9 июля 2020, четверг, 8:51
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Александр Кабанов: Остается только одно — массовый выход людей на Площадь

26
Александр Кабанов: Остается только одно — массовый выход людей на Площадь
Фото: ТАСС

Власти не оставляют нам другого варианта.

Об этом в интервью программе Charter97.org «Смена власти» заявил известный белорусский блогер, координатор по сбору подписей за кандидата в президенты Светлану Тихановскую в Брестской области Александр Кабанов.

Уважаемые читатели! Вы можете подписаться на канал «Хартии-97» на Youtube charter97video. Для этого нужно зайти на страницу charter97video и нажать красную кнопку «Подписаться». Если вы хотите получать уведомления о новых видео на канале charter97video, то нажмите «колокольчик».

Смотрите программу также на Vimeo.

— Добрый день, Александр. Вы сейчас на самоизоляции из-за коронавируса. Как ваше самочувствие?

— Да, уже вторая неделя пошла, как я на самоизоляции. Самочувствие нормальное, вчера у меня взяли повторный тест. Жду результата.

— Какая вообще ситуация в Бресте с коронавирусом?

— На мой взгляд, та картинка и те цифры, которые дает нам Министерство здравоохранения, не соответствуют действительности. Я вижу это своими глазами: расходятся и те цифры, которые осмеливаются давать некоторые врачи. Но самое важное не то, верю я или нет, это вопрос веры. Важно то, что сами врачи понимают, что картина, которую дает Минздрав - не такая.

— А какая она в реальности?

— В реальности заболевших больше, гораздо больше. С тестированием не все в порядке. Есть тесты, которые дают реальную картину, но экспресс-тесты зачастую не верные. По смертям врачи, конечно, стараются молчать, я понимаю, какое идет на них давление, они многое не озвучивают, но видно, что очень напряжены.

— Коронавирус стал одной из причин, из-за которой люди в Беларуси сегодня выходят на улицы. И вы сейчас не только блогер, но и пресс-секретарь и координатор команды Сергея Тихановского.

— Я сейчас поясню. Ко мне обратились, чтобы я стал пресс-секретарем и работал по связям с общественностью. Но я не являюсь координатором команды Сергея Тихановского. Я координатор по сбору подписей за Светлану Тихановскую в Брестской области. Ко мне обратился еще Сергей в связи с тем, что у меня есть опыт по сбору подписей, попросил помочь ему с пикетами, с организацией непосредственно сбора подписей.

— А как вы вообще оказались в этой команде?

— Совершенно случайно. Я общался с Сергеем Тихановским больше на блогерские темы, на темы контента. У нас было сугубо личное общение блогеров. Я знал, что он собирается выдвигать свою кандидатуру, но не был уверен, серьезно это или нет. Эта тема у нас немножко поднималась, но незначительно, больше на уровне: «Саша, мне написали подписчики: выдвигайся кандидатом в президенты». Я ему говорил: «Сергей, подписчики часто пишут это всем блогерам. Поэтому решать тебе, естественно».

Но после его задержания в Гродно ко мне уже обратились другие люди, непосредственно Светлана и передала, что Сергей просил в случае его ареста, в каких-то непредвиденных обстоятельствах связаться со мной и обратиться за помощью. Вот она и обратилась по поводу пресс-службы.

— Сергей Тихановский — уникальный лидер, который в очень короткие сроки завоевал популярность. В чем, на ваш взгляд, феномен популярности Тихановского?

— Мы, блогеры, либо политики, либо оппозиционеры-активисты, имеем достаточно узкий круг общения. И социологии в государстве нет. Мы не знаем настроения общества. И не знаем самых простых элементарных вещей: как люди относятся к выборам, как люди относятся к каким-то действиям властей, к каким-то принятым решениям. И нам кажется, что общество знает все.

На самом деле, это не так. И что сделал Тихановский? Он взял камеру, взял микрофон и поехал к этим самым людям, поехал по регионам общаться с различными людьми и выслушивать их проблемы. У этих людей голоса как такового не было вообще - их не покажут нигде, про них не напишет никто. И тут у них вдруг появилась возможность говорить о своем наболевшем: не о политике, не о государстве в целом, не о каких-то глобальных вещах, а о своей маленькой проблеме, которая волнует их. И оказалось, что эти проблемы - по всей стране. Это касается абсолютного большинства людей.

Думаю, что с этим и связана большая популярность Тихановского, что он дал людям возможность высказываться. И еще, что характерно, у нас люди, в основном, на кухнях друг с другом общаются, проводят «кухонные протесты». А здесь люди вдруг почувствовали себя смелыми, показали на камеру свое лицо, высказали свое мнение — это такая отдушина. Человек начинает себя чувствовать человеком в этой ситуации.

— Как, на ваш взгляд, сейчас можно добиться освобождения народного блогера?

— На мой взгляд, мощное международное давление — это раз. А второе — это конечно же, поддержка его подписчиков, людей, которые поддерживают Светлану, которые приходят ставить подписи. Если люди, которые поставили подпись, будут выходить в поддержку этих пикетов, будут благодарить волонтеров, будут общаться друг с другом, высказывать свои мысли и так далее — это тоже огромная поддержка будет для Сергея, и властям будет посыл, что мы не дадим его растерзать.

— Может быть, нужна какая-то поддержка его супруге Светлане Тихановской?

— На сегодняшний момент она не обращалась ко мне с этой просьбой. Да, ей помогают собирать передачи для Сергея. Она передает их практически каждый день, насколько я знаю. Есть какие-то бытовые моменты, но это все решается в узком кругу. Ну а дальше, если что-то будет, то, естественно, мы это будем озвучивать.

— Блогеры - новое, уникальное явление для Беларуси. По сути, вы во многом заменили независимых журналистов, которые в Беларуси работают с серьезной цензурой, и - чего скрывать - с самоцензурой. Почему вы решили стать таким глашатаем свободы?

— Я не знаю, если честно. Так получилось. На самом деле, я в оппозиции достаточно давно, я член Объединенной гражданской партии. Вступил туда, потому что мне не нравилось, что происходит вокруг и решил попытаться что-то поменять, хоть что-то сделать. Не хотелось просто сидеть, смотреть, слушать. Да, можно было получить какие-то знания, можно было пообщаться с умными людьми и так далее. Но чтобы поменять что-то вокруг — не получалось. И тут так получилось, что я начал работать на YouTube-канале, начал создавать какие-то ролики, начал показывать какие-то вещи.

Пришло понимание, что это сейчас то, что нужно, именно это: работать с людьми, показывать им правду, открывать им глаза, менять их мировоззрение, выводить их из маленького мира, в котором они живут, с их кухни, с их работы. Пришел он с работы, пообщался с тремя людьми и вернулся домой — все, у него круг замкнут. И мы приняли решение, что надо как-то расширять нашу аудиторию, работать, показывать, общаться с людьми, проводить расследования. Вот так это началось.

— Люди поддерживают вас?

— Узнаваемость есть. Узнают не только в Бресте, узнают в других городах. Поддерживают, подходят, жмут руку, благодарят. Такая поддержка есть, да. Но опять же, это наши подписчики, которые нас смотрят. Это не значит, что мы идем по улице и везде нам сыплют цветы под ноги, абсолютно не так. Но часто случается, что подходят люди, делают селфи, общаются, что-то советуют, что-то рассказывают.

— Брест - один из самых революционных городов Беларуси, несколько лет там не утихают протесты из-за аккумуляторного завода. Какая там ситуация накануне так называемых президентских выборов?

— Протесты не прекращены. Люди каждое воскресенье выходят на уже знаменитое кормление голубей. Для того, чтобы что-то доказать и чего-то добиться, людям приходится выходить на площадь. Не идти в кабинет чиновника и там решать эти вопросы, не идти в суд и там решать эти вопросы, а приходится идти на штрафы, на сутки для того, чтобы добиться своего права жить в чистом городе, дышать чистым воздухом. Это же ненормальная ситуация.

— У людей есть понимание, что если мы решим одну проблему - уберем диктатора — мы решим все остальные свои проблемы?

— Когда начинался протест, многие люди очень сильно дистанцировались от политики и многие говорили, что наш протест - чисто экологический, мы в политику не лезем, нас не интересуют вообще эти моменты. При попытке объяснить, что это все и есть политика, многие вещи зависят от политической линии «партии» и правительства, люди изначально не понимали. Многих пугало даже само слово политика. Раньше у нас «политика» была — что-то страшное для абсолютного большинства людей. Власти этого добивались 26 лет и результат налицо.

Но сейчас происходит уже обратный процесс. И на это очень сильно повлияли так называемые парламентские выборы, когда инициативная группа против строительства завода выдвигала своих кандидатов в «парламент», и люди вдруг совершенно случайно увидели, как это происходит. Люди, абсолютно не политизированные, никогда не участвовавшие в этих процессах, увидели - и у них был шок, как это вообще все происходит, что происходит на этих участках, в этих комиссиях.

Сейчас, в связи с задержанием Сергея Тихановского, в связи с тем, как происходит кампания по сбору подписей за Светлану Тихановскую, у многих мозги прочистились очень сильно. И даже те люди, которые поддерживали действующую власть и говорили, что можно все решить в суде, разочаровались. Сами чиновники, сами власти сделали из них оппозиционеров.

— Десятки тысяч человек выходили на улицы, подписывались за Светлану Тихановскую. Чтобы вы сказали этим людям, какой следующий шаг им стоит сделать после того, как они поставили подпись?

— Во-первых, я бы пришел на пикеты не только Светланы, я бы поддержал и другие пикеты. Не каждый поддерживает Светлану Тихановскую, надо это понимать. Но большинство людей - за перемены в стране. И каждый человек может придти и поддержать пикеты тех кандидатов, которые выступают за эти перемены, выступают за то, чтобы Лукашенко больше не было у власти. Можно прийти на совместные пикеты, пообщаться с членами инициативных групп. Так как кампания по сбору подписей уже заканчивается, подойти поблагодарить их за работу, ребятам это очень важно.

— Ну, как мы поменяем власть? На честные выборы при Лукашенко рассчитывать не приходится.

— Я прекрасно понимаю, как будут сформированы участковые комиссии. Уверен, что опять будут те же самые отказы, что люди не имеют опыта. У нас получается, что якобы только те, кто в команду Лукашенко входит, имеют опыт, а остальные безграмотные и не умеют считать, не видят, не умеют протоколы заполнять.

Как с этим бороться? На мой взгляд, нужно максимально большое количество людей, которые подадут заявки в участковые комиссии. Когда раньше подавали 2-3 тысячи человек на страну — это один момент, но вы представьте на секунду, когда таких людей будет 100-150 тысяч, и власти вдруг всем откажут? Выборы уже можно будет считать законченными, если этих людей не пустят.

Непосредственно ближе к голосованию, когда люди пойдут уже на участки, остается только одно — массовый выход людей на Площадь. К сожалению, власти нам другого варианта не оставляют.