18 сентября 2019, среда, 4:42
Мы в одной лодке
Рубрики

Где хлеб, там и песня

4
Где хлеб, там и песня
Константин Скуратович

Административная целесообразность против экономической.

В стране – страда, хлеборобы – в полях, с ними их Лукашенко. Его слова, обращенные в телекамеру: «Я приезжаю сюда, чтобы люди жили еще лучше!». За ним вступают селяне. Искренне благодарят Лукашенко за внимание к себе, заверяют, что в нынешнем, особенно неблагоприятном по погодным условиям году, выращенный ими урожай выше прошлогоднего. А ведь известно: где хлеб, там и песня, следовательно, песен будет больше.

Бывают среди политиков остроумцы, номера которых публикой воспринимаются лучше, чем заготовки профессиональных шутов. Такие «экспромты», повторяясь по всем каналам по выходным и праздникам, быстро набивают оскомину. Это не касается отраслевых министров. Эти деятели часто не способны к образному слогу и веселому слову. К тому же большинство из них боятся ответственности за свое мнение, высказанное публично. Но уж если получается – то получается отменно. В таких случаях их «компетентные мнения», что называется, разбираются на цитаты, а последние запоминаются надолго.

Нечто подобное случилось не так давно с одним из министров сельского хозяйства и продовольствия. Обычно, раздавая задания своим подчиненным, он руководствовался советским императивом: сей в грязь, будешь князь! Мол, начальство похвалит за выполнение сева в нужный срок.

Но ситуация сложилась нестандартная. Оказалось, что в Витебской и Гомельской области выращивать сахарную свеклу стало нецелесообразно. Была такая целесообразность, а сейчас пропала. Оказывается, объяснил министр на коллегии, в Витебской области, в самом северном регионе страны, сахарная свекла не достигает «базисной сахаристости». В Гомельской области «нецелесообразность» производства «сладкого корня» связана с экологией. Вот буквально все в стране знают, что такое «гомельская экологическая обстановка», а аграрники об этой новости не догадываются.

Общая проблема обеих областей возникает по причине географии и логистики. Точнее, тамошние специалисты плохо знают экономическую географию своей страны. И оставались бы в этом неведении, если бы не министр, который им рассказал, что свеклосеющие хозяйства Витебской и Гомельских областей далеко расположены от сахарных заводов, от чего они много теряют на транспортировке продукции. Что выгоднее завозить в эти регионы готовый сахар.

И что вы думаете? После этого министерского «ликбеза», вопреки запрету министерства, некоторые хозяйства Витебской и Гомельской областей провели запланированный сев сахарной свеклы. Понятно, что министр от этого пришел в негодование и пообещал от имени министерства обратиться в правительство страны с предложением на законодательном уровне запретить возделывание сахарной свеклы в данных областях.

Насколько знаю, раньше закона или декрета о запрете возделывания сахарной свеклы в указанных регионах не было. И без этого все, кто учился в школе, знали что, в Витебской области свекла не достигает «базисной сахаристости», потому ее никогда и не возделывали. Да и сахарные заводы возводили там, где она вызревала, и потому ее сеяли. А если даже полноценную свеклу из Освеи возить в Городею, то на одних транспортных расходах разоришься.

Выходит, что свекловоды учебники по экономической географии не читали? Они еще и считать не научились?

Разумеется, это не так. То есть читали и считать умеют. Но когда однажды была принята программа «Сахар», всех ориентировали на объемы – чем больше, тем лучше. Под нее выделали средства, больше тем, кто больше посеет. Вот витебчане сеяли и думали: деньги получим – что-нибудь вырастет.

Примерно таким же образом в давно прошедшие времена возделывание кукурузы поднялось до высоких широт, где она никогда не только не достигала «базовой сахаристости», но иногда от холода просто не прорастала. В таких экономических системах, как наша, развитие определяется не столько экономической целесообразностью, сколько освоением средств, выделяемых на выполнение поставленным верховным начальством валовых задач.

У нас до сих пор считается, что государством и властью все делается все для блага человека. Это же требование внесли в Конституцию, продублировали в законодательстве по труду, в прочие межведомственные, ведомственные и подведомственные предписания – обеспечить гражданину достойный уровень жизни. Кому-то на самом деле обеспечили, на среднем уровне – нет, а ниже среднего уровня воцарилась бедность и даже нищета. Даже сам главный архитектор этой чудо-системы, по сути, признал ее утопичность. Из года в год он обещал, что экономика обеспечит повышение зарплаты до среднеевропейского уровня. А ныне беспомощно рассуждает о том, чтобы в Беларуси сохранились «хотя бы какие» зарплаты.

Константин Скуратович, «Наше мнение»