25 мая 2017, четверг, 19:24

Новогодняя стрельба: очень много вопросов к милиции

155
Олег Волчек
Фото: charter97.org

Оценка бывшего сотрудника прокуратуры новогоднего ЧП со стрельбой.

Дело в отношении новогодней милицейской стрельбы идет односторонне.

Многие из бывших сотрудников правоохранительных органов возмущены тем, что МВД и СК, по сути, уже объявили, что Андрей Гавроша преступник, несмотря на то, что еще даже не пришел в ясное сознание.

Без проведения комплекса оперативно-следственных действий, а в этой ситуации очевидно, что их еще не было, нельзя вообще предъявлять обвинение пострадавшему. 

Для начала СК обязан провести следующие действия: следственный эксперимент с милиционером, потом с потерпевшим; очные ставки; дождаться заключения баллистической и криминалистической экспертизы, которые определят, а мог бы сотрудник милиции в таком положении стрелять в потерпевшего или не мог; по ранам у потерпевшего эксперты установят в каком положении страж порядка находился по отношению к Андрею; проверить показания обоих на детекторе лжи; собрать характеризующий материал; установить и опросить других свидетелей, кто-то мог что-то слышать и другие следственные действия. Возможно, тогда и будет что-то проясняться.

Мое мнение не поменялось: уголовное дело должно быть возбуждено по факту применения оружия сотрудником милиции.

Неправомерная мера пресечения в отношении потерпевшего

Заключение под стражу в качестве меры пресечения возможна только в отношении подозреваемого или обвиняемого. Но чтобы решить этот вопрос, прокурор обязан хотя бы иметь объяснения от пострадавшего. Последний в реанимации и еще неизвестно, выживет или нет.

Даже, если и опросили его, то какую угрозу для общества представляет тяжело раненый Андрей, чтобы его содержать под стражей? Разве у него были попытки скрыться от следствия или воспрепятствовать восстановлению истины по делу? У него есть постоянное место работы и уверен, что там Андрей характеризуется положительно. Учитывая состояние здоровья, даже если он и подозреваемый, можно его изолировать под домашний арест, тем более по состоянию здоровья он не скоро выйдет на улицу. И это было бы гуманно и человечно по отношению к больному человеку. Не исключено, что от полученных травм он станет инвалидом.

Оружие применять в той ситуации было категорически нельзя

Меня смущает, что сотрудник стрелял в безоружного человека, у которого не было в руках каких-либо предметов орудия для нанесения телесных повреждений. Если он стрелял в спину потерпевшему, это не может быть самооборона, как утверждает сотрудник милиции.

Вина пострадавшего не доказана, поскольку строится только на голословных и противоречивых показаниях милиционера, у которого нет свидетелей его правоты.

А вот милиционер, стрелявший в человека, нарушил закон об органах внутренних дел, применив оружие в ограниченном пространстве, где могли пострадать и другие лица. Кроме того, его прямая обязанность до приезда следственной группы оставаться на месте и охранять место преступления и другие вещественные доказательства. При этом, виновен или нет, но милиционер был обязан оказать пострадавшему. Мы видим на кадрах фото, что жена оказывает первую необходимую помощь мужу, но не он или другие сотрудники милиции.

Кто вызывал сотрудника милиции?

На вызовы граждан выходят, как минимум, два сотрудника милиции, тем более, если верить версии МВД, был сигнал о нарушении общественного порядка в квартире группой лиц. С этой целью выезжают либо ОМОН, либо оперативно-дежурная группа РУВД, но не сотрудник патрульно-постовой службы. Сотрудники ППС несут службу по охране общественных мест, но они не имеют доступа в частное жилище. Для этого есть участковые инспектора, которые могут позвонить собственнику и начать с ним разбирательство.

Хозяйка квартиры и ее друзья опрашивали соседей, но никто так и не подтвердил информацию о вызове ими сотрудников милиции. Любой вызов в милицию фиксируется. А может это был частный визит сотрудника милиции по каким-то другим основаниям?

Просто выйти на поступивший сигнал сотрудник милиции не может, так как это согласуется с дежурным по РУВД. Почему дежурный РУВД на вызов отправил одного сотрудника? Также есть вопрос к начальству об умении организовать правильно дежурство на вверенном участке в праздничный вечер.

Разглашения материалов дела запрещено

Дискредитация потерпевшего уже началась, объявив, что экспертиза нашла у него в крови 2 промилле алкоголя.

Снова большая ошибка, что правоохранительные органы распространяют отдельные материалы дела для общественности. Их цель ясна - показать общественности, что человек пьющий. Однако и здесь не вижу нарушения какого-либо закона, так как человек употреблял спиртное в своей квартире с друзьями в праздничный день.

По медицинским нормативам 2 промилле алкоголя в крови - это серьезное опьянение, в таком состоянии невозможно оказывать активное сопротивление милиционеру, поскольку самому гражданину без посторонней помощи сложно передвигаться.

Общественный порядок в своей квартире мужчина не нарушал, так как шуметь в квартире в ночное время запрещено с 22 часов вечера до 6 утра. А сотрудник попытался войти в квартиру в 6 часов 40 минут, так что Андрей с друзьями имел полное право отмечать Новый год в компании друзей и не впускать к себе посторонних граждан, в том числе сотрудника милиции.

Следствие изначально взяло обвинительный уклон

Больше всего вызывает опасения, что потерпевший находится под усиленным контролем трех милиционеров. И это закрытое лечебное учреждение. Думаю, что когда он будет в сознании, необходимо нанять независимого адвоката, а не бесплатного, который сейчас у него есть. Родственники должны начать защиту Андрея, направив в прокуратуру заявление о возбуждении уголовного дела против сотрудника милиции за превышение власти и начать свое независимое расследование, собирать улики, доказательства невиновности близкого человека. Необходимо понять, что уже на этой стадии следствия нет объективного и всестороннего разбирательства. Следствие взяло обвинительный уклон.

Это дело показывает общественности, что в стране отсутствуют самостоятельные и независимые следственные органы, прокуратура полностью бездействует и не выступает защитником прав граждан. Мало того, прокуратора дает заключение под стражу, понимая, что человеку необходим покой и уход родственников, а не тюремные конвоиры.

Сегодня граждане должны проявлять активность и включаться в солидарные кампании против нарушения прав человека по любому поводу, даже если это их лично не касается.

Олег Волчек, участник гражданской инициативы «Шаг к закону», специально для charter97.org