7 августа 2020, пятница, 18:21
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Лукашенко гуляет по минному полю

23
Лукашенко гуляет по минному полю
Владимир Халип

Тужился двадцать шесть лет, но так ничего реального создать не смог.

Нет ничего омерзительнее чиновничьего героизма. Чем гнуснее режим, тем громче гремят барабаны. И чем круче начальник, тем выше свирепость. И нестерпимо чешутся руки. А когда такой вот вершитель судеб оказывается еще и перед телекамерой, а бравая охрана уверенно держат периметр, руководящую отвагу уже не унять. Мучительно хочется совершить подвиг. Возглавить движение народных масс к заветной цели. Вперед и выше. Кратчайшим путем. Напрямик. Через минное поле. Кто сказал, что там опасно?

Вранье! Нет для власти неодолимых препятствий. И не надо нас пугать. Польша, Литва, Украина и даже Россия закрыли границы? А мы не будем. Это все те же реликты прежних времен: у советских собственная гордость. И какому-то ублюдочному вирусу, даже если это тот самый COVID-19, нас не одолеть. Никаких оснований для паники нет. Это у них там какая-то суматошная пандемия. А у нас – посевная.

На исходе минувшей недели вроде бы состоялся высочайший разговор с соответствующим министром – известным врачом. И выяснилось в итоге той судьбоносной беседы, что этот окаянный коронавирус, которым враги запугивают добропорядочных граждан, – никакая не новость. Процентов на девяносто все о нем давно известно. А с остальными десятью уж как-нибудь разберутся – есть соответствующие службы. И даже спецслужбы совсем не случайно тут в большом изобилии. Выследят, скрутят и затолкают гада в автозак.

Для власти страшен не вирус. Для режимов самоуверенных и захолустных главный враг – интернет. Не было бы этой кошмарной паутины, кто бы узнал тут о какой-то пандемии. Власть сказала, что у нас безопасно, значит, так тому и быть. Пытались же когда-то скрыть не только Чернобыль, но даже начало войны. А тут – всего лишь какой-то вирус. И потому был сформулирован пока единственный внятный призыв: «сплотиться вокруг власти». Как все этого ждали! Просто побежали вприпрыжку. Разве у нас есть что-то дороже родной вертикали?

Кто-то еще пытается наивно в потоке местной информации выловить близкие к реальности оценки ситуации в стране. Однако рекомендации на этот счет случайны и противоречивы. На карантин даже намека нет. Совсем иные заботы на повестке дня. Власть уже уверенно вступает в режим перманентного чиновничьего подвига. Всем приказано оставаться на местах и ждать команды. Впереди – великие дела. Грандиозный парад с духовно близкой псковской десантурой. А потом – попытка торжественного внесения известной всем персоны в седьмой по счету срок. А дальше по плану – спокойная старость вблизи стратегического бункера.

И если дело выгорит, можно будет снова куражиться над народом, рекомендуя ему в минуту опасности традиционные диктаторские средства. Трактор, который лечит. Сауну, как пугало для всяческого вируса. И традиционные сто грамм – универсальный метод для борьбы с любой напастью. Ничего другого эта власть предложить народу не способна. Геном не позволяет.

Диктатуры терпеть не могут каких-то общих дел даже с ближайшими соседями. Их выдающаяся роль и экзотическая уникальность тогда просто теряются в массовке. А потому они предпочитают держаться где-нибудь в сторонке. Так спокойнее. И зона тотального досмотра всегда под строжайшим контролем. Сколько их уже было, подобных систем. Высокопоставленные садисты с упоением тиранили подданных. Возводили немыслимые сооружения. И будто бы запросто вели диалог с богами. А потом исчезали. Внезапно. Бесследно. И оставалась после них разве что груда камней в диких джунглях.

И этой несгибаемой диктатурке подобной участи не избежать. Потому что слишком она самоуверенная. И наглая беспредельно. Тужилась двадцать шесть лет и бесилась, но так ничего реального создать не смогла. Все те же остатки все того же совка. Обычная история - способностей не обнаружилось. Покуролесили воровато и сникли. Будто бы их и не было.

Найдут потом где-то в зарослях крапивы нелепый пьедестал, на который в разгар той самой пандемии намеревалось взгромоздиться колхозное величие. И уже едва ли кто-то вспомнит, откуда на ровном месте взялась внезапно эта глыба. А кто и почему свое имя вписать собирался в историю страны, даже вспоминать будет неловко. Способ выбран был явно не тот.

Когда и каким образом завершится эта пандемия, никто не знает. Вакцины пока еще нет – испытания не завершены. И производство не налажено. А коронавирусом затронуты 145 стран. Где-то все уже идет на спад. Китайцы, как солдаты, соблюдали строжайшие меры объявленного карантина. И там новых заболевших нет. А вот в Италии, которая с решительными мерами запоздала вроде бы на каких-то дня два, только за минувшую субботу число умерших возросло на 650 человек. В интервью, выложенном в конце недели в интернете, медсестра Даниэла рассказывает о том, что происходит в эти дни в обычной больнице.

«Мы работаем сейчас в условиях тотальной чрезвычайной ситуации. Психологическая напряженность зашкаливает. К сожалению, мы не можем сдержать ситуацию в Ломбардии. Там высокий уровень заражения. И мы уже не считаем мертвецов».

При таких масштабах, даже если бы у нас все было идеально, народ должен был иметь доступ к реальной информации о положении в стране. Узнать правду о принятых мерах. И получить четкий ответ на вопрос, когда будет введен карантин. Однако вместо этого услышала страна только похабные шуточки о бане, тракторе и водке.

И вот тогда в интернете появились те главные строки, которых давно ждали. К людям обратился детский Доктор. «Я буду на работе. Будьте, пожалуйста, дома».

Так начался Народный карантин. Лидеры оппозиции обратились к народу и предложили ввести его с 23 марта до 5 апреля. Практика обычная – судьбу своих родных и близких наши люди в решающий момент берут в свои руки. Только когда мы заодно, когда все – народ, есть надежда остановить беду. Не только эту.

А надеяться на запуганных чиновников бессмысленно и бесполезно. Никто не отзовется. Они все ушли на подвиг.

Владимир Халип, специально для Charter97.org