8 мая 2021, суббота, 17:12
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Cказали, что это я обругал Лукашенко на МЗКТ»

38
«Cказали, что это я обругал  Лукашенко на МЗКТ»
Фото: ТАСС

Рассказ бывшего работника завода, где Таракана в лицо послали на три буквы.

«Очень скучаем по дому. Особенно первое время было очень тяжело. Тебя просто вытолкнули из страны. Обидно, что из своей же страны, не из какой-то чужой», говорит Андрей Судас, бывший работник МЗКТ, который во время его визита Александра Лукашенко на завод 17 августа 2020 года якобы выкрикнул грубую фразу. Андрей был вынужден покинуть Беларусь, как он говорит, для своей безопасности. Сперва он, его жена и друг около месяца провели в Украине, затем перебрались в Польшу. Там он с супругой живет и сейчас.

Портал tut.by поговорил с уехавшим белорусом, узнал, что происходило на МЗКТ в день встречи с Лукашенко и как они с женой сейчас живут за рубежом.

Андрей Судас работал на Минском заводе колесных тягачей бригадиром в цеху сборки и испытания автомобилей. Говорит, что это, можно сказать, один из основных цехов на заводе. Именно там собирается техника и испытывается перед тем, как пойти на продажу.

В понедельник 17 августа 2020 года он как обычно пришел на работу. Заводчанин знал, что на предприятии будет встреча с Лукашенко.

— Утром на заводе везде была его охрана, спецслужбы. Нас на работу запускали по пропускам, по спискам проверяли, был полный досмотр. Обычно у нас в цех можно было спокойно зайти и выйти, — вспоминает тот день Андрей. — Как выразился мой начальник, «посмотреть на меня из-за того, что я вытворяю», какие-то сотрудники пришли еще до начала собрания. Под вытворяю он имел в виду то, что я активно участвовал в стачечном движении на заводе.

По словам Андрея, сотрудники ему ничего особенного не сказали, постояли и ушли. Спустя некоторое время он собрался идти на встречу с Лукашенко.

— Площадка, где должен был приземлиться вертолет Лукашенко, была возле нашего цеха. Но я этого уже не увидел, — продолжает Андрей Судас. — Когда я и еще двое моих коллег шли к месту, где он должен был выступать, мне позвонили ребята из цеха и сказали, что меня ищет начальник и мне нужно подойти на рабочее место. Мы подошли. Начальник нам сказал, что мы никуда не идем. Мы должны переодеться, нас вывезут с завода и мы пойдем домой.

Однако, как говорит заводчанин, ни он, ни его коллеги даже не успели переодеться.

— Нам сказали выключить телефоны и сесть в микроавтобус. Нас прямо в рабочей форме вывезли на нем за территорию завода и пересадили в автозак. Автозак долго кружил по Минску, нас сопровождало несколько человек. Кто конкретно это были такие, я не знаю — с нами не разговаривали, — говорит Андрей. — Потом нас привезли в Заводское РУВД, высадили, отвели в здание. Там мы просидели около 5 часов. Поскольку на нас была форма, откуда мы было понятно. В милиции знали, что к нам на завод прилетел Лукашенко, но им никто не сказал, похоже, для чего нас к ним привезли.

В РУВД, по словам Андрея Судаса, ему дали подписать бумаги, что провели с ним профилактическую работу. На заводе к тому времени уже все закончилось.

После встречи с Александром Лукашенко в Сети появилось видео, на котором запечатлено, как один из работников завода выкрикнул грубую фразу. После этого Лукашенко в сопровождении охраны направился к толпе, где стоял кричащий.

— Все написали, что это я кричал и снимал его на телефон. Но меня в то время уже не было даже на территории завода, я не присутствовал на собрании, — говорит Андрей. — Тех работников, кто действительно кричал, я визуально знаю, мне говорили, кто это такие.

А вот на записи телефонного разговора, которую Лукашенко включал во время беседы с заводчанами, как признается Андрей, его голос и друга.

На аудио двое обсуждают протесты на предприятиях. О чем конкретно говорится на записи, не ясно. Там было всего пару фраз: «Надо поливать его сразу, выходить и заряжать „пошел вон!“ и все. Главное, чтобы народ поддержал, не морозился, не боялся. Всех не уволят».

— У меня были подозрения, что я на крючке у силовиков, что меня прослушивают. А когда вышел из РУВД, жена и ребята, которые меня встречали, показали мне это видео с завода, где Лукашенко включал запись телефонного разговора. Вывернули все так, будто друг мой — заказчик, а я — исполнитель, и он мне заплатил, чтобы я устраивал забастовку на заводе. После этого я понял, что нужно срочно уезжать из страны. Не понял только, зачем меня отпустили.

Андрей вспоминает реакцию своей супруги на все происходящее. Говорит, что она была в шоке, в том числе и от того, что нужно уезжать.

— Но она же и настояла на том, чтобы мы с моим другом уехали. Мы все еще тешили себя надеждой, что все обойдется, ничего ведь страшного мы не сделали, — говорит Андрей. — В этот день домой я действительно не вернулся. Заехал после РУВД на завод, переоделся, собрал вещи и уехал с другом к знакомым за Минск, там перекантовались пару дней. Повидались на прощанье с родными и уехали в Украину. Чуть позже к нам приехала моя жена. Там мы пробыли где-то месяц. В Украину мы поехали потому, что у нас не было польских виз. Но позже в Киеве мы подали документы на оформление гуманитарных виз.

С оформлением документов, жильем и прочим в Украине Андрею помогали друзья, которые там живут.

— Потом мы уехали в Польшу, там у нас тоже друзей много. И они нам тоже очень сильно помогли. Поляки к белорусам сейчас относятся с большим пониманием. Они не считают, что мы «понаехали». Особенно старшие люди понимают, что и как у нас здесь, — отмечает собеседник. — Мы уехали в Польшу с минимальным запасом средств. Кончно нам собрали помощь ребята из Беларуси и в Польше помогали. Однако в любом случае нужно было искать работу.

Андрей с женой жили в небольшом городке в километрах 70 от Варшавы. Друг к тому времени уехал назад в Беларусь. «Он ошибочно посчитал, что ему ничего не угрожает, ведь мы ничего серьезного не сделали. Но как только он приехал, его посадили», говорит собеседник.

— Работать и учиться здесь по гуманитарным визам разрешили только с декабря прошлого года. До этого можно было подаваться только на беженство. Но я принципиально не хотел быть беженцем, — поясняет парень.

Некоторое время Андрей работал на СТО.

Чуть больше месяца назад они с женой переехали в другой город и уже больше месяца там живут.

— Нашел работу — устанавливаю солнечные батареи. Пытаемся здесь учиться, язык изучать, ищем варианты повышения квалификации, чтобы получить какие-то польские корки. У меня средне-специальное техническое образование и высшее спортивное. То есть два диплома белорусских, но здесь они никому не интересны. Я могу пойти работать, к примеру, слесарем на заводе, потому что я умею читать чертежи. А, скажем, инженером, или преподавателем физкультуры, или тренером — здесь нужно уже польское образование: курсы пройти, в университете отучиться.

Андрей говорит, что они с женой очень скучают по дому. У них в Беларуси остались родители, друзья.

— Особенно первое время было очень тяжело. Тебя просто вытолкнули из страны. Обидно, что из своей же страны, не из какой-то чужой, — говорит парень. — Конечно созваниваемся с родными. Для них это все тоже очень тяжело переносить. Но они нас поддерживают. Сейчас думаем, как с ними встретиться. Мне дорога в Беларусь сейчас заказана — светит реальный срок. Если бы не пандемия, то было бы все гораздо проще. А пока выездами, к сожалению, сложно.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».