23 августа 2017, Wednesday, 1:37

Подводные камни нового Шелкового пути

6

Для Беларуси отведена роль потребителя китайских комплектующих.

Отправляясь в Шелковый путь, мы учитываем только плюсы от своего участия и многомиллионные инвестиции. Не менее важно знать и слабые места этого глобального проекта и не забывать о них при формировании внешнеэкономической стратегии страны, пишет Олег Мазоль для «Белорусы и рынок».

Новый Шелковый путь представляет собой транспортный маршрут, состоящий из сети автомобильных и железных дорог, трубопроводов и морских путей, объединенных для перемещения грузов и пассажиров из Китая в страны Европы и другие регионы мира. Идея была сформулирована председателем КНР Си Цзиньпином в сентябре 2013 года, а сам проект рассчитан на срок до 2049 года. Заявленные объемы инвестиций в сотни инфраструктурных проектов (железные дороги, автотрассы, порты, электростанции и индустриальные парки) достигают 3 трлн долларов.

Конечно же, участие в таком проекте и получение доли китайских инвестиций выгодно Беларуси. В теории. На практике же у данного глобального проекта есть немало слабых мест.

Как ни странно, это в первую очередь интересы самой Поднебесной. Прежняя китайская экономическая модель (по большей части экстенсивного роста) постепенно истощается на фоне ухудшения внешней конъюнктуры и снижения мирового спроса. Следовательно, для поддержания прежних темпов экономического роста и загрузки производственных мощностей КНР начала переориентацию на внутренний рынок — развитие экономик континентальных регионов.

С этой точки зрения вполне логично искать новые рынки сбыта для своих региональных центров экономического роста. Целью Шелкового пути как раз и является их поиск вдоль новых транспортных маршрутов, а также диверсификация и обеспечение бесперебойных поставок энергоресурсов и сырья на китайский рынок.

Одновременно Поднебесная готова инвестировать в транспортную инфраструктуру с целью загрузки создаваемых предприятий. Если исходить из такой логики, то, скорее всего, Беларуси может быть отведена роль потребителя китайских комплектующих, которые с высокой долей вероятности заменят российские аналоги, и поставщика сырья и сырьевых товаров с низким уровнем переработки.

Кроме того, нельзя забывать, что проходящий через Беларусь маршрут является одним из многих, а это значит, что нет никаких гарантий на то, чтобы получить значительные китайские инвестиции в транспортную инфраструктуру нашей страны. Более того, выбирая белорусское направление, китайцы решают сразу две свои (а не наши!) проблемы. Во-первых, Поднебесная минимизирует инвестиции в транспортную инфраструктуру, поскольку в Беларуси она и так уже весьма развита и довольно современна, а значит, серьезные вложения не понадобятся. Во-вторых, китайцы решают проблему сбыта своих товаров. Поскольку выпускать продукцию из китайских комплектующих будем мы, то и продавать ее придется тоже нам. Таким образом, их проблема продаж автоматически становится нашей, особенно если учесть неопределенность по поводу вступления страны в ВТО.

К тому же до сих пор все крупные китайские инвестиции в Беларуси были связанными (доля китайского оборудования, работ и услуг должна составлять не менее половины) и, более того, гарантировались государством. Следовательно, и отдавать их придется государству, то есть населению нашей страны, а вот будет ли чем, особенно если учесть не самое, мягко говоря, современное китайское оборудование, поставлявшееся в Беларусь, неизвестно.

Наконец, нельзя игнорировать фактор Европейского союза. Неплохо бы знать, что там думают о готовящейся экспансии белорусско-китайской продукции? Ведь и до этого КНР неплохо справлялась с экспортом своих товаров на европейский рынок. Если же учесть высокий уровень введенных Евросоюзом тарифных и нетарифных барьеров в отношении отечественной продукции, то, вполне вероятно, именно наша страна станет конечным пунктом назначения белорусской ветки нового Шелкового пути. При этом выпущенная совместными проектами белорусско-китайская продукция станет еще одним конкурентом отечественных товаров, произведенных как на государственных, так и на частных предприятиях.