19 октября 2017, четверг, 15:57

Военная дипломатия на марше

4
РОМАН ЯКОВЛЕВСКИЙ
ФОТО: tu.by

Недавний официальный визит министра обороны Беларуси генерал-лейтенанта Андрея Равкова в Латвию не получил должного внимания в разных СМИ.

И, как представляется, зря.

А ведь это был первый визит в таком статусе нынешнего главы белорусского военного ведомства в одну из стран-членов НАТО, сегодня всемерно укрепляющей свой восточный фланг обороны. Такая необходимость была констатирована на прошедшем минувшим летом Варшавском саммите Североатлантического альянса. Можно напомнить, что на этом форуме состоялась встреча на уровне министров обороны 28 стран НАТО и 22 стран-партнеров, которые участвуют, как отмечалось, в натовской программе отработки оперативного взаимодействия - от Армении до Австралии, от Казахстана до Японии, от Сербии до Марокко. Россия на этой встрече не была представлена. Не было там и Беларуси, что, еще раз, может свидетельствовать об ее особых, даже в отличие от партнеров по ОДКБ, союзных военных отношениях с Россией. Как неоднократно подчеркивали участники саммита в Варшаве, в НАТО продолжают воспринимать связку Беларуси с Россией, как реально единое оборонное пространство.

Как известно, ответом на крымский блицкриг и вообще резко возросшую военную активности России, на прошедшем саммите НАТО были утверждены планы размещения четырех усиленных многонациональных батальонов в Эстонии, Латвии, Литве и Польше. Их возглавят Германия, Великобритания, США и Канада. Нетрудно заметить, что кроме Эстонии, упомянутые остальные страны-члены Альянса граничат с Беларусью. То есть с тем самым единым оборонным пространством военного союза России и Беларуси.

Следует напомнить, что меры НАТО как организации должны быть подкреплены «европейской инициативой» США, на которую конгресс выделил $3 млрд. В Европе будет размещена третья американская боевая бригада вдобавок к двум, что уже размещены в Германии и Северной Италии. Было возникшие надежды некоторых мозговедов, что Дональд Трамп может это все пересмотреть, пока, подтверждений не находят. В том числе и принятого решения саммита о постепенной передаче компонентов американской системы ПРО в Европе под командование НАТО.

Также, важной частью решений Варшавского саммита должно стать дальнейшее увеличение военных расходов после 20-летнего периода сокращения, что привело к тому, что на фоне украинско-российского конфликта, Альянс стали называть «NoActionTalkOnly». Заверяют, что уже так не будет. Теперь ожидается, что европейские члены НАТО и Канада увеличат эти расходы на 3% (примерно на $8 млрд).

Вместе с тем, по словам генерального секретаря НАТО Столтенберга, Альянс остается открытым к диалогу с Россией. Совет Россия-НАТО «должен играть важную роль форума для диалога и обмена информацией, снижения напряженности и повышения предсказуемости». Предполагалось, что транспарентность и снижение рисков будут важными темами заседания Совета «Россия-НАТО», которое прошло буквально вслед за Варшавским саммитом. Однако, никаких особых признаков снижения рисков наблюдатели не отмечают. По-прежнему фиксируется эскалация напряженности в балтийском и других регионах восточного фланга НАТО. Особенно, после появления информации о размещении ракетных комплексов «Искандер» в Калининградском анклаве и подписанных президентом Польши поправок к закону о принципах дислокации и перемещения войск иностранного государства на территории Польши. Поправки к вышеуказанному закону делают возможным принятие оперативной группы повышенной готовности НАТО не только в критических случаях, но и в состоянии мира. В таком контексте приобретают особое, важное значение предстоящие в 2017 году российско-белорусские стратегические учения « Запад-2017».

Как известно, минувшей осенью в Минске прошло совместное заседание коллегий оборонных ведомств РФ и Беларуси. Были подписаны соглашение о сотрудничестве в сфере технического обеспечения региональной группировки войск (сил), протокол к соглашению о совместной охране внешней границы так называемого союзного государства (СГ) и создании единой региональной системы ПВО, положение, регламентирующее взаимодействие в области обмена информацией, а также план двустороннего сотрудничества на 2017 год.

Остается только к этому добавить, что СГ не является субъектом международного права и военное сотрудничество между Беларусью и РФ осуществляется на двусторонней основе, а не в рамках виртуального «государства». Обращает на себя внимание и то, что главы оборонных ведомств двух государств и дальше будут обсуждать создание единой региональной системы ПВО. Вроде как, уже много лет командовать ею поручено командующему ВВС и войсками ПВО Беларуси. Появление снова в совестных планах на 2017 год темы единой ПВО может свидетельствовать, что таковой в реальности, до сих пор, нет.

Надо полагать, во время своего недавнего тесного общения с российским коллегой в Минске, Москве, министр обороны Беларуси детально и доходчиво разъяснял последние достижения своего ведомства на ниве военной дипломатии. На фоне «заморозки» и таких отношений у российских коллег, внешнеполитический марш белорусской военной дипломатии способен не только впечатлить, но и вызвать некую зависть у возможных «доброжелателей».

Всего лишь за год своего существования, созданный специальным указом главы государства Департамент международного военного сотрудничества (ДМВС) министерства обороны РБ, смог обеспечить подписание соглашений о двустороннем военном сотрудничестве с тремя натовскими соседями: Литвой, Польшей и Латвией. Особо следует отметить, что , насколько известно, аналогичный документ удалось подписать и с США. В Вашингтоне побывала белорусская военная делегация во главе с начальником ДМВС министерства обороны генералом Олегом Воиновым. Малопонятно, почему итогам и этого визита в государственных и иных СМИ не было уделено должного внимания. А ведь все упомянутые соглашения о военном сотрудничестве Беларуси с натовскими странами призваны строить, своего рода пояс, доверия ради безопасности. Росту доверия между военными Беларуси и НАТО должен способствовать и планируемый обмен курсантами, слушателями в военных академиях. Не секрет, что сегодня в белорусской армии доминируют офицеры с российскими дипломами.

Правда, есть некоторая часть и с белорусскими, где, все же, качество образования уступает зарубежным, западным учебным военным заведениям. Там, как говорят очевидцы, таких политруков, как в белорусских военных вузах просто нет. Да и в самом военном ведомстве их присутствие считается чрезмерным, а то и лишним. Даже называя себя психологами.

То, что безопасность сегодня оказалась в Балтии и других регионах под реальной угрозой, признают и такие психологи- идеологи. Но то, что это происходит, во многом, из-за непредсказуемого поведения хозяина Кремля, признают из них далеко не все.

К сожалению, почти все годы участия Беларуси в натовской программе «Партнерство ради мира» находилось на уровне «ниже плинтуса». Такую оценку, в неофициальных разговорах, приходилось слышать в штаб-квартире НАТО. Также, минорные впечатления о некоторых белорусских гостях оставались у западных собеседников после общений, то в Брюсселе, то в германском Гармиш-Партенкирхен. Кстати,в этом в центре европейской безопасности прошли образовательные курсы десятки белорусских офицеров. В том числе и некоторые бывшие министры обороны Беларуси, другие генералы. Но это было давно. Сегодня этот канал сотрудничество «спит».

И насколько сможет повлиять на такую, явно ненормальную, ситуацию прошедший первый официальный визит в Ригу министра обороны Беларуси, сказать пока трудно. Хотя, надо отметить, что в Риге он встречался не только со своим коллегой, но и с главой МИД Латвийской Республики. Видимо и на мидовском уровне генералу было что сказать. Интересно, что?

А тем временем, в Минске свои функции контактного посольства с НАТО, Латвия передает ( уже второй раз) эстонской дипмиссии в Беларуси. Конечно, значение такого статуса не стоит преувеличивать. Куда эффективнее для сотрудничества было бы полноценная дипмиссия НАТО со своим Инфорцентром. Ведь ситуация в регионе все же меняется. Как известно, после Крым такие натовские структуры просто «усыпили» в Москве. Так что было бы полезно аналогичные открыть в другой, белорусской части виртуального СГ.

Можно признать, что наблюдаемый марш военной дипломатии, может быть, способен дать реальные результаты и возбудить определенные надежды на то, что Беларусь будет восприниматься суверенным государством в балтийском регионе.

Роман Яковлевский, политический обозреватель, специально для charter97.org