянок и поздних застолий — дело обычное. Однако чтобы подобные вызовы завершались применением табельного оружия со стороны сотрудников правоохранительных органов… То, что произошло в новогоднюю ночь (а, вернее, уже ранним утром) в доме на проспекте Любимова в Минске — случай экстраординарный.

Напомним, в милицию в 06:40 поступила жалоба на шумное празднование в квартире. На вызов пришел один милиционер. Его контакт с хозяином квартиры 28-летним Андреем завершился применением табельного пистолета: одним предупредительным выстрелом и двумя прицельными.

Оба участника конфликта сейчас находятся в больнице: хозяин квартиры — в стабильно тяжелом состоянии, правоохранитель — с «черепно-мозговой травмой и другими повреждениями».

Учитывая, что версии произошедшего у представителей отдыхавшей компании (Андрей отмечал Новый год со своей супругой и несколькими друзьями и их женами/девушками) и у правоохранителей несколько расходятся, корреспонденты naviny.by вечером 4 января отправились пообщаться с соседями Андрея в надежде найти очевидцев инцидента, которые смогли бы прояснить ситуацию.

Квартира Андрея располагается на первом этаже в правом тамбуре. В нее журналисты не звонят — с матерью молодого человека пообщались по телефону до выезда на Любимова, она и супруга сына отказались от общения.

Всего на этаже четыре квартиры: по две в правом и левом тамбурах. Звоним в квартиру, находящуюся в тамбуре с квартирой Андрея. Тишина.

Перешли на левую сторону. Дверь открывает парень. «Меня не было тут в новогоднюю ночь, о произошедшем сам узнал только из интернета. Андрея и его семью не знаю», — говорит молодой человек.

Журналисты позвонили в соседнюю квартиру. Открыл мужчина. Он отмечал Новый год дома, но ничего нового нам не рассказал.

— Проснулся из-за шума в подъезде. Вернее, не я проснулся, а жена, по ее словам, проснулась от двух хлопков, меня разбудила. Я даже не слышал их. А потом крики были на площадке. Парня этого увезли минут через двадцать после выстрелов, не сразу «скорая» приехала. Кто вызывал милицию, непонятно. Больше ничего сказать не могу, я не выходил из тамбура, когда это все началось.

— Говорят, компания в квартире Андрея шумно отдыхала, мешала соседям.

— Нет-нет, не было шума. Я часа в два ночи выходил, все было тихо. Я ничего не слышал.

— Андрея и его семью вы знаете?

— Я знаю его родителей. А самого Андрея не особо. Они сначала сдавали квартиру, сам Андрей живет здесь с весны.

Корреспонденты поднялись на второй этаж. Облом. В квартирах ни в правом, ни в левом тамбурах нет никого, либо не открывают. В подъезде пришлось стоять еще минут пятнадцать: может, хозяева хотя бы одной квартиры вернутся домой (на часах 19:35). Никого.

Еще в редакции, изучая карту, куда именно идти нужно на Любимова, журналисты подметили, что в ста метрах от дома Андрея находится опорный пункт милиции. Пока соседей все равно нет, пошли в гости.

Показали удостоверения дежурному. Спросили, не их ли сотрудник ходил проверять сообщение о шумном поведении по Любимова, 19 к. 2 в новогоднюю ночь. «Наш», — ответил другой сотрудник, сидящий рядом.

К сожалению, дальше диалог не развивается. Милиционеры объясняют, что они не имеют права отвечать на наши вопросы и советуют обратиться в пресс-службу.

Корреспонденты возвращаются к подъезду. Звонят в домофон в квартиру, соседнюю с Андреем. Есть контакт! Отвечает мужчина.

— Мы журналисты, можно ли с вами побеседовать?

— Ко мне пару секунд назад следователь пришел.

— Мы подождем, после следователя можно будет к вам зайти?

— Ну, хорошо.

Зашли в подъезд, на второй этаж. Снова звонят во все квартиры. Опять расстраивающая тишина. В подъезд входит девушка, идет наверх по лестнице, а не вызывает лифт. Смотрит на корреспондентов, они на нее.

— Простите, вы были тут в новогоднюю ночь? Можете рассказать, что случилось?

— На самом деле орали, пищали в квартире Андрея, одуреть можно было, — идет на контакт соседка. — Мы живем над квартирой Андрея по стояку, не буду говорить, на каком этаже. И фотографировать меня не надо! Вот (показывает на дверь), в подъезде говорят, они вызвали милицию, квартира над квартирой Андрея. Там девушка живет. Шум был действительно. Не надо рассказывать, что они вели себя тихо. Мы не спали до 6 утра вместе с ними. Андрей, говорят, такой положительный весь — не надо ля-ля. У нас с ним был конфликт. Говорят, он такой тихоня, но я допускаю версию, что он открыл дверь, и произошло то, что случилось. Насколько я знаю, у них были терки с этой квартирой (снова показывает на дверь квартиры, располагающейся над квартирой Андрея). Подчеркиваю, я не утверждаю, что они вызвали, но так говорят. А свидетелей самого инцидента в подъезде нет. Никто не видел, что произошло между Андреем и милиционером.

Журналист жмет на кнопку звонка квартиры, из которой, по словам девушки-собеседницы, поступил вызов в милицию. Не понятно, работает ли звонок вообще. Вроде, нет. Вдруг девушка неожиданно предлагает: «Давайте выйдем на улицу, посмотрим, горит ли свет в этой квартире, дома ли они».

Свет горит. Набрали в домофоне номер этой квартиры — автоматический сброс вызова. Еще раз — то же самое.

Вновь зашли в подъезд, поднялись на третий этаж. Открыли хозяева квартиры в правом тамбуре, но не той, которая по стояку с квартирой Андрея. Они кратки: «Шума не слышали. Его не было».

Что ж, остается поговорить только с соседями Андрея по тамбуру, у которых в данный момент следователь. Спустились на первый этаж, и из правого тамбура в этот момент выходит мужчина.

— Простите, а вы случайно не следователь?

— Следователь. А вы кто?

— Журналисты. Ну, раз вы закончили в той квартире, пойдем и мы поговорим, хозяин обещал.

— А вот теперь он уже вам вряд ли что-то скажет, он предупрежден об ответственности за разглашение информации по следствию.

На просьбу рассказать о каких-то новых, возможно открывшихся, деталях расследования и вероятных сроках его завершения следователь деликатно отказал, порекомендовав обратиться к пресс-офицерам.

Поздравив друг друга с наступающим Рождеством, корреспонденты направились к выходу, а следователь нажал на звонок квартиры левого тамбура…