29 июля 2021, четверг, 16:02
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Изгнанный из страны маэстро Чернухо-Волич: Демократические перемены в Беларуси случатся в скором будущем

3
Изгнанный из страны маэстро Чернухо-Волич: Демократические перемены в Беларуси случатся в скором будущем
Вячеслав Чернухо-Волич

Поддержавшие насилие должны нести ответственность.

В должности главного дирижера Большого театра Беларуси Вячеслав Чернухо-Волич пробыл всего два дня — 26 августа 2020 года контракт с ним был разорван. Наверху не понравились высказывания маэстро о ситуации в стране, пишет сайт naviny.by.

После увольнения Чернухо-Волич с супругой уехал в Одессу — город, где работал несколько лет в местной опере и где его возвращению были рады.

Вячеслав Чернухо-Волич — обладатель медали имени Франциска Скорины и специальной премии президента за большой личный вклад в возрождение старинной белорусской музыки. Лауреат Национальной театральной премии Беларуси за постановку оперы «Набукко» Верди.

С 1993-го — дирижер Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь. С 2001-го по 2006 год был главным приглашенным дирижером театра оперы и балета города Мерсин (Турция). В течение многих лет сотрудничал с Московским музыкальным театром имени Станиславского и Немировича-Данченко. Теперь является главным дирижером Одесской оперы.

— Давайте вернемся на два года назад, когда вы начали работать в Одессе. Почему вы решили участвовать в конкурсе на должность главного дирижера Одесской оперы?

— Мы с моей супругой Еленой очень любим Одессу, старались при возможности сюда приезжать и бывать в Одесской опере, одном из старейших театров в бывшей Российской империи. Его посещал сам Александр Пушкин. Свою «Пиковую даму» здесь ставил Петр Чайковский, в этом театре пел Федор Шаляпин и многие другие звезды оперной и балетной сцены.

Этот театр — одна из архитектурных жемчужин среди оперных театров. Здесь, как нигде на территории бывшего СССР, потрясающая акустика. Благодаря нескольким удачно проведенным реконструкциям акустические качества зала великолепны, звук благороден и гармоничен.

У каждого музыканта есть свои намоленные места, где он хочет выступать. Одной из таких сцен для меня является сцена Одесского театра оперы и балета. В 2018 году я был приглашен дирижировать спектаклем «Турандот» Джакомо Пуччини. Мне очень понравился и оркестр, и хор, и солисты. И вот теперь я здесь служу, а недавно мой контракт был продлен еще на три года.

— Однако когда вас пригласили в Минск, вы согласились.

— Мои переговоры с художественным руководителем Большого театра Беларуси Валентином Елизарьевым длились в течение всего 2019 года. И мы пришли к соглашению весной 2020-го. При этом с директором Одесской оперы Надеждой Бабич мы договорились, что я буду приезжать в Одессу и дирижировать, насколько мне будет позволять время. Еще директор сказала, что если что-то не сложится в Минске, меня в Одессе ждут.

Я по сей день ей очень благодарен за человечность и солидарность с белорусским народом в моем лице. Весной 2020 года, когда был этот разговор, никто не мог предположить, что я так быстро вернусь.

— В чем же вы провинились перед белорусскими властями, если после длительных переговоров вас уволили через два дня после назначения на должность главного дирижера?

— В июне я написал пост в фейсбуке в поддержку Виктора Бабарико. В августе еще написал посты в фейсбуке, в которых высказал возмущение насилием, несоблюдением закона, фальсификацией результатов выборов. Позже мне рассказали, что именно мои высказывания в социальных сетях явились основанием для того, чтобы разорвать мой контракт с белорусской оперой 26 августа — через два дня после того, как я стал главным дирижером.

Но я продолжил работу в театре в качестве приглашенного дирижера. В октябре 2020 года я выпустил спектакль «Щелкунчик» в постановке Валентина Елизарьева.

— Однако вы потеряли «Короля Стаха»?

— Да, премьера состоялась без меня. Хотя два года мы готовили этот спектакль в Минске, думали над тем, кого пригласить в качестве режиссера и художника. К осени 2020 года постановочная группа была определена. Однако в тот период театр уволил несколько музыкантов. И после этого я решил для себя и заявил публично, что не приеду дирижировать, пока людей не восстановят на работе. И вот тогда руководство мне сообщило о расторжении договоренностей о запланированных постановках и спектаклях. С тех пор я не дирижировал в Минске.

Мои отношения с театром теперь сложные, но это же мой родной театр. Отношение к родине у меня сыновье, как к родителям, которых не выбираешь. Что бы ни случилось, остаешься благодарным своей родине, прощаешь, любишь и желаешь ей только лучшего.

— Скоро год, как всё это случилось. Как вы теперь смотрите на произошедшее?

— Большой театр находится под пристальным вниманием властей, которые очень озабочены чистотой рядов. Поэтому те артисты и музыканты, которые позволили себе открыто высказаться по поводу происходящего в стране, пострадали. Существовал перечень фамилий артистов, которых надлежало уволить из театра. Мне сказали, что моя фамилия была в этом списке номером один. Когда увольнялся, думал, что, может, они не будут применять репрессии к другим артистам, остановятся на мне. Однако через два месяца уволили ведущего баритона Илью Сильчукова, дирижера Андрея Галанова, а также еще трех ведущих музыкантов оркестра: первую скрипку Регину Саркисову, скрипачку Аллу Джиган, альтистку Александру Потемину.

Эта история продолжается — недавно не продлили контракт с народным артистом Беларуси баритоном Владимиром Петровым, вынуждена покинуть театр меццо-сопрано Наталья Акинина и еще несколько музыкантов.

3 июля этого года Лукашенко посетил театр, сказал там воспитательную речь, главный посыл которой был в том, что артисты должны себя вести правильно, не допускать никакой крамолы в высказываниях. Одним словом, пойте, пляшите, но только в заданном им направлении, делайте только нужные шаги.

Когда я слушаю Лукашенко, мне стыдно. Вот уже более 20 лет ничего, кроме стыда за то, что он делает с нашей страной, не чувствую. Я уверен, что это большая историческая ошибка — избрание такого президента в 1994 году.

— Увольнения, непродление контракта. Все это не может не сказываться на качестве белорусской оперы, не так ли?

— Внешне в Большом все осталось, как было — артисты поют, танцуют, оркестр играет. Конечно, есть незаменимые творческие люди, но когда их выдавливают по одному, их нехватку можно прикрыть, например, другим репертуаром. Несмотря на то, что выдавливание из музыкального искусства знаковых артистов и музыкантов — это очень серьезная история, любитель этого и не заметит. А вот лет через пять лет невосполнимые потери станут заметны.

Речь идет о профессиональном уровне исполнения, который падает с уходом лучших артистов и дирижеров, о традициях и интерпретации исполнительского искусства, о выучке оркестра. Чем меньше в театре будет ярких личностей, тем больше безликих представлений. И даже если это сейчас не бросается в глаза, то станет заметно через некоторое время.

— Вы бы смогли работать в Большом театре теперь, если бы вас не уволили?

— Нет, я бы не смог уволить своих коллег, ушел бы вместе с ними. Мы с супругой об этом много раз говорили и пришли к выводу, что для меня хорошо, что все закончилось быстро, а мои душевные терзания не длились долго. Это лучше, чем попасть в ситуацию, как собака, которой хвост отрезают по сантиметру.

— Вы считаете, что вам повезло больше, чем тем, кто остался?

— Однозначно. Я еще осенью обращался к своим коллегам, говорил, что их выдавливают по одному, и этому надо сопротивляться. Некоторые мне ответили, что я так рассуждаю, потому что у меня есть работа и я в безопасности. Теперь понимаю: я не могу этого не учитывать. Люди живут в тех условиях, которые есть в Беларуси. Они вынуждены петь, играть и танцевать.

И все же на ум приходят исторические параллели. При нацизме в Германии были одни из лучших в мире музыкальные театры и симфонические оркестры. После окончания Второй мировой войны многие из артистов и музыкантов пострадали — им было запрещено работать по профессии. Такое решение принималось индивидуально в зависимости от тяжести содеянного, степени поддержки фашистского режима.

Не исключено, что нечто подобное будет и в Беларуси в различных сферах. Каждый должен нести ответственность за то, что он делает. Тот, кто поддерживал беззаконие и террор в отношении белорусского народа, должны нести ответственность.

— Вы, наверное, много раз сталкивались с мнением жителей Украины, где живете, о том, что мы сами виноваты в том, что теперь происходит в Беларуси?

— Украинцы считают, что мы упустили свой шанс на свободу. Мои украинские коллеги горячо переживали за меня и многие говорили, что надо было идти до конца в своей борьбе. Я отвечаю, что мы другие. Да, мы снимали обувь в августе 2020 года, становясь на лавочки, ходили с цветами против ОМОНа. Мы не пойдем воевать, взрывать. Мы хотим справедливости законным демократичным путем.

— И это означает, что мы проиграли и дошли до массовых зачисток гражданского общества в Беларуси?

— Думаю, что речь идет о более длительном процессе, но не о проигрыше. Выросло поколение непуганых советской властью молодых людей, есть интернет. Наконец, белорусы увидели, что политики способны объединяться, как три штаба — Бабарико, Цепкало и Тихановской. Мне кажется, демократические перемены в Беларуси неизбежны и случатся в скором будущем.

— И когда это случится, вы приедете домой?

— Мы хотим приехать домой. Пока мы с женой работаем в Одессе. Елена преподает в музыкальном колледже. Она скрипачка, работала в Большом театре Беларуси.

Одессу я не брошу, потому что она не бросила меня в трудный период. Одесса стала очень важным городом в жизни нашей семьи, мы очень ей благодарны. Для нас она действительно Одесса-мама.

Поддержка украинским государством ведущих творческих коллективов, несмотря на ряд сложностей в Украине, значима. Заработная плата ведущих артистов значительно выше, чем в Беларуси. Это отражение того, какие приоритеты у государства, на мой взгляд.

За год пандемии мы с театром сделали много интересных постановок. Среди них «Кармина Бурана», «Щелкунчик» в новой редакции. Завершили сезон премьерой «Богемы» Пуччини. В театре появился фестиваль «Зимний променад», где мы показываем много новинок, делаем концерты оркестра и хора. У нас очень много планов, очень насыщенный график, мы очень много и интересно работаем.

Ближайшее важное событие — гала-концерт 22 августа к 30-летию независимости Украины, в котором примут участие ведущие солисты нашего театра и многочисленные украинские и зарубежные звезды оперного жанра.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».