24 января 2017, вторник, 16:23

«Выборы» в Бобруйске глазами наблюдателей: принуждение к голосованию, завышение явки

3

Независимыми наблюдателями были зафиксированы многочисленные нарушения.

Практически на всех предприятиях и организациях рабочих заставляли идти голосовать досрочно. Для этого на ОАО "Белшина", например, их даже отпустили со смены раньше, а рабочие после должны были сообщить начальству номер участка (объясняли, что будут туда звонить, чтобы проверить, голосовали ли). И действительно, на некоторых участках члены комиссий делали выписки из списков выдачи бюллетеней в собственные тетради, а для чего, наблюдателям не объясняли, пишет сайт ПЦ "Вясна".

Учащиеся колледжей, проживающих в общежитиях, также проголосовали досрочно, их приводили на участки целыми группами. А жителей семейных общежитий вообще шантажировали: "Не пойдете на участок, вылетите отсюда!"

Наблюдатели и журналисты тоже почувствовали своеобразное отношение к себе со стороны членов избирательных комиссий. Областного координатора кампании "Право выбора" сначала зарегистрировали на участке №28, а после удалили из него, из-за якобы неточно составленного направления. А журналистке "Бобруйского курьера" Александрине Глаголевой на участке №20 сообщили, что она может находиться здесь длительное время только в качестве наблюдателя. В результате она так и сделала, и зафиксировала на этом участке большие приписки.

Некоторые наблюдатели говорили о хамском поведении членов комиссии, отмечали, что к ним относились как к врагам. В большинстве случаев они были вежливы, но делали по-своему. На участке № 43, например, председатель комиссии не собирался опечатывать помещение, где хранился ящик для голосования, но все же сделал это "для наблюдателя".

В основной день голосования члены избирательных комиссий вели себя более нервно, выгоняли наблюдателей с участков (на участке №2 сразу двух) шептались, перебрасывались записками и даже создавали баррикады из стульев, чтобы наблюдатели не увидели, чем они там занимаются.

Чтобы подстраховаться, члены комиссий озвучивали завышенные цифры желающих проголосовать по месту жительства: когда независимые наблюдатели шли с ними по домам, из заявленных сотен голосовали десятки. Но даже в "выносном" голосовании наблюдатели фиксировали приписки.

Наблюдатели отмечают, что на участках, на которых был организованный прозрачный подсчет голосов, было разрешено ознакомиться с бюллетенями и итоговыми протоколами, явка, в основном, была небольшой. И наоборот, там, где наблюдателей держали за 15 метров от стола, на котором велся "подсчет", не вывешивались итоговые протоколы - озвучивалась высокая явка.

Независимые наблюдатели написали десятки жалоб, которые подали в ТИК, прокуратуру и ЦИК. Большинство из них касалось приписок, цифры которых колебались от 100 до 700 "дополнительных избирателей" и ненадлежащего хранения урны для голосования.

Во время подачи жалоб в ТИК некоторых наблюдателей запугивали местные чиновники. Им намекали, что могут потерять работу из-за своей деятельности. Запугивания практиковали и некоторые члены избирательных комиссий. Они настойчиво расспрашивали наблюдателей о роде их деятельности и частную жизнь, а также показательно громко звонили и отчитывались насчет их в исполкоме.