26 мая 2018, суббота, 7:22
Рубрики

Что прячут в «спецфондах» Лукашенко и его вассалов?

36

Мы наблюдаем самый непрозрачный передел бюджета 2018 года.

Во вторник «депутаты» «палаты представителей» одобрили госбюджет страны на 2018 год. В результате, практически все расходные статьи урезали примерно на 10%.

«Депутаты» решили сэкономить на «тунеядцах», намекнув, что пособие по безработице не будет повышаться. Обрезали расходы на культуру и здравоохранение. Традиционно выросли расходы на силовые структуры.

Казалось бы, ничего нового в бюджете «социально-ориентированного» государства: силовики и приближенные получат новые «подачки», а рядовым гражданам предложат «затянуть пояса». Но в глаза бросается интересная цифра: резервный фонд Лукашенко увеличился примерно в два раза и составит 1,2 млрд рублей.

Минский экономист, эксперт проекта «Кошт урада» Дмитрий Иванович отметил, что аналогичные резервные фонды предусмотрены и в регионах. Эксперт обратил внимание на непрозрачный характер расходов таких фондов, предупредив, что может получиться так, что «образуются такие своеобразные удельные князья в различных областях».

Чтобы разобраться в ситуации, сайт Charter97.org обратился за комментарием к экономисту Льву Марголину.

- Что касается резервного фонда Лукашенко, то он существует все 23 года его правления. Этот фонд всегда был абсолютным «черным ящиком». Никто не знает сколько там средств, да и не все знают сколько туда вообще начисляется. На что идут средства из фонда Лукашенко также неизвестно. Иногда появляется отдельная информация про проведение какого-то конкурса за счет этого фонда, но это же сущие мелочи.

Что же касается резервных фондов в областных бюджетах, то они, как правило, создавались для решения неотложных задач. Например, какое-то стихийное бедствие произошло в области, прервана подача электричества для 20 тысяч людей. Бюджетом это непредусмотренные расходы и на них нужно откуда-то брать финансирование.

Естественно, что такие фонды и расходы не могут быть значительными. Это все-таки небольшой, страховой запас. А тот факт, что они растут, говорит о том, что, во-первых, бюджет действительно становится еще более непрозрачным.

Во-вторых, видимо, он настолько трещит по швам, что проще губернатору выделить какой-то объем средств, чтобы он оперативно (где коротко, там и рвется) затыкал какие-то «дыры». Я считаю, что это не есть хорошо.

Хорошо, когда депутаты контролируют все расходы в стране. А у нас и так имеется одно очень большое направление расходов, которое не контролируется — это так называемая «инвестиционная программа», которая действует в стране.

Относительно инвестиций, в соответствии с этой программой, «депутаты» голосовали только за общую цифру, а уже сам план инвестиций решало правительство на свое усмотрение. В частности, таким образом, туда попали такие объекты строительства, как резиденции Лукашенко, строительство поликлиники для высших должностных лиц и тому подобное.

- Как отразятся на жителях регионов подобные непрозрачные фонды?

- Понимаете, на людях отразится общее сокращение бюджета. Мы ведь знаем, как у нас принимается бюджет. Это в соседней Украине могут «чубы трещать», а у нас «депутаты» могут пообсуждать для проформы, но все равно проголосуют «за».

Иногда это занимает один день, иногда два, поэтому, по-большому счет, голосуют «депутаты» за открытый бюджет или непрозрачные резервные фонды, народу от этого ни холодно, ни жарко. О народе в этом бюджете думают в последнюю очередь.

В приоритете - расходы на силовиков или «инвестиционная программа», которая призвана решать проблемы Лукашенко и его приближенных.

- На сколько со стороны властей «логично» увеличивать личный фонд Лукашенко, расходы на силовые структуры, когда в бюджете нет денег на увеличение пенсий, пособий?

- Я думаю, что это все взаимосвязано. Когда нужно урезать и то, и то, и то, нужно это как-то объяснять народу и даже «депутатам», которые ведь тоже могут в теории задавать вопросы. Скорее всего, это объясняют таким образом: сокращаем у всех, но вот у «губернаторов» есть «резервный фонд» и если возникнут проблемы в том же здравоохранении или образовании, то губернатор сможет из этого фонда «оперативно решить» возникшие проблемы. В любом случае, эти резервные фонды будут абсолютно непрозрачными для общественности. Все наши «удельные князья» покорные и послушные вассалы главного «управленца».