16 октября 2021, суббота, 6:09
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Путин утратил контроль над силовиками?

2
Путин утратил контроль над силовиками?
фото: rfe/rl

Что происходит в России накануне выборов в Госдуму.

Рекордно низкие рейтинги "Единой России" и страх перед "умным голосованием" Навального заставляют власть действовать, используя для давления на представителей оппозиции обыски, уголовные дела, аресты и даже принудительную госпитализацию. Цель – не дать независимым кандидатам участвовать в выборах всех уровней. Кремлевский каток мчится без остановок.

Журналист "Радио Свобода" Мумин Шакиров подводит итоги недели с политологом, научным сотрудником Института европейских, российских и евразийских исследований Университета Джорджа Вашингтона Марией Снеговой; интернет-экспертом, генеральным директором компании "Нота-медиа" Сергеем Оселедько и кандидатом в депутаты Госдумы от КПРФ, законодателем Саратовской областной думы Николаем Бондаренко.

Мумин Шакиров: О том, как и кто в Кремле принимает решения по нейтрализации неугодных политиков, я хочу поговорить с Марией Снеговой. Мария, как вы видите, власть продолжает нас удивлять или нет? Запрятали политика Виолетту Грудину в больницу. Некоторые называют это уже "карательной медициной". Это еще один шаг ко дну или повторение пройденного – то, что было ранее, в советское время?

Мария Снеговая: Это ускоряющееся движение ко дну. Но, мне кажется, оба ваши утверждения правомерны, поскольку, безусловно, есть преемственность действий властей – наших и Советского Союза. Это происходит отчасти потому, что многие из людей, принимающих решения сейчас, – выходцы из советской системы. Мы видим усиление репрессий, имеющих советские корни, но при этом их вариативность сильно расширилась в последнее время. Уже несколько изданий публиковали подборки, кого снимают и как. Очевидно, сверху спущен общий заказ, но на местах, возможно, принимают разные решения, каким образом в данном случае снимать независимых кандидатов с выборов, исходя из ситуации.

Мумин Шакиров: Эксперты утверждают, что репрессивная машина Кремля работает без ведома Путина, на автопилоте, и президент уже не контролирует своих подопечных. Вы согласны с этим?

Мария Снеговая: Система власти в России очень персоналистская. Путин все равно принимает главные решения на самом верху, дает отмашки. И утверждать, что он ничего не знает, не подозревает, я бы не стала. Есть логика системы. Судя по всему, в 20-м году, когда были приняты конституционные поправки, было решение, что Путин остается с нами пожизненно. На то, какие выводы были сделаны, еще повлияли события в Беларуси и необходимость выигрывать выборы на фоне падающих рейтингов и Путина, и "Единой России", выиграть их любыми способами. Решили не стесняться больше в средствах, как это происходило ранее.

Мумин Шакиров: Если у Владимира Путина спросить об использовании методов карательной медицины, как он ответит на такой вопрос?

Мария Снеговая: Я не любитель залезать в голову Владимира Путина. Конечно, он – часть системы, которую он создал. В этом смысле знаменитая цитата Володина, что "нет Путина – нет России", должна читаться "нет Путина – нет путинского режима". Авторитарные режимы персоналистского образца (кстати, даже более персонализированного, чем советский) имеют свойство умирать вместе с их создателем. Правитель готов бороться за собственное нахождение у власти – это одна из основных его целей, и вместе с тем за существование его режима до победного конца. Путин имеет кагэбэшную привычку никогда не говорить правду, поэтому он найдет способ объяснить, почему наша медицина, скажем, лучшая медицина в мире.

Мумин Шакиров: Борьба с КПРФ с недопуском Грудинина на выборы и "наездом" на саратовского депутата Николая Бондаренко – это непредумышленное поднятие рейтинга коммунистов или контролируемое Кремлем шоу, чтобы мы не скучали?

Мария Снеговая: Конечно, есть момент зачистки оппозиционного поля даже в системной оппозиции от всего, что может помешать, скажем, кремлевским кандидатам из "Единой России" набрать нужные голоса. Действительно, у "Единой России" тяжелая ситуация, особенно в Москве – всего 15% поддержки, по стране 27%. Это очень низкие цифры. А забрать надо абсолютное большинство в парламенте. Перед ними стоит трудная задача, несмотря на фальсификации, потому что все не сфальсифицируешь. И понятно в этой ситуации, что они стараются избавиться от более сильных конкурентов. А Грудинин, конечно, Кремлю давно мозолит глаза. Довольно забавно, что человек, вызвавшись помочь в свое время Кремлю и выступить на президентских выборах, в итоге уничтожил собственную судьбу. Кремль преследует его уже давно и очень активно, поскольку у него есть реальная популярность среди россиян.

Мумин Шакиров: Что может в нынешней ситуации спасти "Единую Россию", чьи рейтинги низки как никогда?

Мария Снеговая: Ее может спасти отсутствие выборов, что нам режим и предлагает к сентябрю. Электоральное законодательство, по подсчетам "Голоса", изменялось в преддверии этих выборов 19 раз. Безумная цифра! Такого в течение наших наблюдений не было, притом что наши выборы трудно было назвать чистыми и свободными. Но Кремлю этого мало. Ввели трехдневное голосование, чтобы увеличить возможность для фальсификаций. Вводят электронное голосование, которое вообще никак не проконтролируешь. Теперь они решили снять с выборов кандидатов, пользующихся хоть какой-то популярностью. Власть своими действиями уподобилась разогнавшемуся катку. В июне был момент, когда уже к каждому независимому кандидату, объявившему о своем выдвижении на этих выборах, тут же приходили силовики с каким-нибудь делом. Дали абсолютно четкий сигнал: "Не идите, не смейте, потому что вы сразу же окажетесь в местах не столь отдаленных". Я не говорила бы, что после выборов этот репрессивный каток остановится. Причина не только в выборах, на которых Кремль боится не получить нужного результата, но и вообще в природе режима – он перерождается в гораздо более репрессивную диктатуру. Это происходит под вилянием двух обстоятельств. Первое – конституционные поправки, принятые в прошлом году, которые Путину дали возможность фактически пожизненно править Россией. Второе – это события в Беларуси, которые очень сильно взволновали Кремль. У наших властей, видимо, есть некое решение, готовность никоим образом не допустить даже отдаленную возможность повторения подобного.

Мумин Шакиров: Насколько Кремлю важно, чтобы эти выборы выглядели более-менее прилично? Европа, США и другой цивилизованный мир могут не признать эти выборы легитимными. Тогда получатся 450 статистов, которые будут невъездными, никто их не позовет в международные институты?

Мария Снеговая: Одна из причин, почему Кремль так себя ведет, заключается в том, что мировое сообщество не в состоянии дать российской власти адекватный ответ на ее поведение. Даже после такой чудовищной истории с отравлением Навального не было адекватного ответа, не было достаточно жестких санкций. Режим перерождается в более жестокий, маски сброшены, но "попробуйте нам что-нибудь по этому поводу сделать или сказать". Не хочется никоим образом снимать вину с российских властей. Безусловно, на них лежит основная ответственность и вина, но слабость западного, мирового сообщества, неспособность дать адекватный ответ приводит к тому, что это все усиливается. Конечно, российское общество, которое сейчас запугано, находится в апатии и депрессии. Нет никаких протестов, несмотря на то что происходит в стране. Понятно, что все боятся, что их тут же посадят, если они выйдут на протест, с учетом разогнавшегося катка репрессий. Наверное, будут сказаны какие-то слова Западом, как всегда. Могут быть какие-то угрозы. Кто-то скажет, что "мы не признаем эти выборы", например, какие-нибудь лидеры балтийских стран, как это обычно бывает. Но принципиальные, жесткие санкции вряд ли мы увидим, потому что Запад довольно равнодушен к тому, что происходит внутри России, как мы неоднократно имели возможность убедиться. Их волнует прежде всего то, что Россия делает вне своей страты, скажем, отравление "Новичком" Скрипаля в Великобритании или Украина. Но даже в этом случае мы видели, что жесткого, адекватного ответа, чтобы Кремль перестал делать повторные попытки, Запад предложить сейчас не может.

Мумин Шакиров: Кто запускает каток репрессий? Некоторые считают, что это Николай Патрушев, глава Совета Безопасности, олицетворяющий мощного силовика. А другие полагают, что идейный вдохновитель этих репрессий – Сергей Кириенко, замглавы администрации президента. Где больше проходит молот, который бьет по неугодным политикам?

Мария Снеговая: Как известно, когда бульдоги дерутся под ковром, трудно понять, что именно там происходит. Но есть косвенные признаки, по которым можно увидеть усиление силовиков. Мы понимаем, что Совет Безопасности сейчас очень сильно увеличил свою роль, принимает основные решения уже давно. Но я обращаю ваше внимание на ослабление условных системных либералов. Этим летом атака на них усилилась. Даже Алексей Кудрин, когда Бард-колледж признали нежелательной организацией (а он сотрудничал с программой, созданной Кудриным), был не в состоянии этому противостоять. Та же история с Ярославом Кузьминовым, которого попросили уйти в отставку с позиции ректора Высшей школы экономики. Наблюдающееся ослабление определенных групп говорит о том, что силовики сейчас очень усилились. Это связано с тем, что режим принял решение удержать власть любой ценой. Понятно, что на фоне растущего разочарования среди россиян, падения рейтингов, экономической стагнации добром удержать власть невозможно. А если нет поддержки и любви, значит, будет опора на штыки. Также мы видим, кстати, что все последние дела напрямую или косвенно связаны именно с ФСБ, об этом неоднократно заявляли люди, подвергнувшиеся арестам и атакам силовиков.

Мумин Шакиров: Некоторые эксперты считают, что Путин вошел в режим глобальной гибридной войны с Западом и из нее выйти не сможет, даже если захочет. Он реально готовится к войне и при случае ударит первым?

Мария Снеговая: Нелинейная, гибридная война XXI века уже давно идет. Конечно, в первую очередь она идет в мозгах Путина и силовиков, которые правят Россией. Это очень специфический типаж людей, которые еще с советских времен сохранили представление о том, что Запад – это их угроза, враг, что он всяческими способами пытается им навредить. Удержание власти в России этой группой людей в долгосрочной перспективе полностью расходится с возможностью выстраивания долгосрочных, спокойных, стабильных отношений с западными странами. Западные страны все равно будут подталкивать мягко к смене, к демократической ротации властей. Война уже идет, мы видим это по постоянным атакам Кремля на Западе. Будет и вмешательство в выборы в европейских странах или США, либо постоянные убийства, отравления, атаки на определенных лиц, которые там находятся. Что касается "горячей" войны, то тут, конечно, другая история. Несмотря на то что Россия – ядерная держава, выиграть такую войну у Кремля возможностей не будет, и они это прекрасно понимают. Кроме того, существенное число российских элит (притом что они повторяют антизападную риторику ежедневно) по-прежнему отправляют своих детей учиться и жить на Запад, держат там свои активы. По этой причине о "горячей" войне, конечно, речи не идет. Но попытки дестабилизации, вмешательства в процессы, происходящие на Западе, агрессивная риторика, игра мускулами, как мы видели на примере выстраивания войск на границе с Украиной в апреле, будут продолжаться.

Мумин Шакиров: До выборов в Госдуму остается меньше 50 дней. И власти борются с независимыми кандидатами не только в реальной жизни, но и в интернете. Роскомнадзор заблокировал около 50 сайтов, связанных с Алексеем Навальным. А на этой неделе ведомство потребовало удалить аккаунты его сторонников в социальных сетях и каналы YouTube. Сторонники Навального уверены: Кремль паникует перед сентябрьскими выборами.

Мумин Шакиров: О том, что сейчас происходит в Рунете, как власти пытаются контролировать распространение информации, а еще и конфликтовать с мировыми IT-гигантами, я хочу поговорить с Сергеем Оселедько. Сергей, около 50 сайтов Навального заблокировали, а "Умное голосование" – все еще нет. Почему?

Сергей Оселедько: Я думаю, просто руки еще не дошли. Постановлении о признании структур Алексея Навального экстремистскими было принято 9 июня, Роскомнадзор с Генпрокуратурой полтора месяца раскачивались для того, чтобы начать блокировку. Решение и стратегия в отношении интернет-ресурсов Навального очевидные – закатывать все. Поэтому блокировка ресурсов, связанных с "Умным голосованием", – вопрос самого ближайшего будущего, иначе это было бы очень непоследовательно.

Мумин Шакиров: А против этого лома есть прием? Сторонники Навального могут придумать ноу-хау, чтобы преодолеть эту блокировку? Или обратной дороги нет?

Сергей Оселедько: Против блокировок есть проверенные способы борьбы: VPN и так далее. Сторонникам Навального это уже довольно известные методы, они ими активно пользуются. Понятно, что массового охвата не будет, но есть еще рассылки, Telegram-каналы, которые пока не блокируются так легко, как можно заблокировать сайты в Рунете. Плюс еще есть YouTube – все-таки это немножко другая история. Основная аудитория всех роликов Алексея Навального и его соратников именно находится в YouTube, а это пока еще работает...

Мумин Шакиров: Роскомнадзор потребовал у YouTube заблокировать каналы "Навальный Live" и "Любовь Соболь". Были ли случаи, когда YouTube блокировал оппозиционный контент по требованию госорганов?

Сергей Оселедько: Я ничего значимого не припомню. Конечно, компания Google – это не такие уж поборники демократии, а скорее, все-таки коммерческая компания, очень заинтересованная в многомиллиардном рекламном рынке в России. Но это публичная компания, а Алексей Навальный очень известен за рубежом после последних событий. Поэтому, скорее всего, сейчас в Google юристы, экономисты и прочие менеджеры взвешивают риски, что для них важнее – публичный скандал с реакциями на фондовых рынках или же экономика. Никто, кроме топ-менеджеров Google, не скажет, в какую сторону эти весы склонятся в ближайшее время. Будем все-таки надеяться, что YouTube не будет блокировать по политическим мотивам контент. Хотя я сейчас уже не удивлюсь ничему.

Мумин Шакиров: Какова будет реакция в России, если власть попытается замедлить работу YouTube, как замедлила работу Twitter, или вовсе его заблокирует? Каковы будут финансовые издержки у государства и у частных предпринимателей?

Сергей Оселедько: Экономика у нас сейчас в YouTube достаточно значительная. Но с точки зрения властей, на фоне потерь от пандемии коронавируса – это все-таки не очень большая часть, о которой они будут думать в последнюю очередь. Они могут, конечно, опасаться протестных уличных историй перед выборами. Хотя после истории с арестом Навального и с Белоруссией они в значительной степени верят в свои способности, в Росгвардию. Их стратегия понятна: мы давим катком, если уж у белорусов не получилось при том уровне легитимности Лукашенко, то здесь уж точно ничего не получится, и все будет хорошо. Они до сих пор, при всех закулисных переговорах с Twitter, там замедляют его, там нет... Многие говорят, что пользоваться им стало неудобно. Конечно, YouTube – не Twitter, аудитория гораздо больше, поэтому сложно сказать. Я не берусь сейчас прогнозировать, какое решение примут в Google и в Кремле, потому что логику людей в Кремле понять иногда очень сложно.

Мумин Шакиров: Готов ли Кремль пойти на масштабную войну с Google или Facebook?

Сергей Оселедько: На данный момент есть ощущение, что нет. Они много лет демонстративно не выполняли требования российского законодательства, которые штамповала наша Госдума начиная с 12–14 годов. При этом пока все еще работают. Им выкатывают миллионы рублей штрафов, они их платят. Вроде бы они ссориться не хотят. Какие-то идут свои брачные танцы у этих IT-гигантов с администрацией президента, с Роскомнадзором и с Минкомсвязи. А дошло ли там до того, что они уже готовы опрокинуть шахматную доску и сказать, что "у нас будет китайский вариант", сложно сказать. До выборов уж точно так уж раскачивать лодку никто не будет, потому что даже лояльный Путину электорат воспримет это негативно. Поэтому в этом году вряд ли, а дальше – кто знает. Все зависит от того, как выборы пройдут.

Мумин Шакиров: Чем ближе сентябрьские выборы, тем сильнее растет давление даже на так называемую "системную оппозицию". После того как ЦИК не разрешил участвовать в думских выборах харизматичному директору "Совхоза имени Ленина" Павлу Грудинину, КПРФ вывела своих сторонников на улицы. Только в Москве полиция задержала 18 участников акции коммунистов у администрации президента. А еще о снятии с выборов Грудинина главу ЦИКа Эллу Памфилову спросил его коллега по партии Николай Бондаренко.

Элла Памфилова: Да, я горжусь! Я не вижу сейчас личной жизни. Я пропадаю здесь, извините, слушаю со всех сторон демагогию и ложь. А я горжусь тем, что я пытаюсь способствовать тому, чтобы страна не развалилась, чтобы страну не раздербанили, чтобы была стабильность, чтобы люди наши жили нормально!

Николай Бондаренко: Какая стабильность?!.. Мы вымираем в нищете.

Элла Памфилова: Пять лет потрачены моего здоровья на то, чтобы очистить комиссии всех уровней... Я знаю, что бывают нарушения, но их стало гораздо меньше, потому что это – мои нервы, мои вместе с моими коллегами силы. Вы не представляете, вы не знаете, насколько тяжело это все проводить. Мы это делаем, чтобы, в конце концов, такие, как ваш Левченко, приходили к власти. Вы же избираетесь, и это благодаря тому, что...

Николай Бондаренко: Я избираюсь?!

Элла Памфилова: Представители КПРФ. Губернаторы... Когда вы избираетесь, вы говорите: "Все хорошо". А когда проигрываете, говорите: "Все плохо". Будьте справедливы, вникайте... если вы начинаете освещать какие-то вопросы, разберитесь. Мы готовы разъяснить по электронному голосованию, по трехдневному голосованию и по прочим. Слушайте аргументы. А некоторые представители приходят и требуют того, чего нет. Это, простите, пустая демагогия. Безграмотные люди вводят в заблуждение миллионы людей. Перестаньте врать и делайте то, что надо. А я горжусь тем, что я делаю!

Мумин Шакиров: Я не мог не пригласить в сегодняшний эфир Николая Бондаренко. Он – депутат Саратовской областной Думы от КПРФ, популярный видеоблогер (на YouTube-канал Николая подписано больше 1,5 миллиона человек), а еще – кандидат в депутаты Госдумы.

Николай, вы записали это видео в Центризбиркоме, которое стало вирусным, и уже на следующий день вы получили вызов в полицию по делу об экстремизме. Что это за дело? И каковы шансы властей, чтобы вас снять с дистанции?

Николай Бондаренко: Меня пытаются обвинить в распространении экстремистских материалов. Якобы 10 лет назад я публиковал в одной из своих социальных сетей манифест "Единой России", что на самом деле абсолютная ложь. Я не представляю, как власть это сможет все доказать, это абсурд. Это – политическое решение, и оно связано оно с предстоящими выборами в Государственную Думу. Я не думаю, что это все закончится положительно для власти, учитывая тот общественный резонанс. Общество очень критически отреагировало на эту инициативу власти, особенно на фоне снятия Павла Николаевича Грудинина из федерального списка КПРФ. После наших публикаций, после того как все федеральные средства массовой информации очень ярко и живо отреагировали на эту новость, после того как в интернете тысячами разошлось это репостами по различным пабликам, каким-то крупным сообществам, власть затихла. Наша разведка говорит о том, что, действительно, для них это было очень неприятно, очень больно. Поэтому я избираюсь, я – зарегистрированный кандидат, я иду на победу. И убежден, что у "Единой России" нет ни единого шанса на этих выборах.

Мумин Шакиров: Вы хотели выдвинуться по тому же округу, что и спикер-миллиардер Володин. Все ожидали интересной схватки, но вы вдруг ушли из этого округа и выдвинулись по другому. Как тяжело вам и вашим коллегам из КПРФ далось такое решение?

Николай Бондаренко: Я не согласен с формулировкой, что я ушел. Когда я сообщил об этом решении на своем YouTube-канале, в социальных сетях, журналистам давал на эту тему комментарии множество раз, я говорил о том, что готов выдвинуться против самого сильного кандидата, даже если это будет Володин. Да кто бы ни был, кто бы ни шел по Саратовской области. Но конечное решение будет за партией, за съездом. На съезде по этому поводу, действительно, была большая дискуссия. Вячеслав Викторович, насколько мне помнится, говорил, что он направит в адрес съезда письмо с требованием, чтобы я выдвигался по моему округу. Может быть, повлиял и этот факт, что письма не было. Может быть, были какие-то другие аргументы. Я не был делегатом съезда, не участвовал в осуждении, не голосовал по этому вопросу, потому что оно было открытым только для делегатов. Тем не менее товарищи приняли решение, что я должен идти по соседнему округу. Я воспринял это решение как проявление товарищеской заботы.

Мумин Шакиров: Как происходило заседание ЦИК, на котором снимали с выборов Павла Грудинина? Была ли у представителей вашей партии возможность высказать свое несогласие с этим решением, как-то поспорить?

Николай Бондаренко: Действительно, я был очевидцем, к сожалению, наверное, этих событий в Центральной избирательной комиссии, когда Памфилова и представители "жуликов и воров" устроили настоящее судилище над нашим товарищем, обвинив его в очередной раз в каких-то офшорах. Он выдвигался в 18-м году на пост президента, его зарегистрировали, не было никаких претензий, кроме нападок, которые потом были опровергнуты в суде... Его обвиняют в том, что у него якобы с 17-го года есть какие-то офшоры, хотя его не под лупой, а под микроскопом рассмотрели. Он принес, понимая, что будут провокации, в зал заседания ЦИКа оригиналы документов, что он с 16-17 годов никаких активов, ничего не имеет. Но Памфилова и Центральная комиссия были неуклонны. Своим большинством они лишили Павла Николаевича возможности выдвигаться по федеральному списку, гарантированно стать депутатом. Правда на нашей стороне. Мы обратились в суды. Если необходимо, дойдем до Верховного, до Европейского суда. По всей стране наши товарищи, партийные организации готовятся к протестным акциям: одиночные пикеты, флешмобы, уличные публичные мероприятия. И этот вопрос мы просто так власти не отдадим. Павел Николаевич, я уверен, должен и будет избираться, будет избранным, как бы власти этого не хотелось.

Мумин Шакиров: Почему Зюганов не вывел на улицы тысячи людей, чтобы защитить самого сильного и, наверное, популярного кандидата от КПРФ?

Николай Бондаренко: Зюганов заявил прямо в стенах Центральной избирательной комиссии, что КПРФ готовится к федеральным протестным акциям. Другой вопрос – на это нужно время. Нужно напечатать материал, то есть пригласительные, листовки, нужно подготовить базу правовую для всех этих вещей. И в ближайшее время, я уверен, вы увидите на улице это противостояние, которое власти сейчас перед выборами – ножом по сердцу.

Новое расследование и "Умное голосование" Навального

Мумин Шакиров: Насколько глубоко проникает государственная пропаганда в умы граждан, что они готовы проголосовать за такого телеведущего, как Евгений Попов? Основное меню в его блюде – это ненависть и ксенофобия к так называемым "врагам народа и России".

Власти потеряли монополию на информацию, у них больше нет возможности манипулировать общественным мнением

Николай Бондаренко: До недавнего времени они имели тотальное свое вовлечение, особенно во время присоединения Крыма, в 14-м году. Тогда власть использовала это событие как страшное оружие для того, чтобы играть на патриотических, национальных чувствах людей, отвлекать их от внутренних социальных и экономических проблем. Но особенно в последние несколько лет набирает силу интернет, люди с каждым днем все меньше и меньше смотрят телевизор. Телевизор усыхает, теряет свое влияние. Власть видит, наверное, самый масштабный кризис в истории своего современного существования. Власти потеряли монополию на информацию, у них больше нет возможности манипулировать общественным мнением. Раньше было 20 телеканалов, какой ты ни включи – везде с разной интонацией хвалят власть. Теперь есть интернет, есть альтернативная точка зрения. И есть люди, которые обличают власть, показывают их истинное лицо. Да, очень непросто сейчас для Кремля. Скабеева и псевдожурналисты теряют свою силу.

Мумин Шакиров: Вы поддерживаете "Умное голосование" Навального, которое не поддерживают многие из противников действующей власти. Почему?

Николай Бондаренко: Я поддерживаю "Умное голосование", как и любую инициативу, нацеленную на то, чтобы уговорить, убедить, поднять людей с диванов, привести их из квартир на избирательные участки и повысить гражданскую ответственность. Это предложение, как и любые другие, направленные на эту тему, максимально прогрессивны. А на сегодняшний момент власть заинтересована убедить людей в обратном. Нам навязывают, что выборы ни на что не влияют, что от нас ничего не зависит, что наверху все решили. Люди остаются дома, и за них гораздо легче голосовать. А те, кто не пошел голосовать против власти, вряд ли пойдут отстаивать свой голос на улицу. В результате с нашего молчаливого согласия ведется вот эта грабительская политика. Мы сами отдаем негодяям в руки нашу страну. Естественно, они используют ее в личных интересах, для личного обогащения. Поэтому Навальный выступает с инициативой: "Приходите. Не важно – за кого, лишь бы не за "Единую Россию". Приходите и голосуйте за достойных кандидатов". А учитывая, что на практике 80-90% предложений "Умного голосования" – это все-таки мои товарищи по всей стране, по регионам, по городам необъятной нашей родины, это вдвойне очень круто.

Мумин Шакиров: Вы считаете Навального политзаключенным, Зюганов наоборот называет его преступником. Нет ли у вас личного конфликта с лидером КПРФ?

Николай Бондаренко: Нет, у меня с Геннадием Андреевичем товарищеские отношения, как и с любым моим товарищем по партии. Я, как и Геннадий Андреевич, разделяю и добиваюсь реализации программы партии. Это единственный путь к выводу страны России из политического кризиса, из нищеты и грабительской политики. Нужно не косметическое, а коренное изменение социально-экономической формации, и реформы. Мы с Геннадием Андреевичем и с коммунистической партией в целом сражаемся за интересы большинства именно для того, чтобы несправедливое распределение общественных благ перенаправить из карманов олигархов в интересах абсолютного большинства. Что касается позиции Геннадия Андреевича по Навальному, вам лучше уточнить у него. Я свою позицию высказывал не единожды. Навального, который сейчас сидит в тюрьме, я воспринимаю как политического заключенного. Я считаю, что человек сидит за свои убеждения, он неудобен для власти.

Мумин Шакиров: Кремль, по мнению некоторых экспертов, явно сушит явку, чтобы как можно меньше народу пришло на выборы. Это открывает возможность делать массовые вбросы в пользу "Единой России". Как с этим будете бороться?

Николай Бондаренко: Это одна из самых грязных и лживых методик фальсификаций, благодаря которой "Единая Россия" достигает нужного им результата. Ведь вброшенные ими 10-20% голосов или административный ресурс в 15%, наверное, при явке в 30% будет иметь большое значение. А если на выборы придут 70-80% с протестным голосованием, они растворятся и ни на что не повлияют. Поэтому задача фальсификаторов – убить в людях надежду и веру в государственные, в общественные институты, в их возможность что-то изменить, заставить людей остаться дома, а за них расписаться на участках. И самое лучшее, самое основное, что мы должны им противопоставлять, – мы должны донести до людей, что выбор есть. Мы должны донести до людей, что уже должно надоесть терпеть. В этом страшном будущем жить нашим детям. Поэтому наша четкая программа, наши четкие и последовательные законопроекты, реформы нацелены на улучшение жизни и благополучие основной части населения, большинства граждан. Они должны сформировать у граждан потребность в переменах, которые на сегодняшний момент в нашей стране имеют очень большую силу. Посредством нашей печатной литературы мы будем ломать телепропаганду и говорить, доносить до людей, что на участки нужно прийти и проголосовать против этого курса, вынести власти ту справедливую оценку, которой она достойна. Довольны вы проведенной пенсионной реформой? Не довольны? Поставьте свою оценку в бюллетене. Нравится вам повышение налогов и налоговая политика нашей страны? Дайте власти оценку. "Единая Россия" давала же конкретные предвыборные обещания в 16-м году. Получилось им сделать вашу жизнь лучше? Или вы стали более бедными и бесправными? По-моему, ответ здесь очевиден. Власть на этих выборах столкнется с проблемой, поэтому будет фальсифицировать результаты. Но здесь мы приведем на каждый участок наших наблюдателей, наших членов комиссий, мы их обучим, мы их вооружим самыми передовыми знаниями. И здесь нужна будет помощь всего журналистского сообщества, в том числе вашего агентства, вас лично, донести до каждого избирателя, что нужно записаться в наблюдатели, нужно записаться в члены комиссии. Потому что никто не решит за нас наши проблемы.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».