16 августа 2018, четверг, 22:41
Рубрики

«Все очень подорожало»: цены в Беларуси выросли в разы

53

Данные Белстата противоречат ценам в магазинах.

Почти два года назад, 1 июля 2016 года, в Беларуси провели третью деноминацию. Лукашенко клялся, что цены на продукты останутся прежними. В результате, хоть официальная статистика и утверждает, что, например, в марте этого года инфляция составила всего 0,8%, то «народный индекс», говорит об обратном.

Так одна из пользовательниц «Фейсбука» Volja Dreva опубликовала фотографию своей потребительской корзины, где возмутилась ценами после деноминации:

- Вот это все на фотографии стоит 32 рубля, но это же 320 000 до того, как убрали нули! 320 000! Когда раньше у меня в понедельник утром было 320 000 я понимала, что, в принципе, до среды или вечера четверга есть кое-какие деньги на перекусы, тренажерный зал, а тут что... Масло куплено по скидке, огурцы на распродаже, крабовые палочки - не самая качественная замена мяча, но хоть любимые каша и бананы на завтраки. Бррр, я как-то выпадаю из такой жизни и у меня вопрос: люди, как вы строите квартиры, снимаете квартиры, растите детей, покупаете новые наряды, качественную косметику, ездите отдыхать?

Пост белоруски нашел отклик у других. Так в комментариях написали, что «зимняя жидкость для омывателя на заправке стоит 10 руб... Это 100 000. Я на такие деньги раньше в магазин ходила и продукты покупала какие-то... На самом деле все очень подорожало. Особенно то, что раньше стоило относительно немного».

«Я в ступоре уже пару месяцев из-за этого... Раньше меньше обращала внимание, наверное психология еще работала какая-то. А теперь, иногда как зайду в магазин, начну переводить в старые. УУУ», - написала другая белоруска.

Прокомментировать сложившуюся ситуацию сайт Charter97.org попросил известного экономиста Льва Марголина.

- Относительно цен в стране после деноминации официальная статистика говорит одно, а белорусы утверждают обратное. Почему такая разная оценка?

- Сегодня белорусы остро чувствуют статическую инфляцию на своем хребте. Признал это на днях и Лукашенко, когда сказал, что «цифры-цифрами, но люди считают по-другому». И это действительно так, потому что официальный уровень статической инфляции зависит от того набора продуктов, товаров и услуг, включенных в список, который подвергается мониторингу со стороны Белстата. В этот список же товары подбираются так, чтобы инфляция была слабо заметна.

В свою очередь белорусы идут в магазин и покупают то, что им нужно, а не то, что соизволили включить или нет в список. В итоге люди чувствуют, что все подорожало и абсолютно правы.

Хочу еще отметить, что если человек тратит большую половину своей зарплаты или пенсии на продукты питания, а вторую половину на оплату медикаментов и коммунальных услуг, то ему неважно подорожало пальто или костюм из списка Белстата. Ему важен именно тот набор, который он покупает, а он значительно подорожал.

Конечно, определенную роль в этом сыграла и деноминация. Действительно, одно дело потратить, даже ребенку на шоколадку, 30 тысяч рублей и другое - 3 рубля. Ведь 3 рубля легче вынуть из кошелька, чем 30 тысяч.

К тому же, если обратить внимание на тот дешевый перечень товаров, который сегодня, скажем, стоит где-то до 2 рублей, то мы зачастую просто не задумываемся, что раньше он стоил 20 тысяч. В общем, до деноминации мы бы подумали, стоит ли покупать товар, который сейчас не задумываясь берем за 2 рубля.

- Перед деноминацией Лукашенко обещал, что цены останутся прежними.

- За 20 с лишним десятилетий нахождения у власти, Лукашенко чего только не обещал. Те, кто более или менее задумываются о смысле его обещаний понимают, что если Лукашенко пообещал, что цены расти не будут, то следует ожидать обратного — подорожания.

Если же Лукашенко пообещал, что рубль будет стабильным, то ожидай обвала. В общем, цену обещаниям Лукашенко знает уже каждый белорус.

- На ваш взгляд, что будет с белорусским рублем дальше?

- В течение последних двух лет Национальный банк ведет достаточно жесткую монетарную политику. Печатный станок включается значительно реже, чем это делалось раньше. Мой прогноз таков, что если Нацбанку удастся и далее сопротивляться давлению промышленного и агропромышленного лобби, а также по прежнему придерживаться жесткой монетарной политики, то белорусский рубль будет девальвировать более плавно.

Хочу отметить, что есть еще один фактор, который от белорусского правительства не зависит - российский. В сегодняшней ситуации гарантировать, что рубль будет стабильным невозможно, ведь давление на Россию растет, вводятся санкции.