21 сентября 2018, пятница, 4:12
На марше
Рубрики

Все по закону. А что по совести?

18

Как нуждающемуся в улучшении жилищных условий ветерану ВОВ «помогло» государство.

В редакцию «Снплюс» обратился уважаемый ветеран войны, участник освобождения Минска, полковник в отставке Виталий Яковлевич Платонов. В 2017 году ему исполнилось 95 лет. Он попросил напечатать статью о том, как когда-то советская, а сегодня белорусская власть не дали ему возможности стать собственником даже однокомнатной квартиры.

Виталию Яковлевичу выделили социальную «однушку», которой он не имеет права распоряжаться, не может прописать в нее законную жену — рано или поздно квартира должна отойти государству. Он считает, что власть поступает с ним несправедливо, много раз пытался отстоять право на собственное жилье в суде, но безуспешно. Обращался в прокуратуру, Верховный суд, администрацию Лукашенко — везде один ответ: «Все по закону». Почему 95-летний ветеран не может получить жилье в собственность? Расскажем по порядку.

Виталий Яковлевич и его супруга Тамара Тихоновна встретили меня в маленькой однокомнатной квартире на минской улице Одинцова, принадлежащей не им, а внуку Тамары Тихоновны. В 2005 году безвременно и внезапно умерла ее дочь. Пенсионерка осталась с внуком-студентом и невыплаченным кредитом, который дочь оформляла на себя, для строительства квартиры. Чтобы погасить кредит, Тамаре Тихоновне пришлось продать собственное жилье — другого выхода не было. С того времени она и прописана в этой «однушке» у внука, вместе с ней проживает муж, заслуженный человек, ветеран войны. Потому что в 95 лет невозможно жить одному в выделенной государством социальной квартире, а прописать туда супругу он не может по закону. Когда его не станет — жилье должно отойти государству.

Все чисто и скромно, много книг, на стенах рисунки, фотографии близких людей, детей, внуков и правнуков.

Ветеран к моему приходу заготовил две большие стопки документов.

— Здесь все мои заслуги, — он показывает на увесистую пачку орденов, медалей, грамот и благодарностей. — Вы должны знать, что я прожил жизнь, отдавая все свои силы Родине и Отечеству. А здесь моя жалоба, которую я написал президенту, но она до него не дошла и не дойдет!

На столе объемная стопка бумаг — обращения в госорганы, жалобы в суд, просьбы разобраться, помочь, дать то, что положено по закону. И отписки из всех органов белорусской власти.

— Я понял, что наши суды служат не людям, не закону, а конъюнктуре. Чиновники, которые подписывают ответы, с жалобами даже не знакомятся, — с горечью говорит Виталий Яковлевич.

Боевые заслуги

Виталий Яковлевич Платонов родился в 1922 году во Владимирской области. В июле 1941 года его призвали в армию и направили учиться в Челябинское зенитное училище. После ускоренного курса его направили командовать зенитной батареей для защиты Куйбышева (сегодня г. Самара). В 1944 году 73-я отдельная зенитно-артиллерийская бригада ПВО, в которой служил Виталий Яковлевич, получила задачу защищать освобожденный Минск. 17 июля во время авианалета он сбил немецкий бомбардировщик, был награжден медалью «За боевые заслуги». После войны — орденом «Красной звезды». Виталий Яковлевич участвовал в разминировании Минска, снимал снаряды и мины, установленные в Доме правительства, Доме офицеров, в руинах вдоль современного проспекта Независимости. После войны продолжил службу в войсках ПВО на территории Белорусской и Латвийской ССР. Женился на минчанке в 1947 году.

«Меня не теща посылала в 41-м на войну»

В 1968 году в Латвии Виталий Яковлевич уволился из армии по выслуге лет, вернулся в Беларусь и временно прописался в частном доме у тещи. Тогда в первый раз он столкнулся с жилищной проблемой — во время службы в армии жизнь его проходила в военных гарнизонах.

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 74 от 20 января 1960 года он имел право на выделение ему жилплощади как офицер запаса. Но еще в далеком 1969 году Виталий Яковлевич получил отказ по причине (цитирую): «Исполкомом райсовета во взятии Вас на учет по обеспечению жилплощадью отказано, как обеспеченному жилплощадью в собственном доме матери жены. Зам. председателя Фрунзенского райсовета — Н. Котков».

Виталий Яковлевич показывает мне этот отказ, датированный 1969 годом, и не может сдержать негодования:

— На каком основании этот Котков решил, что я, ветеран-льготник, должен проживать в тещином доме?! Какое я имею отношение к этому дому? Меня не теща посылала в 41-м на войну. И не теща меня оставила служить в армии на многие годы!

— А дальше что вы делали?

— Семь лет я жил в тещином доме. Потом дом решили снести. В 1977 году частный дом жилой площадью 38 кв. метров сломали и взамен нам дали маленькую трехкомнатную квартиру, ровно 38 метров жилой площади, по переулку Корженевского. Я заселился в квартиру, полученную взамен снесенного дома, заметьте, не моего дома. Но чиновники твердили — вы получили квартиру.

Какое они имеют отношение к этой квартире? Какое отношение имеет эта квартира к выполнению постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР?

— Дело-то было еще при Советском Союзе, вы в то время как-то пытались защитить свое право на жилье, положенное ветерану?

— Я ходил к председателю Фрунзенского исполкома, обращался в Мингорисполком, меня принимал заместитель председателя. Все говорили: Виталий Яковлевич, мы постановление выполним, обязательно выполним, но сейчас немножко тяжеловато с жильем… Подождите. Вот так все это и длилось.

В поисках справедливости

Виталий Яковлевич прожил со своей семьей в квартире на Корженевского до 2005 года. Выросла и вышла замуж дочь, родился внук. Так получилось, что муж дочери, тоже кадровый военный, служил в Афганистане. А когда перевелся служить в Беларусь, прописался в квартире жены. Он уволился из армии и тоже не получил квартиру. В маленькой «трешке» семье стало тесно, вроде бы создались условия для расширения жилплощади.

Что делает ветеран В. Платонов? В декабре 2005 года он пишет письмо президенту с просьбой выделить ему однокомнатную квартиру, ссылаясь на то же постановление советских времен № 74.

Что делает власть? В декабре 2006 года администрация района выделила ему однокомнатную квартиру социального пользования, без права прописки жены (Виталий Яковлевич овдовел и женился повторно в 2004 году) по ул. Скрипникова в Минске.

Этого ли добивался Виталий Яковлевич? Нет! Прочитав, на каких условиях он получил квартиру социального пользования, Виталий Яковлевич и его супруга Тамара Тихоновна пришли в ужас.

— Если условия договора вас не устраивали, почему вы согласились на это жилье?

— На тот момент нам казалось, что лучше хоть какую-то квартиру получить, чем вообще ничего, — отвечает Тамара Тихоновна. — А еще нашелся «добрый» чиновник, который посоветовал, мол, соглашайтесь пока на условия социального пользования, а там посмотрим… Мол, вы ветеран войны, уважаемый человек, вам могут в качестве исключения разрешить приватизировать квартиру или хотя бы прописать в нее жену. Виталий Яковлевич поверил…

В мае 2007 года он был зарегистрирован в новой квартире, а в августе снова обратился к президенту с просьбой разрешить ему приватизировать выделенную квартиру в порядке исключения, ссылаясь на свое право на получение льготного жилья. Это письмо было перенаправлено в Мингорисполком. Чиновники ответили отказом, сославшись на указ президента № 565 от 29 ноября 2005 года — социальное жилье не приватизируется.

Круг замкнулся.

Ветеран войны Виталий Яковлевич Платонов добровольно согласился подписать договор социального пользования. Он не может прописать супругу, потому что она когда-то добровольно ухудшила свое жилищное положение — продала принадлежавшую ей квартиру. Проживать в свои 95 лет один он тоже не может, потому что нуждается в помощи близкого человека… Где выход?

Все по закону. А что по совести?

В прошлом году Виталия Яковлевича поздравляли с 95-летним юбилеем чиновники из администрации района, депутат Палаты представителей Дмитрий Шевцов вручил ему букет на площади перед Домом правительства, ОНТ сняло об этом сюжет, а газета «Минский курьер» подготовила статью. На сайте издания есть фото поздравлений.

Кстати, Виталий Яковлевич принимал поздравления от чиновников и депутата горсовета в той самой квартире на улице Одинцова. Возможно, представители власти не знали, что ветеран так и не решил свой жилищный вопрос?

Почему о проблемах ветеранов белорусская власть вспоминает только тогда, когда ей это выгодно? Почему на словах президент заявляет: «Мы в вечном, неоплаченном долгу перед ветеранами!», а на деле из администрации президента обращения Виталия Яковлевича отправляют в Мингорисполком, где его жалобы рассматривают в обычном порядке по указу президента № 565 и присылают отписки? Почему высоким чиновникам выделяется лучшая земля в городе и льготные кредиты для строительства коттеджей, а ветерана затолкнули в жилье социального пользования на диких условиях? Почему условия договора нельзя пересмотреть и изменить?

В конце нашей встречи Виталий Яковлевич задал вопрос и попросил его опубликовать дословно:

— Я хотел бы нашей власти задать вопрос: как ветеран Великой Отечественной войны проживает в нашем правовом государстве без наличия собственного жилья, когда за него и закон, и Конституция? Это справедливо или нет?