16 июля 2019, вторник, 14:13
Мы в одной лодке
Рубрики

В Гродно из Аргентины приехали потомки сбежавших узников гетто

Фото: hrodna.life

Перед дорогой они изучали воспоминания родителей, искали документацию и старые карты.

К поездке в Гродно две близкие семьи из Аргентины – Солницкие и Кураш – начали готовиться в ноябре прошлого года. Гродно для них – особое место, пишет hrodna.life. Отсюда их корни, здесь чудом во время войны выжили их родители, которые после перебрались за океан. Перед дальней дорогой аргентинцы изучали воспоминания родителей, искали документацию и старые карты, чтобы найти нужные дома на гродненских улицах. В первые выходные июля они наконец-то приехали на землю предков и увидели город, который не хотели вспоминать их родители.

В Гродно аргентинцы приехали всего на два дня. За это время им удалось выполнить задуманное: найти родительские дома, а также побывать не территории бывшего гетто. А еще они отблагодарили семью в деревне Кукали, которая помогала прятаться бежавшим евреям. Ценным подарком, который они привезли в Гродно, были записи воспоминаний их родителей, которые собирал фонд «Шоа» Стивена Спилберга. Их они передали в синагогу.

«Мама бежала к Бельским»

Хосе Пясковский искал дом своей матери в районе улиц Большой Троицкой и 1-й Трудовой, где до войны был еврейский квартал с маленькой улицей Товаровой (Towarowa).

«Моя мама, дочь Ефраима Рахиль Кураш родилась в 1924 году в Гродно и жила на улице Товаровой. Хорошо помнила жизнь в городе. Тогда она часто на улицах подвергалась оскорблениям и унижениям. Когда в 1939 году пришла советская власть, жизнь в городе изменилась в худшую сторону.

В 1941 году пришли немцы. Мама со своей семьей, как и другие евреи Гродно, попала в гетто. Но в один момент ей удалось бежать, так как работала на немцев вне гетто. Бежала в лес, оттуда и перебралась к еврейскому партизанскому отряду Бельских. Там познакомилась с отцом и они полюбили друг друга. После освобождения Беларуси в 1944 году папа продолжил воевать и был серьёзно ранен. Мама тем временем вернулась в Гродно и никого из родственников не нашла – от довоенной жизни ничего не осталось.

Хасэ Пяскоўскі

После войны мои родители договорились покинуть Гродно. Сначала уехали в Южную Европу, а оттуда на корабле за океан. У мамы остался серьёзный осадок после всех событий в Гродно, она запрещала нам расспрашивать её о Гродно и тем более туда ехать. Она не хотела возвращаться в прошлое и когда предложили записать её воспоминания, долго не соглашалась, но мы её очень попросили. Для неё это было тяжело».

Сямейнае фота з Гродна. З архіву сям’і Кураш.
Гродзенскія фатаграфіі з архіва сям’і Кураш.

Прятались на кладбище и у добрых людей

Сабрина Солницкая со своим отцом Паблом искали дом своей гродненской семьи на современной улице Василька. В 1930-х гг она носила название Рыдза Смиглэго.

«Моя мама Пола Виницкая родилась в 1925 году в Гродно, – рассказывает Пабло. – Жила с двумя сестрами, братом и родителями на современной улице Василька, 29. Жили хорошо и счастливо, у ее отца была своя лесопилка в Рыбнице. Мама училась в школе Королевы Ядвиги. В достаточно молодом возрасте она познакомилась с отцом Якобом Солницким, он тоже был гродненцем. Папа жил в еврейском квартале, его отец был религиозным, занимался засолкой огурцов и после продавал их».

Пабло рассказывает, что с приходом немцев все евреи Гродно попали в гетто, в том числе и его родители.

«Отец мог выходить из гетто, он работал на какой-то мясной фабрике в Гродно. Он крал мясо и понемногу проносил в гетто, чтобы покормить других. Когда он мог, то выводил детей на работу, тем самым спасал их. Он оставлял малышей в разных церквях, некоторые из них после меняли веру. А кто-то после войны не забывал про свои еврейские корни и находил родителей.

Гродзенскія фатаграфіі з архіва сям’і Салніцкіх.

В один день отец взял на работу свекра и вместе с ним сбежал. Сначала прятались в лесу, недалеко от деда лесопилки. Служащий прятал их в каком-то колодце. Вторая часть семьи – бабушка, мама и ее сестра также сумели бежать. Две недели прятались на кладбище, а потом нашелся человек, который помог нашим женщинам. Он их прятал на чердаке дома известной писательницы. Около года там они пробыли. Потом семья воссоединилась и все пять человек прятались в деревне, недалеко от Гродно. Верным решением было разделиться».

Эмиграция за океан

После освобождения родители Пабло вернулась в Гродно, но их семейный дом был занят. Его для них освободили, но семья приняла решение покинуть город.

«Очень много было потеряно. Старого Гродно уже не было, выжившие евреи разбегались по миру. Говорили, что после войны их было чуть больше сотни. И сегодня нам трудно понять, как кто-то из гродненских евреев остался жить в этом городе после таких ужасов войны. Наши родители сначала уехали в Польшу, а уже оттуда поплыли за океан. Была проблема – Аргентина не хотела впускать евреев в свою страну после войны. Но одной еврейской организации в Одессе продали 50 тысяч немецких паспортов и они покидали Европу с поддельными документами. Была такая хитрая система. И наши родители ей воспользовались. Сначала они приплыли в Парагвай, там сделал новые паспорта. А уже после перебрались в Аргентину”.

Возвращение в Европу

Семьи Кураш и Солницкие, которые были знакомы в Гродно до войны , встретились в Аргентине и друг другу помогали. Общими усилиями гродненцы организовали успешную фабрику по пошиву обуви. Про Гродно старались не вспоминать и никто не хотел туда возвращаться.

Аргентынцы ў пошуках бацькоўскіх дамоў

«Но в 1970-х нашим семьям пришлось все вспомнить. Дедушка отправился в Европу, чтобы свидетельствовать на суде в Кельне против преступлений начальника гродненского гетто Курта Визе. Этот преступник сидел весь важный и разодетый, и дедушке хотелось убить его собственными руками. На суде он вспомнил все зверства в гетто и за его пределами. Визе в итоге осудили. Но после этой тяжелой поездки дедушка умер. Отец очень переживал и спустя несколько лет покончил с собой».

Своё путешествие в Гродно аргентинцы начали организовывать еще в ноябре 2018 года. Собирались вместе дома, обсуждали моменты и будущие поиски. Сейчас они выполнили задуманное.

«Мы приехали сюда, увидели Гродно, дома где жили наши родители, территорию гетто, людей которые помогали им спасаться. Теперь наконец-то все сложилось в нашей истории – мозаика собрана», – сказал Пабло.

До Второй мировой войны в Гродно проживало около 29 000 евреев, из них к 1945 году выжило около 200 человек. Жить в город вернулись всего несколько десятков. Сегодня в Гродно живет несколько сотен евреев, но лишь единицы из них могут сказать, что их родственники были узниками гродненского гетто.