21 октября 2017, суббота, 20:40

Стая

91
Светлана Калинкина

Министерство внутренних дел превратилось в ведомство беспредельщиков.

Милиция задерживает в метро молодого человека. Четверо на одного. Потом шестеро. Жестко на пол. Кто-то держит за руки, кто-то – за ноги, кто-то избивает...

Коленом на шею – и надавить, чтобы только хрипел...

Руку заломить за спину и потянуть вверх, чтобы выл…

Всё в крови, криках, матах, мольбах случайных свидетелей отпустить, потому что «он же ничего не делал». Наконец возглас кого-то из своих, судя по всему, неопытного, молодого – потому что по имени-отчеству обращается: «Андрей Михалыч, это уже пытки!..» Дальше записи нет – милиционеры удаляют молодого человека из холла станции метро «Октябрьская» куда-то внутрь, в служебные помещения.

Видео задержания пока неизвестного парня появилось в субботу и просто взорвало интернет. Возмущение, негодование, стыд за действия правоохранителей, ужас оттого, кому доверена наша безопасность. Шквал эмоций обрушился такой, что ГУВД сразу же решило объясниться. Поздно вечером в субботу пресс-секретарь столичной милиции Александр Ластовский написал в «Твиттере»: «Парня сейчас медики выводят из состояния наркотического отравления и алкогольного опьянения. Был невменяем, что и привлекло внимание охраны метро. Сотруднику милиции сломал нос. Эта кровь и видна на видео. Насколько мне известно, возбуждено уголовное дело в отношении парня по ст.364 УК».

На видео, впрочем, милиционера в крови не видно, зато четко слышны доводы свидетелей о том, что парень ехал на эскалаторе и ничего не делал. И это уже выбор каждого, кому верить. Вопрос – в другом. Разве милиция может душить – коленом на горло – хоть пьяного, хоть трезвого? Милиция может молотить ногами, как бордюр у дороги, упавшего и безоружного? Есть ситуации, в которых людям в форме позволено становиться садистами?

Четверо милиционеров не могли цивилизованно задержать худенького паренька. Понадобилось шестеро. Понадобилось избить так, чтобы только хрипел. Чтобы самим страшно стало от того, что делают. Чтобы даже свой кричал: «Андрей Михайлович, это уже пытки!..»

Четверо на одного, шестеро на одного… Это во все времена и во всех культурах сюжет подлости. Сюжет трусости. Сюжет стайности. Возможно, наших офицеров милиции этому не учат. Но тогда чему их учат? Если не способны задержать пьяного и безоружного так, чтобы никто ничего даже не заметил. Если с остервенением бьют лежачего. Если не могут контролировать в себе зверя.

Кто их воспитывал? Кто их учил? С кем они живут? Где они росли? Что они о себе возомнили, чтобы вести себя вот так?

Министр внутренних дел Игорь Шуневич как-то высказался в том смысле, что милиционеры не с неба падают, что все они – выходцы из народа: мол, какой народ – такая и милиция. Но неужели наш народ стал таким – жестоким, стайным; таким – чтобы видеть кровь, но не уметь остановиться?

И все-таки нет! Это не народ! Это Министерство внутренних дел путем многолетнего «эволюционного отбора» (правильнее, видимо, говорить «путем деградации») превратилось в ведомство беспредельщиков. Только у руководителей государства нет политической воли, а в стране нет государственного института, который мог бы дать произошедшему в системе органов милиции адекватную оценку. Хотя министр Шуневич уже сам озвучивает поистине чудовищные симптомы системы, которую возглавляет. Так, 1 декабря прошлого года в большом интервью программе «Крупным планом» на телеканале «Беларусь-1» он сообщил: «В этом году против сотрудников милиции было возбуждено 123 уголовных дела».

За 11 месяцев, за 334 дня – 123 уголовных дела!!! То есть через два дня на третий, а то и чаще, министру докладывали, что кто-то из его подчиненных вновь попался на криминале. В стране есть еще хоть одно министерство с подобными рекордами? Вряд ли!

При этом, я вас уверяю, таких деятелей, каких мы увидели на съемках из метро, к уголовной ответственности не привлекали. Они ведь просто работали, просто задерживали пьяного. Ничего вопиющего.

И все же взрыв возмущения действиями милиции доказывает, что «ничего вопиющего» – это только в понимании милицейского руководства.

Светлана Калинкина, «Народная Воля»