14 августа 2022, воскресенье, 6:11
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Олеся Яхно: Лукашенко может стать мишенью для своих военных

13
Олеся Яхно: Лукашенко может стать мишенью для своих военных
Олеся Яхно

Диктатор каждое утро просыпается с чувством опасности.

Замкомандира полка Калиновского Вадим Кабанчук считает, что Лукашенко в ближайшие 1-2 месяца пойдет войной против Украины. Украинская политолог и журналист Олеся Яхно прокомментировала сайту Charter97.org возможность такого сценария.

— Путин, конечно, прилагает все усилия, чтобы открыть очередной фронт с территории Беларуси. Ему выгоден любой фронт с территории другой страны. Мы видим, что такие усилия активно предпринимаются, судя по заявлениям Лукашенко, который сказал о том, что Запад якобы хочет напасть на Россию с территории Украины и Беларуси. Это косвенно свидетельствует о том, что подобные заявления будут использованы как оправдание для возможных военных действий со стороны Беларуси.

Такой риск есть. Не думаю, что Лукашенко сильно горит желанием опять предоставить территорию Беларуси для войны, потому что он понимает, чем это может закончиться. Но с другой стороны, поскольку диктатор находится под полным контролем Кремля, то такая вероятность действительно есть. Мы недавно слышали, что Россия взяла очередной аэропорт в Беларуси под открытие новой военной базы. Подготовка действительно идет, поэтому вероятность появления такого очередного фронта есть.

Тут Лукашенко сам виноват. С одной стороны — он боится и Путина, который может убрать его в любой момент. С другой стороны — понимает, что будет ответ Запада, тогда обратной дороги для самого Лукашенко уже не будет.

Так что такая вероятность существует, исходя из тех заявлений, которые мы слышим, исходя из тех намерений, которые мы видим со стороны России, той злости, которую демонстрирует Путин. Ведь в его фразе, что «они еще всерьез ничего не начинали», читается не только блеф, но и угроза. Россия привыкла действовать угрозами. Здесь также читается и ненависть к Украине, что любыми способами, если не получится завоевать, то надо все равно разрушать.

— А нужно ли вообще Лукашенко «дожимать». Иногда по его заявлением кажется, что он сам бежит на войну впереди Путина.

— Не думаю, что он впереди. Просто Лукашенко исполняет такую пропагандистскую функцию, иногда озвучивает то, что даже в России не говорят. Всем известны его эти фразы про «четыре позиции», «не мы напали — на нас напали», что «он знает, откуда готовилось нападение», а также еще какой-то бред. Лукашенко действует на упреждение, но он это делает для того, чтобы понравиться Кремлю, будучи полностью экономически зависимым. Поэтому диктатор не столько инициирует какие-то решения, сколько озвучивает, чтобы таким образом получить преференции.

Лукашенко лично не заинтересован в войне, понимая, что Беларусь — это не Россия. И если в России действительно общество больно темой войны, то в Беларуси — нет. Думаю, что даже среди военных нет особо тех, кто горел бы желанием идти на войну, понимая, чем это закончится. Если это только не пророссийские агенты или прямые агенты Российской Федерации. А так — никто. Если можно избежать войны, то ее будут стараться избежать.

Однако Лукашенко абсолютно зависим от Путина и Кремля. В принципе, он будет делать то, что ему скажут.

— Глава СНБО Данилов говорил, что Украина не ожидала удара с территории Беларуси. Ситуации изменилась? Что ждет белорусских военных, если они перейдут границу с Украиной?

— Они будут соучастниками преступлений, как и Лукашенко. Он уже является соучастником путинского преступления. Генералы, которые будут поддерживать войну, непосредственно участвовать в ней, будут нести ответственность как соучастники.

Далеко не все военные поддерживают войну с Украиной. Думаю, что Лукашенко понимает, что становится мишенью для своих военных, что у него появляется дополнительный риск внутри страны. Многие не хотят войны и понимают, что в будущем их могут судить и, возможно, они будут пытаться как-то эту ситуацию изменить. Изменить ее можно только изменив сам режим, который существует в Беларуси.

Поэтому Лукашенко запустит процессы более быстрой смены режима, если вступит в эту войну. Те, кто поддержит его, станут соучастниками, их фамилии будут всем известны. В современном мире не так сложно определять, кто конкретно отдавал приказы. Поэтому они будут осуждены как соучастники, если останутся в живых.

— Как работать с белорусскими военными, чтобы они переходили на сторону Украины, если будет отдан приказ о переходе границы?

— Надо показывать бесперспективность войны. Очевидно, что в этой войне Россия не может выиграть, Беларусь также не выиграет. Собственно, агентство Moody’s уже объявило о дефолте Беларуси, также как и России, что показывает, к чему приводит такая перспектива.

Из других постсоветских государств, членов ОДКБ, никто не поддерживает войну. Мы видим, какие заявления делает тот же Казахстан. Это важный маркер и показатель того, что никто не верит в перспективу победы России в этой войне. Более того, все понимают, чем это может закончиться.

Бесперспективная война может завести в тупик не только Россию, но и саму Беларусь. Даже если в каких-то сферах были позитивные сдвиги, то эта война обнуляет вообще все.

Плюс ответственность. Уже идут суды по конкретным фамилиям, это будет распространяться и на остальных. Более того, есть внутрибелорусская ситуация, которая заключается в том, что Беларусь — это не воинственная страна, это не нация, которая живет войной. Поэтому здесь стоит работать не только с военными, а вообще со всеми, кто не поддерживает войну.

Но если брать именно военных, то должна быть какая-то блокада решений, которые могут приниматься или усложнение их реализации. Плюс какие-то гарантии должны быть для тех, кто согласится работать против этой войны. Это не публичная часть, как может осуществляться такое сотрудничество с Украиной, если мы говорим о каких-то действиях, их совместной координации.

Вообще, от того, как разрешится эта война, во многом зависит судьба России и Беларуси.

России, конечно, будет сложнее, потому что там есть такой коллективный Путин, болезнь войны. В Беларуси этого нет, но есть проблема политического режима и непосредственного сильного влияния Российской Федерации. Если этого не будет, то белорусский народ будет жить по-другому. Он понимает, как хочет жить и точно не хочет жить войной.

Поэтому можно выделять сразу несколько направлений воздействия на ситуацию: есть информационное, есть непубличное, есть воздействие на уровне работы с гражданами и другие.

Также военные просто должны понимать, что это война. Их могут убить как свидетелей сами русские. Если в какой-то момент Россия захочет сама поменять режим Лукашенко, то они уберут многие знаковые фигуры. Либо белорусские военные будут нести ответственность, будут под санкциями. У них дорога очень ограниченная: либо ты полностью невыездной, либо ты попадаешь под международную ответственность, либо тебя просто уберут. Если ты находишься в полной зависимости от власти другого государства, если эта власть склоняет тебя к преступлению, то никакого позитивного выхода в будущем у тебя точно не может быть.

В Беларуси есть прямые агенты ФСБ России, но есть и часть военных, которые против войны. Поэтому существует возможность смены режима в Беларуси.

Лукашенко чувствует опасность каждый день. Он понимает, когда просыпается, что с разных сторон может попасть под стремление его поменять. Никто не хочет полностью перечеркивать свою перспективу и перспективу своих детей из-за того, что есть два сумасшедших, Путин и Лукашенко. Поэтому исключать вероятность внутреннего переворота не стоит.

— Если Путина зачастую сравнивают с Гитлером, то Лукашенко ставят в один ряд с Муссолини. Закончит ли белорусский диктатор как итальянский дуче?

— Закончить хорошо Лукашенко априори не может, как и Путин. Но там другая история. Давайте не будем дотягивать Лукашенко до уровня Муссолини, у него уровень пониже в плане той же идеологии. У Муссолини было больше самостоятельности от Германии. У Лукашенко есть просто стремление все время быть у власти любой ценой.

Он не мыслит себя без власти и готов принести собственную страну в жертву, чтобы продолжать оставаться у руля. Лукашенко перспективы страны на свою власть, поэтому здесь нет идеологии и никакой самостоятельности.

Лукашенко, допустим, мог бы вести тайно переговоры, чтобы не предоставлять территорию под войну и уйти под какие-то гарантии. Однако он настолько любит власть, что будет использовать любую возможность, чтобы остаться. Закончить Лукашенко хорошо не может, потому что к тем преступлениям, которые были и есть внутри страны — аресты, подавление любой деятельности оппозиционной — добавились международные военные преступления. В частности — предоставление своей территории под ракетные обстрелы Украины, со стороны Беларуси их было совершено достаточно много.

В какой-то момент Лукашенко может стать неугоден абсолютно всем. Если он не будет выполнять то, что скажет Путин, то его могут убрать со стороны России. Если Лукашенко будет предоставлять свою территорию под очередную фазу войны, то внутри Беларуси часть граждан все-таки поймет, что он убивает их перспективу. Поэтому диктатор может стать неугоден всем. А если ты неугоден всем, то какое может быть позитивное продолжение? Его априори не может быть, Лукашенко сам его перечеркнул.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».