14 декабря 2017, четверг, 12:56

Роман Безсмертный: Белорус — это классический партизан

17
Роман Безсмертный

Тот, кто попытается захватить Беларусь, наберется лиха.

О том, что сейчас происходит в белорусско-российских отношениях, рассказал "КП в Украине" экс-посол Украины в этой стране, бывший член контактной группы по переговорам в Минске Роман Безсмертный.  

— Почему на этом фоне Минск решил запретить въезд в страну для украинца Жадана?

— Это связано с тем, что Беларусь, Россия и Казахстан имеют общую таможенную границу. У каждой из этих стран есть свой перечень персон нон грата, которым запрещен въезд. Но этот список обязателен для выполнения всеми странами единого таможенного пространства.

В российском списке было около 300 украинцев еще в мирное время, теперь он еще больше расширен. То есть запрет на въезд Жадана не инициатива Лукашенко и белорусских властей, а общее требование единого таможенного пространства. А отменили этот запрет как исключение.

Фото из архива

— Это все происходит на фоне очередного осложнения отношений между Минском и Москвой. Что случилось?

— Этому есть несколько причин. Москва пока отказывается предоставлять Минску 3-миллиардную помощь из Евразийского фонда, что серьезно бьет по бюджету республики. Кроме этого, Россия требует от Лукашенко платить более высокую цену за свои нефть и газ. Также обострилась дискуссия в отношении контроля белорусскими властями над российскими военными базами на территории Западной Беларуси. То есть это просто попытка Лукашенко выбить финансовые и экономические преференции. Но даже при этом не стоит спешить делать выводы об окончательном разрыве между Лукашенко и Москвой.

— Тем не менее, в среде российских политиков и депутатов в последнее время идут разговоры, что Россия может и должна аннексировать Беларусь. Об этом же говорят и некоторые западные эксперты. Насколько вероятен такой сценарий?

— Такое развитие событий сейчас исключить нельзя. Беларусь, как и Украина, ментально разделена на две части — запад и восток. Две западные области —  Гродненская и Брестская и часть Минской — явно ориентированы на Запад. А четыре восточные —  Гомельская, Витебская, часть Минской и Могилевская — сориентированы на Восток. И в них очень сильны пророссийские настроения, периодически появляются листовки типа: "Витебск —  русский город". А в социальных сетях Беларуси активно действуют пророссийские организации. То есть свой Крым и Донбасс в Беларуси уже есть.

Механизм подготовки к присоединению Беларуси к России уже давно запущен. Но, с другой стороны, этот же механизм и удерживает Лукашенко в нынешней системе координат зависимости от Москвы. Тем более что большинство белорусских предприятий и активов уже давно находятся в собственности россиян. 

— В случае попытки присоединения белорусы будут как-то этому противодействовать и защищаться? 

— Нужно понимать, что белорусы очень дисциплинированные и законопослушные люди. Но при этом не стоит забывать, что одновременно с этим белорус — это классический партизан. Для этого достаточно вспомнить Вторую мировую войну. Поэтому тот, кто попытается захватить страну, наберется лиха, в этом можно не сомневаться. Запас для партизанщины у них очень большой. Это народ сам себе на уме, и у него очень сильны государственнические настроения.  То есть белорусы будут воевать, и такого блицкрига, как, например, в Крыму, там не выйдет.

Да и сам Лукашенко, с одной стороны, заигрывая с Москвой, с другой — также пытается как-то придерживаться государственнической позиции. За последние годы в Минобороны, Генштабе страны прошла серьезная ротация кадров. Из среднего и высшего звена негласно выводились этнические россияне, а их место занимали белорусы и даже украинцы. Мне об этом в частных беседах говорили многие белорусские политики и чиновники.  

— А в каком состоянии сейчас находится белорусская армия?

— Там есть потешная армия для парадов, но есть и ряд боеспособных частей, способных дать отпор. Кроме этого, в Беларуси в прошлом году утверждена новая военная доктрина, в рамках которой есть такое понятие, как войска территориальной обороны. По-простому — это партизанские отряды на случай войны. А поскольку со стороны Запада на Беларусь никто нападать не собирается, то они могут быть использованы только для отражения агрессии с Востока. И если ехать из Гомеля в Минск, то можно увидеть оборонные редуты, которые развернуты на Восток. 

— Принято считать, что Беларусь — это чуть ли не последний оплот советской ментальности на постсоветском пространстве. Это действительно так?

— Отчасти это касается основной массы белорусов. А вот в среде культурной, научной, части политической элиты (не лукашенковской) давно созрели другие взгляды. Например, во многих исторических трудах белорусских ученых можно найти такую трактовку, что "белорус — это ославяненный литовец", в смысле наследника Великого княжества Литовского.

Действительно, белорусы очень дисциплинированные и законопослушные люди, чем напоминают прибалтов. И там уже давно не верят в миф о "трех братских народах". В исторической среде, например, очень популярны темы о литовско-российских войнах. 

— А белорусы, как и украинцы, ездят на заработки на Запад, в Польшу?

— Не только на заработки, но и на учебу. Мечта любого белорусского чиновника — отправить своих детей на обучение в Западную Европу или как минимум в Литву. Каждые выходные в сторону Вильнюса выстраиваются многокилометровые очереди автомобилей из Беларуси, а в воскресенье — назад. В польский Белосток ходит прямая электричка. Так что белорусский истеблишмент в основном сориентирован на Запад, а сами белорусы по своей ментальности большие европейцы, чем украинцы. 

— А какое отношение у белорусов к украинцам?

— На территории Беларуси вещают те же СМИ, что и в России. Так что в большей массе отношение белорусов из восточных областей к украинцам такое же, как и у россиян. Но если посидеть с ними за столом, за рюмкой водки и куском сала, то они начинают задумываться о происходящем в Украине.  

— Какая вероятность нанесения российского военного удара по Украине со стороны Беларуси?

— Это зависит только от Путина, но не от Лукашенко. В этих вопросах российский президент не советуется со своим белорусским коллегой. И нам нужно думать об этом очень серьезно, так как это направление у нас совершенно не закрыто.