19 января 2022, среда, 1:41
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Наталья Радина: На втором этапе революции мы сможем добиться победы

15
Наталья Радина: На втором этапе революции мы сможем добиться победы
Наталья Радина

Все ошибки будут учтены.

Главный редактор Charter97.org Наталья Радина приняла участие в работе Форума свободной России в Вильнюсе.

После панельных дискуссий на Форуме журналисты kasparov.ru обсудили с Натальей Радиной ситуацию в Беларуси, ошибки оппозиции во время белорусских протестов в 2020 году и возможные перспективы развития нашей страны.

— Какие у вас впечатления от Форума свободной России?

— Самые позитивные. Это важно — встречаться, обсуждать общие проблемы. В Беларуси и России правят союзнические и родственные по духу диктаторские режимы, опыт противостояния им у белорусской и российской оппозиций во многом схож. Поэтому важно вместе обсуждать пути изменений в наших странах.

— Какие островки свободы сейчас остались в Беларуси?

— Трудно сейчас говорить о каких-то островках свободы, идет тотальный геноцид белорусов. Помимо полного лишения людей гражданских и политических прав, сегодня в стране уничтожают белорусскую культуру, язык, историю, запрещают национальные символы. Мы наблюдаем политику реваншизма, вызванную паническим страхом Лукашенко после революционных событий 2020 года, когда против диктатора восстала вся страна. Однако все попытки удержать ситуацию под контролем и задавить в стране любое инакомыслие вызывает обратную реакцию: белорусы ненавидят Лукашенко еще сильнее. Он удерживает власть сегодня только силовым способом. Я думаю, этот период долго длиться не может, поскольку на штыках держаться очень дорого, а денег у Лукашенко нет.

— Какую роль, по вашему мнению, в режиме Лукашенко играет путинский режим?

— В первую очередь, он оказывает ему политическую и экономическую поддержку — предоставляет кредиты, поставляет нефть и газ по заниженным ценам и постоянно оправдывает преступления лукашенковского режима на международной арене.

Но надо отметить, что лукашенковская диктатура для Путина сегодня — это крайне убыточное предприятие, фактический банкрот, которое требует все большего и большего количества денег. При этом неблагодарным союзником постоянно создается огромное количество проблем. К примеру, многократные угрозы Лукашенко, что он перекроет транзит российского газа по территории Беларуси, при том что "Белтрансгаз" ему больше не принадлежит. Те же его угрозы, что он остановит транзит европейских товаров через территорию Беларуси в Россию, а также угрозы, что он остановит транзит товаров из Китая в Европу, — все это у прежних лукашенковских союзников — российских и китайских — вызывает огромное недовольство. Возникает вопрос: а есть ли смысл дальше поддерживать этого безумца и банкрота?

— Что должно произойти, чтобы они отказались от этой поддержки?

— Я не сторонник того, чтобы ждать, что Беларусь спасут условные Путин или Байден. Нужно действовать самим. Давление должно происходить в первую очередь изнутри страны, при обязательном давлении извне. Тогда возможен успех. Это вещи взаимосвязанные — не может быть одного внешнего давления и отсутствия внутреннего, если мы хотим добиться свободы. Должно быть и то, и другое.

— С помощью мирного протеста не получилось этого добиться?

— Мирный протест — это путь к свободе. Мирные революции побеждали и в Польше, и в Венгрии, и в странах Балтии, и в Грузии, и в Украине. Проблема в том, что в Беларуси новыми и неопытными лидерами были допущены системные ошибки. В первую очередь, революции не делаются по выходным. Мало было выходить на марши только по воскресеньям. Нужно было стоять каждый день и добиваться конкретных целей. Не просто ходить по городу и показывать, как нас много. Это прекрасно, но чего мы добились?

Нужно было идти к Белорусскому телевидению и требовать эфира — тогда могла встать вся страна. Необходимо было идти к Дому правительства и требовать переговоров, необходимо было идти в тюрьму на Окрестина, где пытали людей, и требовать их освобождения. Тем количеством, которое выходило — 300–400 тысяч только в Минске, миллион по всей стране, — можно было добиться изменений. Эти ошибки были допущены, потому что реальные лидеры оппозиции оказались в тюрьмах накануне выборов. Возглавили революцию люди неопытные, амбициозные, не желающие каким-либо образом обсуждать стратегию с теми, у кого есть опыт. Многие из этих новых лидеров в итоге сами попали в тюрьмы или оказались в эмиграции.

Но в будущем, я думаю, все ошибки будут учтены. Скажем, что это был первый этап революции, а во втором мы сможем добиться победы.

— Вы уехали из Беларуси в 2011 году. Тогда тоже была волна протестов. В чем разница между выборами в 2010 и 2020 годах?

— В Беларуси всегда была сильная оппозиция, которая боролась за свободу и независимость страны. Даже в самые сложные времена, когда активисты оппозиции подвергались репрессиям, все равно оставались люди, которые были несгибаемы и продолжали дело. К сожалению, большая часть общества не включалась в борьбу. Многие боялись репрессий и старались выживать, сторонясь политики.

К 2020 году Лукашенко банально надоел всем. Это не удивительно. Двадцать шесть лет у власти один и тот же, не очень здоровый психически человек, который изолирует страну, не дает ей развиваться, который подавляет оппозицию. Плюс сработал ковид-фактор, когда с начала пандемии весной 2020 года Лукашенко отказался вводить в Беларуси карантин. Только в первую волну эпидемии в Беларуси погибли десятки тысяч человек. Стало понятно, что на людей диктатору совершенно плевать.

Свою роль сыграло и выдвижение на президентских выборов необычных кандидатов. О президентских амбициях объявили бизнесмен Виктор Бабарико, чиновник Валерий Цепкало, народный блогер Сергей Тихановский. Стало очевидно, что все общество против, даже номенклатура и бизнес хотят перемен. В 2020 году против Лукашенко уже восстала не часть народа, а вся страна.

— Как изменилось общество за период подготовки к выборам, самих выборов и последующих протестов?

— Люди увидели, что их много, поверили друг в друга, поверили, что они — нация. Народом были приняты и признаны наши национальные символы, до этого запрещенные властями, — бело-красно-белый флаг и герб "Погоня". В нации проснулась душа. И это увидел весь мир.

Люди очень сильно изменились в 2020 году. Конечно, весь шквал репрессий, который впоследствии обрушился на страну, — это трагедия, но это закаляет нацию. К сожалению, не бывает пути к свободе без жертв. Самое важное, конечно, минимизировать количество этих жертв и гордиться своими героями, гордиться людьми, которые боролись за свободу, самому участвовать в Сопротивлении. Это те условия, в которых рождается настоящая нация.

— С каким чувством вы наблюдали за периодом протестов?

— Я не просто наблюдала, я старалась сделать все возможное в этой ситуации. Сейчас средства коммуникации это позволяют, даже если находишься за рубежом. Конечно, я бы хотела приехать, но у меня не было этой возможности. Меня предупредили, что арестуют прямо на границе. Ехать смысла не было, хотя безумно хотелось.

Я все это смотрела, конечно, онлайн, все это видела, и радовалась, и плакала. Самый большой стресс, конечно, испытала, когда женщины выходили из тюрьмы на Окрестина, рассказывали о пытках, которые они пережили. Это было, конечно, очень тяжело. Было очень много эмоций, самых разных. Но эмоции надо уметь отключать, больше думать о том, что делать, чтобы мы смогли победить и, самое главное, освободили людей из тюрем.

Сегодня в Беларуси находятся четыре тысячи политзаключенных, не меньше, судя по тому, как отчитываются о политических делах Генпрокуратура и Следственный комитет. Правозащитники называют 900, но это цифры заниженные. Многие правозащитники сами в тюрьмах, они просто не успевают обрабатывать данные. Надо спасать людей, среди них — реальные лидеры Беларуси.

— Что сейчас делается для поддержки политзаключенных?

— Главное, оказывается поддержка их семьям, хотя это, конечно, не так просто в нынешних условиях. На международном уровне постоянно поднимается вопрос необходимости освобождения политзаключенных, против режима вводятся экономические санкции. Давление нужно продолжать до освобождения всех узников совести.

— Хотели бы вы заниматься политикой внутри Беларуси уже как политик?

— Посмотрим. Давайте для начала освободим Беларусь.

— Если бы вы проводили избирательную кампанию, какие бы у вас были основные тезисы?

— Я так далеко не заглядывала, надо подумать. Естественно, я человек, который всю сознательную жизнь боролся за свободу, я ни дня не работала ни в одном государственном издании. Для меня это принципиально — журналист не может быть на гособеспечении. Журналист должен быть свободным и независимым. Естественно, я всегда выступала за соблюдение прав человека.

Я вижу Беларусь европейской страной, страна должна двигаться по пути европейских реформ. Для нас это может стать спасением в том числе и от неизбежного влияния России. Но для того, чтобы страна вступила в ЕС, ее нужно реформировать, готовить к этому процессу. Я бы занималась этим.

— Как вам кажется, такие мероприятия, как Форум свободной России, могут повлиять на ситуацию в России и Беларуси?

— Могут. Здесь проходит достаточно честный разговор. Важно вырабатывать не только тактику, но и стратегию борьбы. Важно согласовывать позиции, важно поднимать тему санкций. Например, на Форуме прозвучало предложение требовать введения санкций против России за поддержу режима Лукашенко. Это нужно.

В нашей общей борьбе за свободу важно не забывать, что Беларусь — независимая страна. Если Путин с Лукашенко подпишут еще какие-то союзные договоренности, а уже подписаны ряд союзных программ и военная доктрина, то это уже звучит как оккупация Беларуси. Белорусы, конечно, будут бороться за свою свободу и независимость. Конституция позволяет это делать всеми возможными способами. Но важно, чтобы и российское общество протестовало против этого, чтобы не было никакого "беларусьнашизма". Лозунг "За нашу и вашу свободу!" не теряет актуальности.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».