18 октября 2018, четверг, 2:30
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Дизельный «фольксваген» Лукашенко катится под откос

90

Шальные нефтяные деньги заканчиваются.

Беларусь и Россия согласовали поставки нефтепродуктов до конца 2018 года и на весь 2019 год.

Подробности подписанных договоренностей официально не сообщались. Позже стало известно, что Россия не будет поставлять в Беларусь темные нефтепродукты. Сутки спустя появилась информация об отказе РФ экспортировать в Беларусь и светлые продукты нефтепереработки.

Кроме того, представитель вице-премьера РФ заявил, что новые соглашения исключают возможность «серых» схем в поставках нефтепродуктов в рамках «союзного государства», которые наносили ущерб российскому бюджету.

Что это будет означать для развития белорусской экономики в 2019 году?

На вопросы Charter97.org отвечает экономист, руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико:

- Со стороны России это обычный экономический маневр. Темные нефтепродукты, с которых начались ограничения поставок, это тяжелые фракции перегонки нефти: например, мазут и топливо для судов. Белорусское корабельное топливо считалось неплохим по качеству, его охотно покупали страны Балтии. В Литву также поставлялись другие тяжелые продукты нефтепереработки – например, битум.

Не удивительно, что Россия захотела отнять этот рынок у Лукашенко. Ведь достаточно трудно определить, что из нефтепродуктов было собственно белорусским, а что – реэкспортом полученного из России сырья. Здесь имеет место игра, связанная с перераспределением рынка за пределами ЕАЭС.

Для белорусской экономики куда большее значение имеет ответ на вопрос: будет ли Россия поставлять по-прежнему 22 миллиона тонн нефти и по какой цене?

А на сегодняшний день Кремль просто «прищемил хвост» прикормленным Лукашенко честным нефтяным компаниям, которые вели игру на балтийском и европейском рынке. Для них действительно наступят грустные времена.

- То есть перестанут работать те самые «серые схемы», про которые и говорил представитель вице-премьера РФ?

- Да, со стороны России – это чисто бизнес-решение. Запретив поставки еще и светлых нефтепродуктов, они лишают белорусских реэкспортеров разнообразного ассортимента. Ведь именно под видом разного рода «разбавителей» и «растворителей» белорусские власти продавали бензин и дизтопливо в соседние страны – и это приносило доход примерно в 1,5 миллиарда долларов в год.

Кремль спохватился, «навел порядок» и перекрыл кислород связанным с нашим правительством нефтяным компаниям.

- Вы сказали, что для экономики Беларуси большее значение имеют поставки не нефтепродуктов, а сырой нефти из РФ. Как будет развиваться ситуация на этом направлении с учетом «налогового маневра» и роста отпускных цен для нашей страны?

- По сути, Беларусь почти 25 лет назад села на наркотическую иглу российской нефти. Поэтому, на мой взгляд, как профессионала, чем раньше мы уйдем от этих 22 миллионов тон нефти с востока – тем лучше.

Это просто крайне необходимо, чтобы власти вместо нефтяной нирваны наконец-то занялись делом. Для Беларуси достаточно 7 миллионов тонн нефти в год, чтобы экономика производила станки, машины и другую продукцию. А сейчас нефтяная компонента обеспечивает 40% валютного экспорта. Это просто смешно.

Страну просто придавило российской нефтяной трубой. Чем раньше мы от этого откажемся – тем быстрее начнем нормально работать. Шальные нефтяные деньги только развращают Лукашенко и его окружение.

У правительства создается ложная картина по доходам и возможностям белорусской экономики. Эти диспропорции ведут к резкому увеличению импорта иностранных товаров, что может привести к нехорошим последствиям. Но премьер-министр и высшие чиновники не в состоянии проанализировать ситуацию: их «радары» слишком плохо настроены и не «ловят волну».

Беларусь надо срочно снимать с нефтяной иглы, чтобы мы могли заняться созданием роботов, компьютеров, электротранспорта и тому подобной продукции. Нефть – это проклятие России. Теперь это стало и проклятием нашей страны. Точка.

- Способны ли нынешние власти к такому подвигу – снять страну с нефтяной иглы?

- Нет, они боятся. Сидят и паразитируют: ничего делать не надо. Единственное, на что они способны – это размахивать руками и кричать, как они хорошо работают.

Я как-то выступал в одном из городов и спросил чиновников: ребята, а вы знаете, что в 2020-х годах двигатели внутреннего сгорания будут запрещены во многих странах Европы? И куда вы будете свой бензин продавать? Они смотрят на меня круглыми глазами – и ничего не могут сказать от неожиданности.

Эра бензина заканчивается, через несколько лет он будет никому не нужен. А наши власти все гоняют нефть по старинке, перерабатывают ее в Новополоцке и Мозыре… Даже Израиль с 2025 года не будет завозить автомобили, которые работают на бензине.

Два НПЗ для Беларуси – это лишний балласт. Что с ними делать через несколько лет? Театры или детские сады там организовывать? Но властям это невдомек, они живут одним днем, как мотыльки. Их старенький дизельный «фольксваген» неотвратимо катится под откос.

- А что будет с ценами на бензин в Беларуси?

- Бензин будет только дорожать. Это же проще всего – поднять цену на топливо. Но, может быть, это и будет иметь и обратный для властей эффект. Белорусы, посчитав затраты, начнут переходить на электротранспорт.

Что бы там ни хотел Лукашенко, его новый премьер Румас и прочие министры бессильны против научно-технического прогресса. Они думают, что белорус будет покупать им на потеху их старенький дизельный «фольксваген», заправлять его подорожавшим топливом и радоваться жизни. Да скоро ремонт таких авто будет стоить дороже, чем покупка электрокара.

Что тогда будет делать лукашенковская экономика, основанная на реэкспорте нефти, НПЗ и производстве старых тракторов и машин? А бензин вообще скоро во всем мире перестанет быть топливом. Вот тут власти Беларуси и начнут прыгать на пустых заводах под музыку Шопена. Подождите еще немного – и это произойдет.

Все остановится – и на бесполезные танцы властей будут смотреть 900 тысяч пенсионеров старше 70 лет. Потому что все, кто моложе, уже давно обогнали эту власть по развитию. Надо двигаться вперед, думать на перспективу. То, что мы видим сейчас – это уже отжившая себя система.