4 августа 2020, вторник, 16:37
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Алиса Сыракваш: Надо вводить санкции против лукашенковской мафии

15
Алиса Сыракваш: Надо вводить санкции против лукашенковской мафии

Белорусы близки к победе.

Сотни акций солидарности с борющейся Беларусью проходят в эти во всем мире. Сайт Charter97.org поговорил с одним из организаторов ярких и представительных акций в Париже - проживающей во Франции общественной активисткой Алисой Сыракваш.

- Вы были вынуждены покинуть Беларусь по политическим мотивам 16 лет назад. Как изменилась страна и люди за это время? Узнаете ли вы прежних белорусов?

- C момента, когда я уехала в 2004 году, я так и не вернулась в Беларусь. Но по тому, что я вижу из новостей, если сравнивать хоть бы с тем же 2015 годом – разница огромнейшая.

В 2015-м, во время избирательной кампании, я была удивлена, насколько даже, казалось бы, независимые медиа гнали волну безысходности. Сегодня у меня такое чувство, что люди меньше ищут и ждут, что им дадут какое-то указание сверху от политиков или СМИ. Они начинают сами проявлять солидарность, отвечать за себя, высказывать протест.

Это невероятно - по сравнению с той Беларусью, из которой я уезжала, которую я видела по новостям и рассказам друзей на протяжении всех этих лет. Та же кампания помощи медикам во время эпидемии коронавируса, которая очень сплотила людей и подняла волну солидарности.

Главную роль, конечно, играет интернет и независимые электронные СМИ. Сейчас люди могут смотреть не только один канал или читать одну газету. Даже пожилые люди узнают новости из интернета.

- Что вы почувствовали, когда на первые пикеты альтернативных кандидатов начали выстраиваться километровые очереди?

- Гордость. Даже не надежду, а веру в то, что белорусы пришли к той заветной точке. Я всегда гордилась своим народом, но сейчас белорусы в той точке, в которой поняли, что власть – это они сами, а не один человек плюс несколько тысяч приближенных к нему головорезов.

Власть – это не государство, а белорусы со всеми своими спорами и солидарностью. Люди поняли, из чего сделано государство. Оно сделано из людей. От людей исходит решение, подчиняться или нет, в какую сторону пойдет государство, на что тратить деньги из бюджета. Это уже факт: люди поняли, что власть у них.

- Почему вы решили принять участие в организации акций солидарности с белорусами в Париже?

- Я уже устраивала акции солидарности в Париже. У нас очень демократичная и горизонтальная структура.

Мы организовывались все вместе, вместе же подавали в префектуры документы. Здесь не нужно получать разрешение на акцию, достаточно просто согласовать место и время. Так что это было сделано силами всех людей, которые пришли на акцию. Мы все готовили плакаты, пели, писали петиции. У нас - не «вертикаль». Мы вместе самоорганизовались.

- Первый митинг прошел прямо возле Эйфелевой башни. Расскажите о ваших впечатлениях. В чем значение ваших акций?

- Сила наших акций в том, что мы с открытым сердцем говорим «спасибо!» белорусскому народу, который выходит на улицы. Для нас, белорусов за рубежом, это единственная возможность действовать и высказать свою благодарность. Это действует в обе стороны. Нас это тоже делает более сильными, и мы надеемся, что для белорусов в Беларуси это тоже поддержка.

Сейчас на акции белорусов во Франции вышли люди, которые никогда не ходили на манифестации. Они приехали либо на учебу, либо на работу и раньше были аполитичными. Но сегодня происходящее в Беларуси их задело, и они тоже стали солидарны. Я их не осуждаю за инертность в прошлом. Это просто прекрасный факт - то, что и они начали выходить.

Мне кажется, что и в Беларуси, и за рубежом изменилось направление борьбы. Здесь нет идеологии или каких-то явных политических мотивов, а общие идеи свободы, которые касаются всех: и «политичных», и «аполитичных».

- На вашем митинге выступил посол Франции по правам человека Франсуа Крокетт, который от имени правительства страны выразил поддержку белорусским демонстрантам. Нужно ли на подобных акциях добиваться от европейских политиков введения санкций против режима Лукашенко?

- Я считаю, что да. Санкций боятся. По моему мнению, надо наложить санкции на оффшорные счета, на интересы лукашенковской мафии, на дипломатические отношения. Но максимально продуманно, чтобы это не касалось тех белорусов, которые сейчас выходят на улицы. Я не специалист по санкциям, но надеюсь, что европейские политики придумают, как это сделать.

Я за то, чтобы белорусская диаспора каждой страны привлекала европейских политиков к борьбе за свободу в Беларуси. Нам следует обращаться в министерства иностранных дел наших стран, а также в Европарламент. Потому что ситуация в Беларуси касается Европы напрямую. Они могут способствовать тому, чтобы у нас были свободные выборы и чтобы мы стали более независимы от России. Это мое личное мнение.

- Франция - родина многих революций, изменивших ход истории. Можно ли, исходя из французского опыта, говорить о революционной ситуации в нашей стране, о духе свободы, охватившем людей?

- Я вижу в Беларуси тот же дух свободы, который вижу во Франции на многих манифестациях. Здесь люди веками ничего не боятся.

И белорусы тоже перестали бояться. Думаю, люди заразились воздухом свободы и достоинства.

- Кого бы из альтернативных кандидатов вы поддержали, если бы жили в Беларуси?

- Мне нравятся два человека, которые вышли на следующий этап этой гонки. Я бы поддержала Светлану Тихановскую, потому что в моих глазах она сейчас представляет настоящую Беларусь. Так уже у нас получается, что наших близких сажают, а ты продолжаешь за них бороться, верить и идти за свободой. Для меня она - символ Беларуси в этой ситуации. Это такой же человек, как наши знакомые, с которыми мы ходим в кафе или на шоппинг. Не политик, не дипломат, не крупный бизнесмен, а человек, с которым многие белорусы могут себя ассоциировать.

Также мне симпатичен Виктор Бабарико. Но это мое личное мнение. Пусть люди голосуют, за кого хотят.

- Так или иначе, все протестные кандидаты столкнулись с неадекватной реакцией властей. Что, по вашему мнению, нужно делать белорусам, чтобы отстоять своих лидеров и свои голоса, отданные за них?

- Я уже говорила о санкциях. Но здесь, во Франции, самые важные и самые крупные изменения были возможны только благодаря всеобщей, всенародной забастовке. Это было абсолютно без крови, без жестокости, без стычек. Люди просто не вышли на работы. Они сказали государству, что не согласны с тем, какие у них социальные условия, минимальная зарплата, пенсионный возраст, сколько по законодательству обязательных каникул, сколько часов длится рабочий день. Они сказали: «Стоп! Мы в этом не участвуем». Я думаю, что это оптимальный вариант и для Беларуси.

Также Беларуси, по-моему, близок вариант Армении, там ведь тоже произошла блокировка главных артерий снабжения государства.

Я повторюсь, я против того, чтобы ввести белорусов в еще более глубокий экономический кризис, я говорю о том, что государство должно принадлежать людям, а не какому-то абстрактному «народу». Вы и я. Неповиновение государству – это главный инструмент людей. Не кровопролитное, без жестокости – как всеобщая забастовка.

- Вы молодая девушка с европейским гражданством. Вашим возможностям и перспективам позавидуют многие в нашей стране. Почему вы продолжаете добиваться перемен для Беларуси?

- Я всегда продолжаю оставаться белоруской. Это никуда не уходит. Я 21 год жила в Беларуси и сформировалась там как человек. Эта страна, которую я люблю всем сердцем.

Мне больно, что я не могу вернуться туда уже 15 лет. Во Франции у меня началась новая жизнь. Здесь у меня потрясающие друзья, работа. Я реализовала здесь все то, что хотела реализовать в Беларуси. Это очень жаль.

Честно говоря, так завернулась история, что мне пришлось уехать и я не знаю, смогу ли я вернуться в Беларусь, когда она станет свободной. Но я белоруска до самых костей и мне хочется, чтобы у страны было такое же будущее, как у всех европейских стран.

Чтобы у нас была демократия, перспективы, чтобы люди могли реализоваться, чтобы была свобода творчества и свобода политических высказываний. Все то, что есть у европейцев!