22 июля 2019, понедельник, 5:17
Мы в одной лодке
Рубрики

Треск системы или борьба кремлевских башен

1
Борис Вишневский

Связь тут — самая прямая.

Отказ Нюты Федермессер участвовать в выборах Мосгордумы (правильный и достойный, на мой взгляд) и рассуждения о том, у кого теперь больше шансов на победу — у Сергея Митрохина или Любови Соболь (на мой взгляд, Митрохин куда больше заслужил мандат своей самоотверженной работой для москвичей) как-то заслонил в информационном пространстве вопрос о том, что будет после «дела Голунова». А зря.

12 июня в Петербурге несколько десятков журналистов и общественные активисты вышли к площади Восстания на акцию поддержки Голунова (уже освобожденного) — чтобы потребовать наказания виновных в его деле, и недопущения подобного в дальнейшем.

В отличие от московской, эта акция была вполне мирно встречена полицией: ее сотрудники никого не задерживали, только проверяли документы пикетчиков, брали почитать газеты и даже отдавали честь.

И на этой акции (я тоже, конечно, в ней участвовал — стоял с плакатом, напоминающим о делах Юрия Дмитриева, Олега Сенцова, деле «Сети» и других), многие, конечно же, пытались понять — что же это было?

Это была оттепель — или разводка?

Это был треск Системы — или борьба кремлевских башен?

Попытка показать «путинизм с человеческим лицом» — или повод для передела сферы похоронного бизнеса?

Да, серьезных сомнений и оставшихся без ответа вопросов по существу — много.

И как-то не тянут на противников произвола «силовиков» и защитников свободы слова ни Киселев, ни Симоньян, ни Скабеева с Поповым, ни Зейналова, ни Канделаки, ни другие бойцы и офицеры путинского пропагандистского фронта, с разной степенью осторожности вступившиеся за Голунова. И Захарова, назвавшая день освобождения Голунова «лучшим днем в жизни» — не тянет.

А уж когда Валентина Матвиенко заявляет, что не доверяет силовикам, становится ясно: если все перечисленные персонажи храбро встали из окопов в полный рост — значит, они точно знают, что стрелять не станут.

И тем не менее, каковы бы не были кремлевские мотивы, какие бы игры и комбинации не строились вокруг «дела Голунова», именно общественное давление (в котором участвовали не только журналисты) было главным фактором.

Не достаточным — но необходимым условием.

Без которого не было бы ничего.

И тут, радуясь тому, что случилось, нельзя не сожалеть о том, что не случилось.

Да, нет у истории сослагательного наклонения.

Но если бы такой же, или хотя бы близкий по масштабу протест был организован по делу Юрия Дмитриева (почти незамеченным только что осталось очередное продление ему срока содержания под стражей) или делу Олега Сенцова, делу Оюба Титиева или делу «Сети», делу супругов Милушкиных или делу «Нового величия» — возможно, результат был бы другим.

Ведь обвинения против Дмитриева, Сенцова и Титиева ничуть не менее абсурдны и бездоказательны, чем обвинения против Голунова.

Это — не упрек в прошлом.

Это — урок на будущее.

И он в том, что выходить и заступаться надо не только за «своих».

Надо заступаться — и не только правозащитникам, оппозиционным политикам и гражданским активистам, но и журналистам, — за тех, кого преследуют несправедливо. И не только по пресловутой 228-й статье УК, которую уже даже Госдума срочно готова менять.

Иначе, — в который раз вспоминая про Мартина Нимеллера, — когда придут за тобой, заступиться будет, может быть, уже некому.

И надо не снижать общественного давления — иначе последует еще не один такой реванш «силовиков», как 12 июня в Москве.

Последнее.

Надо выходить и требовать — честные выборы.

Связь тут — самая прямая.

Потому что если в стране будут честные выборы и власть, честно избранная гражданами — тогда не будут подбрасывать наркотики и лживо обвинять в «терроризме».

А если честных выборов не будет — будут и подбрасывать и обвинять.

Борис Вишневский, «Эхо Москвы»