21 октября 2019, понедельник, 21:54
Мы в одной лодке
Рубрики

Николай Статкевич: Я готов сражаться за Беларусь, пока бьется мое сердце

48
Николай Статкевич: Я готов сражаться за Беларусь, пока бьется мое сердце
Николай Статкевич

У белорусов есть исторический шанс.

Российское издание «КоммерсантЪ» опубликовало статью, в которой рассказывается о плане объединения экономик Беларуси и России. Речь идет о едином Налоговом кодексе, внешнеторговом режиме и Гражданском кодексе, унифицированном учете собственности, почти объединенном банковском надзоре, едином регуляторе рынков нефти, газа и электроэнергии.

Ситуацию в связи с публикацией планов по «интеграции» сайту Charter97.org прокомментировал лидер Белорусского Национального Конгресса Николай Статкевич.

- Какую оценку вы можете дать опубликованной в российском СМИ информации?

- Лукашенко сейчас сидит в боковом кармане пиджака Путина, который ему говорит: «Сейчас я пересажу тебя во внутренний карман». Лукашенко это не очень нравится, и он пока что делает какие-то знаки Западу, но выпрыгнуть из этого кармана и стать на собственные ноги он абсолютно не готов.

Реальная независимость — это то, чего он боится больше всего. Потому что независимость — это экономические и политические реформы, на которые он ни за что не пойдет.

Ситуация развивается в сторону драматических событий. Перемены ждут Беларусь — хотим мы этого или нет.

Но в пику тем, кто их опасается, я хочу сказать: это огромный шанс для нас. Потому что в начале драматичных перемен возможны разные сценарии. И у нас сейчас есть хорошие шансы вернуть стране свободу и независимость.

Потому что у нас есть главный фактор, которого не было раньше: Беларусь не хочет диктатора, Беларусь хочет ответственного перед народом правительства и демократической политики. Беларусь хочет реформ.

Самая сильная объединительная идея у нас сейчас — это ненависть к Лукашенко. Это «негативная» идея, но также очень сильны у людей и «позитивные» идеи — желание перемен, достойной жизни, нормальных выборов.

История дает нам сейчас великий шанс. И если мы просто проявим волю и решительность, вспомним о своем лидерстве, как это сейчас показывают даже в этой политической кампании по «выборам» представители БНК — то люди за нами пойдут.

Я не думаю, что когда в Беларуси начнется всеобщее восстание против диктатуры, Россия рискнет вмешиваться. Конечно, они могут попытаться подсовывать нам какого-то своего «политика», но мы должны быть сильными.

Тот, кто меняет старую власть, тот и возглавляет новую. А уважение людей к нам, желание видеть в нас альтернативу, будет зависеть только от нашей силы, мужества, смелости и желания повести людей за собой.

- Вы говорили со многими людьми во время ваших поездок по разным городам страны — и летом, и сейчас, во время кампании по сбору подписей. Что вы вынесли из этих поездок?

- Белорусы хотят перемен — это очевидно. Белорусы разных политических взглядов ненавидят Лукашенко — и это для меня очень важный вывод.

Летом я говорил о своих впечатлениях словами: страх и надежда. Больше надежды — в западных регионах Беларуси. А больше всего ненависти к власти и желания действовать — в Витебской области.

Сейчас, осенью, мы проводим встречи не в помещениях, а на улице. И по уличным встречам могу сказать: страха все меньше, а все больше людей, готовых рисковать. В Калинковичах и Мозыре после моих встреч с людьми организаторы говорили в звукоусиливающую аппаратуру: «Кто готов записаться в инициативную группу «главного врага» Лукашенко? Кто хочет, чтобы Лукашенко ушел?».

И поэтому в мои инициативные группы в этих городах записалось очень много людей.

Поэтому я думаю, что многие люди уже преодолели в себе то, что мешало им раньше не бояться. И всего, кстати, в инициативную группу кандидата в президенты от БНК вступило около тысячи человек — это за восемь неполных дней работы пикетов по сбору подписей.

Мы способны привлечь к движению за свободную и независимую Беларусь под лидерством БНК тысячи новых людей.

У меня есть большая надежда — почти уверенность — в том, что все получится. Потому что самое главное — это желание белорусского народа. А сейчас мы понимаем, что для перемен достаточно активных 3%, но они должны чувствовать за своей спиной моральную поддержку и симпатии большинства своих граждан.

Осталось только одно: чтобы белорусы поверили, что они могут устранить диктаторский режим и вернуть свободу.

- Вы — представитель белорусского шляхетского рода. История нашей шляхты дает много вдохновляющих примеров — тот же Тадеуш Рейтан, например. Готовы ли вы следовать этим примерам?

- Я могу говорить за себя и своих ближайших товарищей: мы готовы на все. Когда мы говорим, что для Беларуси мы пойдем до конца, это означает, что мы действительно пойдем до конца. До конца своей жизни.

Я готов сражаться за Беларусь, пока бьется мое сердце, пока я могу дышать. Я не отступлю. Это моя земля. Она полита кровью десятков поколений моих предков. Я могу вспомнить имена своих пращуров, которые вступали в битву с врагами, который намного превосходил их по численности — и либо гибли, либо побеждали. Их кровь бьется в моих жилах. Я не отступлю. Мы никому не отдадим Беларусь. Наконец у нас снова появился шанс. Мы сотни лет ждали этот шанс — и мы его больше не упустим. Мы будем держаться за него зубами.