15 декабря 2018, суббота, 4:11
Спасибо вам
Рубрики

Юрий Рубцов: Немцы работают гораздо меньше, чем белорусы, при куда более высоких зарплатах

57
Юрий Рубцов
Фото: RFE/RL

Политэмигрант рассказал, почему граждане Германии априори не могут понять «логику» белорусских властей.

Бывший политзаключенный Юрий Рубцов, который попросил политического убежища в Германии, рассказал сайту palitviazni.info о своей жизни за границей.

- В Германии вы уже находитесь около года. Какие впечатления за это время?

- За это время я увидел и почувствовал совсем другое отношение к людям, как со стороны чиновников, так и со стороны простых граждан. Узнал, что немцы работают гораздо меньше, чем в Беларуси при довольно высоких заработках. Впрочем, аппетит, как говорится, приходит во время еды, поэтому не все граждане Германии довольны и такими зарплатами. Кто-то считает, что этого недостаточно, кто-то - что слишком большие налоги.

Еще заметил, что, в отличие от Беларуси, в Германии практически отсутствуют личные водители и секретарши у руководителей фирм. Кстати, производительность труда в Германии (по крайней мере, на тех предприятиях, где я побывал) не намного выше, чем в Беларуси, но люди работают по семь часов в день. Очень много используется сложной техники, хотя при простых работах пользуются простыми орудиями труда. Но при этом большое внимание уделяют, чтобы рабочий ресурс был задействован на полную. Никто там не будет стоять без работы и курить сигарету. В магазинах, например, совсем нет грузчиков. Водители, которые привозят товар, сами же его грузят на тележки и везут в магазин, а там товар раскладывают по полочкам продавцы. В общем, наниматели стараются не брать на работу лишних людей. Здесь даже есть такие фирмы, которые держат в штате людей, чтобы их затем можно было сдать в аренду другим фирмам, где, например, заболели работники. Не увидят в Германии и такого, чтобы фирма брала уборщика на целый день. Есть консалтинговые компании, которые по заказу фирмы присылают своих работников для уборки на 2-3 часа три раза в неделю. Одним словом, экономика должна быть экономной.

- В каком статусе вы сейчас находитесь?

- Пока даже не знаю, какой мой статус. Все собеседования прошел, а теперь жду, каким будет ответ местных властей. По-прежнему живем с женой в Нюрнберге. Имеем небольшую комнату на 11 квадратных метров и социальную помощь на двоих с женой - 575 евро.

- Как местные жители в Германии относятся к эмигрантам?

- Есть, безусловно, некоторые проблемы, так как сейчас в Германии много беженцев из Ближнего Востока. Последние из-за климатических условий привыкли днем отдыхать, а вечером вести активный образ жизни. В дополнение к этому арабы любят очень громко разговаривать шепотом. Это, естественно, не очень нравится местному населению.

- Вы каким-то образом поддерживаете связь с близкими, которые остались в Беларуси?

- С помощью Интернета.

- А нет желания вернуться домой?

- Безусловно, хотелось бы, но в то же время я понимаю, что нормально жить в Беларуси мне уже не дадут. Вспомнят прошлое, напомнят и об эмиграции. Жить под постоянными репрессиями? Лично я этого не боюсь, но в такой ситуации в первую очередь должен позаботиться о семье.

- Что в Германии знают о белорусской политической ситуации?

- Удивительно, но многие немцы не могут понять, что в Беларуси (да и в России) законы написаны только для того, чтобы предъявлять их международному сообществу. А на самом деле и белорусы, и россияне живут по понятиям, которые установлены властью. Приняли закон о тунеядцах - и доказывай, что ты не верблюд. Так решила власть. Я не исключаю, что в скором времени могут брать налог и с родственников тунеядцев.

Немцы не могут многого понять, и на них тут даже обижаться не стоит. У людей совсем другая ментальность. Они считают - если закон есть, то значит он уже априори справедлив, и его нужно выполнять без всяких опровержений. В беседах у них совсем другая логика.

Напомним, что гомельчанин Юрий Рубцов на уличные акции оппозиции в Минске выходил в майке с политическими надписями. Самым известным стал лозунг "Лукашенко, уходи!". В октябре 2014 года Рубцова осудили на два с половиной года ограничения свободы в исправительном учреждении открытого типа, обвинив в оскорблении судьи. На "химии" Рубцов отказывался работать, требуя достойный заработок, и голодал. Он сделал себе на груди тату "Лукашенко, уходи".

28 мая 2015 года суд приговорил Рубцова к двум годам колонии общего режима. Но 22 августа по указу Лукшенко вместе с другими политзаключенными был выпущен на свободу.