23 ноября 2017, четверг, 8:09

Сморгонский программист борется с «телефонным правом» военкомата

50

Призывник требует, чтобы повестку присылали, как это предписано законом.

23 марта читателю onliner.by Георгию позвонили на мобильный: «Добрый день. Это вас беспокоят из военного комиссариата в Сморгони. Вам необходимо явиться в военный комиссариат завтра к девяти».

Георгий ответил, что ждет повестки и что по телефону, вообще-то, звонят хулиганы, а не комиссариат. На том конце сказали: «Хорошо». И спустя время закрыли парню выезд за пределы Беларуси.

Георгию 24 года. После магистратуры БГУИРа он работает специалистом по информационной безопасности. В самом университете ходил на военную кафедру, но только год вместо двух.

— Почему? Не хватило терпения, стало жалко времени. Но год идет в зачет, поэтому, если меня теперь призовут, буду служить полгода. Если бы окончил, то все равно могли бы призвать как офицера запаса. Вот я и подумал, что нет смысла терпеть на кафедре.

После телефонного звонка из Сморгонского комиссариата Георгий сходил в кадровую службу компании, где работал.

— Я спросил, отправляли ли они в военкомат сведения обо мне. Там ответили утвердительно: письмо зарегистрировано и отправлено. Сказали, если что, повестку пришлют на место работы.

Суд вместо отпуска

Летом Георгий собирался в отпуск в Грузию. Билеты были уже куплены.

— Почитав форум оnliner.by и узнав о том, что «блочат» выезд, я решил проверить свой статус. В начале июня обратился в отдел по гражданству и миграции и получил ответ: да, с 31 мая у меня запрет на выезд, потому что я уклонист. Перезвонил в военкомат: я что, реально уклонист? Мне сказали, что я не уклонист, а «не оповещенный на мероприятия призыва» и чтобы я приходил в кабинет №7. На мои вопросы относительно нарушения законодательства мне ответили, что я могу жаловаться.

Вместо Грузии Георгий решил заняться наведением порядка со своим статусом военнообязанного и даже нанял адвоката.

— Еще до обращения в суд я общался с начальником отдела призыва, — рассказывает адвокат Олег Ракита. — Сотрудники военкомата сначала согласились отменить запрет, если Георгий приедет для вручения повестки, но позже отказались. Можем предположить, что районный комиссариат задели написанные моим клиентом жалобы. Стало ясно, что полюбовно решить проблему не получится. На этапе подготовки судебной жалобы возник вопрос: кто же принял решение о наложении запрета — единолично должностное лицо (военный комиссар) или же коллегиальный орган (призывная комиссия)? Работники военкомата уверили, что запрет на выезд был наложен призывной комиссией, что именно комиссия принимает такие решения. Как оказалось впоследствии, сообщенные военкоматом сведения не соответствовали действительности, а решение призывной комиссии по вопросу признания клиента «уклонистом» вовсе не выносилось. И это были только первые странности.

Если обратиться к уголовной правоприменительной практике (435-я статья УК), мы четко и недвусмысленно обнаружим критерии понятия «уклонист»: это лицо, подлежащее призыву, надлежаще извещенное о необходимости явки, не явившееся на мероприятия призыва без уважительных причин, что воспрепятствовало принятию решения призывной комиссии. Позиция райвоенкомата и суда первой инстанции такова: вас известили, но в ином порядке, по телефону. Даже если допустить предположение, что так называемый иной порядок извещения является правомерным, то он должен отвечать требованиям, предъявляемым к единственно законному способу надлежащего извещения: оно должно быть сделано не ранее чем за два дня до явки. Нельзя вызывать сегодня на завтра. Кроме того, извещение должно документироваться и содержать исчерпывающие сведения о причинах вызова, времени, месте явки, содержать указание на последствия неявки.

Две базовые за то, что письмо с работы пропало

Гражданским делом все не ограничилось: в отношении Георгия был начат и административный процесс. Причиной стало то, что парень не сообщил в районный военкомат сведения об изменении уровня образования и места работы.

— В вину вменяется нарушение обязанностей по воинскому учету, — комментирует юрист. — Да, на гражданине лежит обязанность извещать — но не исключительно военкомат. Существует альтернативная форма сообщения призывником изменившихся сведений: «военный комиссариат или иное уполномоченное лицо, ведущее воинский учет в организации». При приеме на работу, поступлении в учреждение образования никому и в голову не придет узнавать, известил ли наниматель или учреждение военкомат. Это компетенция кадровой службы организации и военно-учетного стола в учреждении образования.

Тем временем стали приходить ответы из ведомств, куда Георгий отправил жалобы.

Самым жестким оказался ответ из Гродненского областного комиссариата.

В общем, по всем каналам Георгий получил отказ. Разница лишь в том, что в письмах разные даты телефонных звонков, посредством которых начальник группы призыва связывался с «потерявшимся» призывником.

1:0 в пользу военкомата

Суд по гражданскому и административному делам проходил в Сморгони в середине июля. Георгий требовал отменить запрет на выезд и снять обвинение в том, что он не сообщил военкомату изменившиеся сведения о своей работе и учебе.

На первом суде, судя по аудиозаписи заседания, стороны крепко держались каждая своей правды. Георгий с адвокатом уводили в сторону законов, представитель военкомата ссылался на собственное понимание.

— Каково правовое основание ограничения выезда Георгия? — спрашивает Олег Ракита.

— Указ президента о призыве на срочную военную службу, — отвечает Андрей Симпорохов.

— А фактическое? Что он нарушил и не сделал?

— Не прибыл в феврале — мае на мероприятия призыва.

— Почему вы не объяснили по телефону, куда вы его вызываете: время, место, мероприятие призыва?

— Я услышал его ответ: нет повестки — нет явки. Нет, заказного письма не отправляли. Я считаю, что звонка достаточно.

— Ну а я, как юрист, считаю, что недостаточно…

— Ну, каждый по-своему.

Суд тоже решил по-своему: в жалобе Георгию отказать и оставить запрет в силе. Андрей Симпорохов с журналистом onliner.by общаться отказался, поэтому продолжаем словами Олега Ракиты:

— Свое решение суд мотивировал тем, что Георгий якобы «уклонист». Наша позиция такова: телефонный диалог подобного содержания — это все что угодно, но только не извещение. Считать ли неявку по телефонному звонку уклонением? Похоже, только в одном районе Беларуси есть такая практика.

Почему не прислали повестку в вуз? Не было никакой необходимости куда-то ходить, стучать в двери, разыскивать призывника и начинать административный процесс. Когда в районе нормально организован воинский учет, то и подобных проблем не возникает.

2:0 в пользу военкомата

Второй суд — по административному делу из-за несообщения данных об окончании магистратуры — Георгий и Олег тоже проиграли. Хотя на суде адвокат призывал читать не только 18-ю статью закона «О воинской обязанности и воинской службе», но и 9-ю.

— Эта статья обязывает нанимателей в недельный срок сообщать о найме или увольнении призывников. Георгий работал с 2014 года! Он же не «ипэшник», который самостоятельно ведет военно-учетную работу. Официально работал, официально учился. Составляйте тогда протоколы на нанимателей об их привлечении к административной ответственности. Неясна такая исключительная избирательность в возложении обязанностей только на призывника.

Также в суде представитель военкомата сослался на то, что, согласно решению Сморгонского Совета депутатов, лица, персонально не получившие повестки, должны явиться в военкомат самостоятельно — это было опубликовано на их сайте и в районке… Да, могут быть нормативные акты органов местного самоуправления. Но по юридической силе они уступают закону «О воинской службе и воинской обязанности», постановлению Совмина о порядке извещения и должны соответствовать вышестоящим нормативным актам.

В итоге судья оштрафовал Георгия на две базовые.

— Вы пребываете в убеждении в том, что без повестки никуда ходить не будете. Это заблуждение. Вы не военноправный, а военнообязанный. Мы все пользуемся современными технологиями. При наличии сомнений после звонка представителя военкомата вы могли бы уточнить, на самом ли деле вас искали, — заключил судья.

— Через 15 минут после того, как я вышел из суда, мне позвонили из районной прокуратуры и пригласили зайти, — рассказывает Георгий. — Там мне вручили официальное предупреждение о недопущении нарушения законодательства. В бумаге прокурор делает вывод, что я привлечен к административной ответственности. Я, конечно, с таким актом прокурорского реагирования согласиться не могу. Это очень необычно, ведь по ПИКоАП постановление суда вступает в силу через 10 дней после вынесения, если сторона не подает жалобу. Как будто бумага в прокуратуре была готова заранее.

В общем, Георгий и Олег написали жалобу еще и в прокуратуру области — и уже получили отказ, который тоже считают обтекаемым. Они продолжают добиваться отмены решения прокурора.

После этого Георгий обжаловал административный штраф в Гродненском областном суде. Тот решение районного отменил и отправил обратно в район на пересмотр. Обжалование по гражданскому делу состоится в ближайшее время.

— Я готов идти в армию, тем более если годен, — уверяет Георгий. — Пропустить две недели работы за деньги, проходя медкомиссию, — милое дело. Но я против того, что они так работают. И меня огорчает, что все это в обмен на большие налоги, которые я плачу. Сейчас времени не жалко. Трачу деньги на адвоката, зато посмотрел, как устроен суд, как реагируют прокуроры. В телевизоре «Час суда» проходит иначе. Я намерен продолжать отстаивать свои права, добиваться признания вынесенных в отношении меня решений незаконными и их отмены.

Onliner.by обратился в Министерство обороны, чтобы уточнить общую позицию относительно актуального статуса телефонных звонков вместо повесток и практики штрафования призывников за несообщение изменившихся данных об учебе и работе. Мы опубликуем комментарий, как только он будет получен.