19 сентября 2018, среда, 9:11
На марше
Рубрики

Левый бунт: партия Шульца определяет будущее Германии

Фото: EPA

Переговоры о «большой коалиции» оживили борьбу внутри СДПГ.

В социал-демократической партии Германии началось ожесточенное противостояние между умеренным истеблишментом и левыми радикалами. Цель последних – убрать руководство СДПГ в свои руки и сорвать "Большую коалицию" с партией Ангелы Меркель, пишет espreso.tv.

Переговоры всех со всеми

Переговоры о создании парламентской коалиции в Германии стартовали сразу же после парламентских выборов, состоявшихся 24 сентября прошлого года. С самого начала возглавляемые бывшим президентом Европейского парламента Мартином Шульцем социал-демократы категорически отрицали возможность продолжения коалиции с христианскими демократами Ангелы Меркель, ведь 4 года нахождения в коалиции существенно снизило поддержку эсдеков в обществе: избиратели просто перестали замечать разницу между право - и левоцентристами.

Некоторое время продолжались переговоры о создании правоцентристской коалиции в составе блока ХДС/ХСС Ангелы Меркель, либеральной партии "Свободные демократы" и партии "Зеленые". Впрочем, полуторамесячные консультации ни к чему не привели: слишком уж разным было у их участников отношение к миграционным процессам и вопросам глобального изменения климата. В конце ноября переговоры окончательно распались, и перед Германией встала дилемма: или формирование неустойчивого правительства меньшинства" на базе политсилы Меркель, или – досрочные выборы.

После этого руководители социал-демократов и христианских демократов начинают, вопреки более ранним заверениям, консультации об образования все-таки "ГроКо" (сокращение от "Гроссе коалицион"- "Большая коалиция"). Причина такой смены курса проста: обе ведущие партии были крайне заинтересованы в еще одних выборах, поскольку в сентябре каждая из них набрала значительно меньше голосов, чем четыре года назад (а социал-демократы вообще продемонстрировали худший результат за всю послевоенную историю Германии).

Элиты обеих партий небезосновательно считали, что результаты внеочередных выборов могут быть гораздо хуже.

Гроссе коалицион 2.0

Консультации проходили откровенно тяжело и долго: многочисленные оппоненты в обоих лагерях пытались откровенно торпедировать процесс. Особенно тяжело было Мартину Шульцу: ему было трудно объяснить, почему он категорически отвергал возможность "Большой коалиции" сразу после выборов, а затем неожиданно сменил курс на 180 градусов. В конце января состоялся съезд СДПГ, на котором умеренное руководство партии все же смогло убедить большинство эсдеков в необходимости создания коалиции.

А уже 7 февраля стороны подписали коалиционное соглашение, которое стало большим успехом именно социал-демократов: однопартийцы Мартина Шульца получали ключевые правительственные портфели – министра труда, финансов и иностранных дел, а также существенное увеличение социальных расходов.

Баварский христианско-социальный союз смог добиться установления определенных ограничений по приему мигрантов – не более 220 тысяч в год, увеличения финансирования безопасности и обустройства внешних границ ЕС. ХДС сохранил пост канцлера для своего лидера, а также отстоял пункты относительно бездефицитного бюджета, продолжение жесткой монетарной политики с целью недопущения инфляции и оставление налоговой нагрузки на существующем уровне.

Кстати, впервые за всю историю в проекте коалиционного соглашения отдельно упоминается Украина: стороны осуждают российскую агрессию в Крыму и на Донбассе, и обещают поддержку нашей страны как в вопросах восстановления территориальной целостности, так и в вопросах реформирования, модернизации и борьбы с коррупцией.

Казалось бы – все (а особенно социал-демократы) должны быть довольны. Но с самого начала все пошло не так. Во-первых, сам Мартин Шульц допустил серьезную политическую ошибку, заявив о собственном намерении возглавить Министерство иностранных дел. Что, собственно говоря, вполне логично и несло только позитив: карьерный бюрократ и опытный дипломат, известный во всем мире политик-тяжеловес, Шульц имеет огромный опыт переговоров и с мировыми лидерами, и с представителями проблемных режимов Кроме того, он прекрасно знаком с механизмами функционирования ЕС. Что важно для нас – Мартин Шульц неплохо разбирается в украинских реалиях и не является сторонником умиротворения Кремля (что довольно нетипично для представителей его партии).

Атака слева

Но вот партийный актив категорически не воспринял желание своего лидера возглавить внешнеполитическое ведомство. На Шульца посыпались обвинения в том, что вся коалициада как раз и была устроена с единственной целью – получить высокий пост. Оказавшись под огнем тотальной критики со всех сторон, Мартин Шульц вынужден был отказаться от намерения возглавить МИД, а чуть позже – и заявить об отставке с должности руководителя партии.

И это уже не удовлетворило партийных радикалов. Леваки внутри СДПГ поняли – настал их звездный час. Поэтому они развернули масштабное наступление против всего умеренного руководства партии и начали кампанию, направленную против большой коалиции. Дело в том, что, по уставу СДПГ, проект соглашения должен быть одобренным большинством из 463 тысяч рядовых партийцев. Соответственно, радикалы начали в Интернете кампанию «Найн ГроКо» ("Нет - большой коалиции!"), призывая всех вступать в партию и голосовать против. Поговаривают, что в кампании задействованы консультанты из окружения ультралевого лидера британских лейбористов Джереми Корбина, которые ранее так же помогли ему сбросить умеренное руководство собственной партии.

Профессиональные политтехнологи начали креативную пиар-кампанию против утверждения "Большой коалиции"

Задача облегчается тем, что вступить в ряды СДПГ на удивление легко – для этого достаточно заполнить форму на партийном сайте. Более того – кандидат даже не обязан иметь немецкое гражданство! Да и вообще, членские билеты раздают направо и налево. В начале голосования, которое стартовало 20 февраля (и продлится до 2 марта), произошла вообще феерическая история: журналисты газеты Bild записали в члены партии.... собаку по имени Лима. Когда издание опубликовало информацию о регистрации новоиспеченного "члена", в центральном аппарате партии отреагировали в абсолютно бюрократическом ключе, пообещав рассмотреть вопрос об отмене регистрации.

Профессиональные политтехнологи начали креативную пиар-кампанию против утверждения "Большой коалиции"

Результаты голосования станут известны 4 марта. И именно тогда очередной партийный съезд либо утвердит коалиционное соглашение, либо, соответственно, нет.

В случае отрицательного решения эсдеков, с одной стороны, ничего хорошего не ждет саму партию – она или расколется, или же власть захватят левые радикалы. Но что гораздо важнее – страна станет на пороге проведения досрочных выборов (другая опция – правительство меньшинства – не намного лучше, ведь над Кабмином все время будет висеть угроза отставки и все тех же выборов). На сентябрьских гонках на волне миграционного кризиса в Бундестаг впервые попали пророссийские ультраправые радикалы из партии AfD ("Альтернатива для Германии"), заняв сразу третье место.

На сегодня традиционные политсилы стали еще слабее – их утомила бесконечная коалиациада (а эсдеков – еще и "гражданская война" внутри партии). Что приводит к все большему разочарованию рядовых немцев и к дальнейшему росту поддержки радикалов.

По последним опросам, AfD, которую поддержали 16% респондентов, как только впервые опередила социал-демократов (15,5%). С другой стороны, на пятки социал-демократам наступают ультралевые троцкисты из партии Die Linke, сущность программы которых – "все отнять и поделить". Сейчас их поддерживает 11% опрошенных, хотя в сентябре за ультралевых проголосовало на 2 процента меньше. Стоит напомнить, что и ксенофобы из "Альтернативы для Германии", и "шариков" с Die Linke чрезвычайно дружелюбно относятся к России в целом и Владимиру Путину в частности.

А вот к Евросоюзу отношение у них резко негативное, хотя и по разным причинам: ультраправые видят в Брюсселе угрозу "сверхнационального диктата", марксистам мерещится "капиталистический диктат". Так что от перевыборов ничего хорошего точно не будет – ни для самой Германии, ни для объединенной Европы.