17 января 2021, воскресенье, 12:28
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Белорусы готовят разгром «таракана»

27
Белорусы готовят разгром «таракана»

У белорусов — большой набор стратегий и инструментов для победы.

Миф большевиков об их октябрьском перевороте как о Великой революции породил и другой миф о революции как о быстром акте и скачке, а не как о продолжительном процессе. Этот второй миф оказался более живучим, чем первый, почему сто дней осады Лукашенко и вводят некоторых в разочарование или в заблуждение: если за неделю не скинули, то будет сидеть до своей смерти.

Очевидная несуразность или ошибка в рассуждениях большевиков – революция 1905-1907 гг. и Февральская революция 1917 г., как ее продолжение, плохо вписываются в эту схему. Даже если согласиться с тезисом марксистов о якобы существовании хороших революций – пролетарских и социалистических, а также плохих – буржуазных и капиталистических, то перерыв между первой и второй революциями в империи будет 12 лет. Многовато, как для учения, противопоставляющего медленной эволюцией быструю во времени революцию как скачок.

С "великой" и "социалистической" тоже накладка – только в канун ее двадцатилетнего юбилея Сталин и большевики, наконец, сообщили, что она таки победила и 5 декабря 1936 г. подкрепили это утверждение введением новой конституции, победившего социализма. Так что, великий социалистический скачок занял 19 лет, что явно много для скачка. Вдобавок, коммунисты еще и оставили себе пространство для маневров, записав в своей конституции, что социализма победил в основном. Тем самым, оставили для себя возможность и дальше побеждать, чем и воспользовалось их следующее поколение, и в 1977 г., за месяц до юбилея, сотворило конституцию уже развитого социализма.

Поэтому странны претензии к белорусам, даже в марксистском формате, на фоне того, как средней паршивости буржуазно-демократическая революция 12 лет удаляла самодержавие. Тем более, что в самой РФ, откуда они чаще всего и звучат, со времен "болотного стояния" 2011 г. все без перемен.

Партия "Единая Россия", она же "партия жуликов и воров", как была руководящей и направляющей силой общества, так ею и остается, подобно КПСС. Отличие лишь в том, что в РКП(Б) – КПСС фракции были с 1921 г. категорически запрещены. В РФ они разрешены и их роль выполняют КПРФ и ЛДПР. В политологии это называют полуторапартийной системой и ее эталоном считается Япония второй половины ХХ в.

Партия "Справедливая Россия" пытается изобразить, что она не фракция "Единой России" и даже якобы имеет корни не из КПСС. Для этого СМИ РФ одно время усиленно называли ее членов "эсерами", стараясь сыграть на аналогии. Но ни у СМИ, ни у "Справедливой России" из этого ничего не вышло, по той причине, что мало кто на России знает: кто такие эсеры. О том, что именно эсеры, а не социал-демократы были прямым продолжением линии партий "Народная воля" и "Земля и воля" знают еще меньше, поскольку память у россиян массово стерта до матового блеска и в ней есть только большевики и "бандеровцы". Большевики удаляли историческую память об эсерах по ряду причин, среди которых не последней было их желание выдать себя за наследников "Народной воли", вопреки хрестоматийной статье Ленина "Кто такие "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов". Теперь их внуки сетуют, деды перестарались, сейчас эсеры очень бы пригодились.

Удаление Януковича заняло у Революции достоинства время с 30 ноября по 20 февраля – 83 дня. Тоже не быстро. До 19 января 2014 г., когда Янукович впервые использовал против безоружных демонстрантов свето-шумовые гранаты, он был в такой же затяжной осаде, как сейчас Лукашенко. В Минске свето-шумовые гранаты уже применяют, а убийство Романа Бондаренко сопоставимо с убийствами Михаила Жизневского и Сергея Нигояна. Лукашенко уверенно поднимает градус насилия, беря пример с Мадуро и Ярузельского.

Мадуро выдавил из Венесуэлы 20% недовольных и активных граждан, чем сбил волну протестов. Остались только покорные и пассивные, пусть и недовольные. Такой результат он мог тоже получить, если бы расстрелял и закрыл в тюрьмах 20% населения, как это сделал Сталин. Собственно, единственная сфера, где Сталин был действительно эффективным менеджером – это подавление революций и протестов. В этом он даже проявил творческий подход – использовал проверенный в разных империях метод массовых переселений, и не только отдельных народов, но и социальных групп, а также голодомор. Он мог позволить себе массовые переселения и ссылки, имея Сибирь и другие полупустые регионы.

У Лукашенко в Беларуси своей Сибири нет. Поэтому он не может спровадить туда 20% населения, подражая Сталину. Расстрелять и закрыть в тюрьмах 20% он тоже не может, скажем так, по техническим причинам. Устроить голодомор тоже нельзя. Тем самым он обречен на комбинации между методами Мадуро и Ярузельского, который в 1981-1982 гг. насильно выслал из Польши большое число активистов "Солидарности". Это и введение военного положения позволили генералу Ярузельскому продлить агонию коммунистов в Польше на 8 лет, не прибегая к массовым расстрелам и посадкам. Но изгнать из Польши 20% ее населения Ярузельский не смог, почему и был в итоге обречен на поражение. Так что, можно было бы порассуждать и о медленной Польской революции, которая не смогла за сто дней свергнуть диктатуру коммунистов.

У Лукашенко нет своей Сибири, нет обреченной хватки Ярузельского и много чего еще нет и не будет. Как рачительный хозяйственник он психологически не может расстаться с 20% подвластной ему рабочей силы, даже имея в запасе вариант замещения ее китайцами.

Лукашенко не Мадуро, для которого чем больше венесуэльцев уедет, тем больше нефтяных денег останется для социальных выплат. Нефти у Лукашенко тоже нет. Зато есть негативный опыт использования китайцев. Не так давно китайские рабочие устроили массовую акцию протеста из-за долгой задержки им выдачи зарплаты и ходили к нему жаловаться на родную компартию. Возникла комичная ситуация: Лукашенко против компартии Китая. В случае завоза нескольких сотен тысяч китайцев в Беларусь будет китайская революция, как бы это забавно не звучало. Можно даже пофантазировать на тему, что все оставшиеся белорусы станут начальниками, распорядителями и полицейскими, а работать будут вахтовым методом китайцы. Платить им будут больше, чем в Китае, чтобы поездку на заработки в Беларусь они считали счастливым лотерейным билетом, выданным компартией.

Но поскольку китайцы пока не составляют 20% населения Беларуси, и оно не сократилось с 10 до 8 млн., то Лукашенко обречен вести жизнь барона, осажденного в собственном замке, и делать из него вылазки для открытия станции метро и атомного реактора на АЭС. Такой себе типично феодальный замок в центре Минска, который по выходным осаждает народ. По понедельникам мимо него ходят маршами пенсионеры и другие тунеядцы, как их в сердцах называет барон. Иногда из замка выезжает бронированный кортеж барона, чтобы напомнить всем о его существовании. В особо критические дни барон вылетал оттуда на вертолете и с автоматом. Поскольку на дворе двадцать первый, а не десятый век, то барон стремится также активно присутствовать в Интернете и в другом информационном пространстве.

Стратегия революции во многом схожа со стратегией осады замка, а действия Лукашенко идентичны стратегии его обороны. Общая проблема всех осажденных – они в меньшинстве и не могут сами выиграть войну. У них есть лишь три варианта: ждать, что среди осаждающих что-то произойдет, и те сами снимут осаду. Второй – ждать помощи из вне. Третий – начать переговоры о почетной капитуляции.

Пока Лукашенко придерживается двух первых стратегий и лишь намекает на возможность переговоров. Администрация и пропаганда Лукашенко старается создать принципиальные разногласия среди осаждающих и настолько принципиальные, чтобы они прекратили осаду. Ничего путного из этого не выходит, поскольку протест децентрализованный и совершенно не понятно, кто вожди, с кем надо договариваться, и кого с кем стравливать. Это только в российских фантазиях Запад может подкупить пару-тройку миллионов украинцев и вывести их на Майдан. В реальности - сплошные проколы.

Стратегия на раскол среди восставших в случае Беларуси не только не сулит быстрый и нужный результат, но уже на старте буксует и сбоит. Они и сама по себе медленная, а при неспешности самой революции и контрреволюция становится еще более медленной и весьма разорительной для ее инициаторов. Не только революционерам, но и контрреволюционерам тоже нужны деньги. Рачительный Лукашенко умудряется и большую часть финансирования контрреволюции тоже переложить на Москву. Он умудрился продать Кремлю не только ту веревку, на которой его можно повесить, но и тот трос, которым его можно вытащить, и при этом Москва не решается по-настоящему потянуть ни одну из них.

Лукашенко этими своими комбинациями создал такую ситуацию, что Москве спасать его хочется чуть меньше, чем Пашиняна. Москва не без удовольствия повесила бы диктатора на купленной у него же веревке, но не может, как и не может оккупировать Беларусь и снять осаду его замка. По этой причине стратегия по снятию осады из вне имеет весьма жидкую и сомнительную перспективу. В Кремле не могут определиться, что лучше – спасать Лукашенко или не спасать. Похоже, склоняются к мнению, что лучше и выгоднее не спасать. Во всяком случае, пока не спасать.

Тем самым наиболее перспективной и продуктивной стратегией для засевшего в домике Лукашенко остается только начало реальных переговоров с осаждающими. Чем дольше он их будет откладывать, тем хуже для него. Если бы он начал такие переговоры в августе, то имел бы огромные преференции и приятный для себя результат. В сентябре тоже для него была бы уйма бонусов. Но чем дальше и больше арестов и свето-шумовых гранат, тем меньше у него бонусов и шансов на приемлемый исход. После Нового года он вообще может забыть о всех бонусах и начать думать о Ростове на Дону, хотя в реальности это будет Смоленск на Днепре. Революции медленные и добрые существа, но некоторых вещей они однозначно не прощают.

Для Лукашенко и для всех было бы лучше, если бы он сразу последовал советам Майка Помпео и начал бы переговоры о почетной капитуляции еще в августе-сентябре. Подобно тому как это сейчас начинает делать в Грузии правительство Иванишвили и Гахарии после общения с Помпео с 18 по 19 ноября. У этого правительства, находящегося с 31 октября тоже в осаде, других нормальных вариантов и не было, поскольку его партия претенциозно себя называет "Грузинской мечтой и демократическим альянсом". Такое название обязывает ее к переговорам. К этому обязывают также революционный опыт грузин и стабильная помощь им от США, которых нет у белорусов. Зато у них есть чистейшей воды автократ и диктатор, действующий по принципу: что хочу, то и ворочу, никто мне не указ. В этом сомнительное преимущество открытых автократий перед автократиями, маскирующимися под демократии.

Однако, Лукашенко за сто дней уже исчерпал это сомнительное преимущество. Сто дней Наполеона следует отсчитывать не только для революции, но и для Лукашенко, которому в пору готовиться к своему Ватерлоо.

По гамбургскому счету, все сейчас зависит лишь от готовности 50% белорусов отложить на три дня работу и остальные дела, чтобы посмотреть, кто там и по какому праву прячется в президентской резиденции в Минске. Революция уже две недели пробует свои силы через всеобщую забастовку и марш памяти о Романе Бондаренко, готовя Ватерлоо для Лукашенко. У осаждающих свой набор стратегий и инструментов для взятия замка.

Сергей Климовский, obozrevatel.com

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».