7 июля 2020, вторник, 19:15
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Как белорус трижды стал рекордсменом Книги Гиннесса

1
Как белорус трижды стал рекордсменом Книги Гиннесса
Фото: Максим Трухоновец

Максима Трухоновца приглашали устанавливать очередное достижение в Великобританию.

До конца мая мировым рекордом по числу выходов силой на кольцах считались 15 повторений без перерыва. Два года назад их выполнил британский спортсмен, и никто не мог с ним сравняться. До тех пор, пока белорусский воркаутер Максим Трухоновец не сделал 18 повторений. Tut.by расспросил трижды рекордсмена Книги Гиннесса о работе программиста, внимании девушек, 15 млн просмотров на YouTube и приглашении в Великобританию.

Как становятся монстрами воркаута

Фото: Максим Трухоновец

Тренировки во дворе Максим оценил восьмиклассником: из-за учебы на спортивные секции времени уже не хватало, а на турнике у родительского дома в Давид-Городке зависнуть можно, как только появилась свободная минута.

— У Максима всегда в приоритете были математика и физика, — говорит папа, Сергей Антонович. Сам он учитель биологии и химии, а еще директор школы. — Заниматься спортом мы не заставляли: у нас в семье никакой диктатуры, дети всегда имели свое мнение.

К концу школы Максим оказался не только обладателем золотой медали, но и победителем соревнований по подтягиваниям. «Спорт — это пока молодой! Вот поступишь в университет — бросишь. Или работа начнется… А когда появится семья, точно времени не останется», — со знающим видом предупреждали взрослые.

— Я ничего на это не отвечал, — пожимает плечами спортсмен. — Кивал головой: мол, посмотрим. Все зависит от целей: если человек ленится заниматься, всегда найдется отговорка.

Максим окончил университет имени Баумана в Москве с красным дипломом. Стал победителем Кубка Беларуси по уличному воркауту (2013 год). Женился. И поставил три рекорда Книги Гиннесса: по максимальному числу подтягиваний (2016 год), выходов силой на две руки (2018 год) и — вот, из последнего — выходов силой на кольцах.

Максим против стереотипов

Фото: Максим Трухоновец

На примере Максима хорошо разрушать стереотипы. Казалось бы, его легко представить в роли тренера — ан нет, работает программистом в минском офисе израильской компании Check Point. Думаете, дело в деньгах? Да, по статистике быть айтишником выгоднее, чем тренером, но и спортсмен со 188 тысячами подписчиков в Instagram смог бы заработать приличную сумму.

— В соцсетях многие просят расписать программы, проконсультировать… Но я прямо отвечаю: я не тренер. Мне это не особо нравится, — признается воркаутер. — В тренировках нужно повторяться, суперсекретов тут нет. Люди любят, чтобы их контролировали, и не хотят быть самостоятельными. Даже не представляю, как можно получать удовольствие от такого процесса: человек сам не стремится к результату, а ждет, что его заставят. Программирование же только со стороны выглядит скучным: на деле получаешь удовлетворение от решения новых задач.

Что у нас дальше по стереотипам? Спортивное телосложение. Легко предположить, что такими мышцами реально обзавестить, только если живешь в спортзале и на первое, второе и третье выбираешь спортпит. А то и что похуже. Но Максим в тренажерный зал стал захаживать только два года назад, когда пригласили в российский проект Vortex: там атлеты из разных видов спорта соревнуются друг с другом. Ради этого пришлось потягать штангу, отработать непривычные движения. А так — много лет занимался исключительно на турниках. Сейчас бывает в зале не чаще чем раз в две недели.

Не сходится и со спортпитом: витамины не помешают, но главный источник «спортивных добавок» — нормальное, здоровое меню.

— Понятно, хочется, чтобы была волшебная таблетка. Мне приписывали даже употребление запрещенных препаратов, хотя какой в этом смысл? Зарабатывай я спортом деньги, это можно было бы еще объяснить. Но здесь даже повод вредить здоровью придумать сложно.

Напоследок разберемся со стереотипом о женском внимании — пусть это и расстроит посетителей тренажерки, которые рассчитывают большим бицепсом заинтересовать девушек. Кстати, Максим с будущей женой Ульяной познакомился на дискотеке, вместе пара уже 11 лет.

— Больше 90% моих подписчиков — это мужчины. Жена смеется: «Ну и для кого ты качаешься?». По интернету гуляет картинка: ожидание — накачаюсь, и девушки окружат меня вниманием. Реальность — только парни вокруг бегают и спрашивают, как ты накачался.

Как поставить рекорд Книги Гиннесса и сколько денег за это дадут

Фото: Максим Трухоновец

К тому, чтобы установить рекорд по числу выходов силой на кольцах, Максим целенаправленно начал готовиться с декабря прошлого года. Но это не было спонтанным решением.

— Я и до этого тренировал выходы на кольцах. Знал о топовых результатах в этом упражнении. На тренировке в декабре у меня получилось выполнить 11 повторений, и тогда я осознал: если начать акцентировано заниматься, вполне можно побить максимум. На тот момент это были 15 повторений. Мне сильно помогло то, что в физическом плане движение для меня было близким. Оставалось выработать оптимальную технику и подготовить мышцы к специфике упражнения.

Обычно тренировки Максима — это 2−3 часа ежедневных упражнений. Но когда белорус нацелился на Книгу Гиннесса, каждые две недели отдыхал от спорта по два дня — чтобы потом проверить свой текущий максимум. Держать график занятий помогло то, что на время пандемии программистов перевели на «удаленку».

В начале мая Максим смог делать больше 15 рекордных повторений. Тогда он обратился к представителям Книги Гиннесса за списком требований для фиксации рекорда. Оказалось, что обычные турники по высоте не подходят. Максим позвонил другу Сергею Детко, он занимается производством воркаут-площадок: «Можно ли в воркаут-зале, где я тренируюсь, установить настенный турник?» — «Это не наши методы! Организуем все на высоком уровне». Так на воркаут-площадке у набережной Дроздов появился, как говорят воркаутеры, самый высокий уличный турник в Беларуси.

В ночь перед рекордом, признается Максим, волновался: час ворочался без сна в постели. Но все прошло даже лучше, чем ожидал: рассчитывал на 17 повторений, вытянул 18.

— Само упражнение выполнил 31 мая. На следующий день отправил материалы представителям Книги. Уже в начале июня мне сообщили: рекорд официально засчитан.

— Люди думают: установил рекорд — и за это тебе мешок с деньгами принесут, — улыбается Максим. — На самом деле нет. За это не платят. Наоборот, те, кто хочет, чтобы рекорд побыстрее подтвердили, должны сами заплатить 1450 долларов.

В случае с белорусским воркаутером организаторы были сами заинтересованы в том, чтобы зафиксировать все как можно быстрее. Предыдущий рекорд Максима по количеству выходов силой на две руки на YouTube-канале Книги рекордов получил 15 миллионов просмотров - и парня звали в Италию сниматься в передаче о рекордсменах Книги Гиннесса и приглашали устанавливать очередное достижение в Великобританию.

— Пандемия внесла свои коррективы. Да, были мысли о том, чтобы все перенести, но по итогу решил организовать попытку сейчас, пока готов. Из собственного опыта тренировок я вынес, что лучшие результаты мне удается показывать в конце весны. Для уменьшения рисков мы, конечно же, проводили попытку установления рекорда с минимумом людей и соблюдением дополнительных мер предосторожности.

Зачем это все, если рекорд побьют

Фото: Максим Трухоновец

Первый рекорд Максима уже побили. Максимальное число подтягиваний в мире теперь — за спортсменом из Софии.

— Когда узнал, конечно же, расстроился, но я был к этому готов. Когда берешься за популярное упражнение, твой результат побьют, это неизбежно. Но приятно быть одним из двигателей прогресса.

— Когда Максим ставит рекорды, и я, и жена моя немножко переживаем, чтобы не было травм, — признается папа Сергей Антонович. — Это ведь достигается сверхнапряжением физической силы. Но знаем: если сын так поступает, значит, чувствует запас сил.

56-летний Сергей Антонович, кстати, и сам большой любитель тренировок. Максим называет его главным своим мотиватором: вот уже много лет директор школы начинает день с пробежки, подтягиваний и отжиманий. И турник — тот самый, что Сергей Антонович много лет назад поставил с сыновьями у дома, — до сих пор стоит.