16 августа 2018, четверг, 5:58
Рубрики

Зинаида Михнюк: Будет социальный взрыв

27

Рабочие предприятий доведены до отчаяния.

Из-за отсутствия заказов гомельский радиозавод переходит на трехдневную рабочую неделю. В результате 800 рабочих и специалистов существенно потеряют в зарплатах.

Отображает ли данная ситуация состояние белорусских предприятий? Ожидать ли всплеска безработицы в стране? На вопросы сайта Charter97.org ответила председатель Брестского областного независимого профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) Зинаида Михнюк:

- Сегодня работники предприятий доведены до такого состояния, что им лишь бы перезимовать за ту мизерную заработную плату, которую они сейчас получают. Весной же многие вынуждены соглашаться даже на неполную рабочую неделю, как работники гомельского радиозавода. Люди ищут спасения в деревня, дачах или едут на заработки. Отмечу, что в таком режиме жители нашей страны работают уже который год.

- К чему это может привести?

- Ждем социального взрыва. Работники гомельского радиозавода должны объединиться и отстаивать свои права. Я недавно, кстати, как региональный руководитель РЭП по Брестской области, разговаривала с работницей одного предприятия, на котором полно пенсионеров, а ей - 51 год. То есть, еще пять лет до пенсии. И именно с ней начальство не продлевает контракт. Разве это справедливо? Даже те, кто остается работать, понимают, что это несправедливо!

Ведь выходит, что одна работница в 65 лет имеет, пусть и к нищенской пенсии в $100, «прибавку» в виде, скажем, зарплаты вахтера. В то время как 51-летняя женщина оставлена без средств к существованию.

Вынуждена отметить, что у нанимателей сейчас намного больше прав, чем у работников. А ведь, к сожалению, ими соглашаются быть, как правило, не самые достойные люди с человеческими принципами, а самодуры, мечтающие продвигаться по карьерной лестнице. Им лишь бы запись в трудовой книжке. В общем, работники возмущены и контактной системой, и общей ситуацией на предприятиях. Ситуация доведена до такого абсурда, что мы в 21-ом веке живем, а рабство не отменено, а просто видоизменилось.

Само понятие «декрет» - временное. Так вот, выходит, что «временный» декрет Лукашенко №29, который в 1999 году ввел краткосрочные контракты вопреки Трудовому кодексу, действует в нашей стране уже 19 лет. Мы пытались его отменить, но сделать это очень сложно. Профсоюз РЭП дошел с этим вопросом до Верховного суда, где нам открыто сказали, что декрет Лукашенко — выше трудового законодательства. Возникает вопрос: что у нас за страна такая?

- Можно ожидать дальнейшего роста безработицы?

- Думаю, что даже если будет всплеск, то в официальной статистике он не отразится. Объясню почему. Люди теперь, потеряв работу, не отчаиваются, как раньше, и понимают, что становиться на биржу труда нет никакого смысла. Выживают, как могут.

Так вот, где, кто зафиксирует всплеск безработицы в стране? У нас же ее, согласно официальным данным, нет. У нас же страна, где все «довольные» и «смеются». Включаешь БТ и там показывают, как мы «хорошо живем». А ведь каждый понимает, что реальность абсолютно другая. Это как в том анекдоте: хочу жить в Беларуси, которую каждый день по телевизору показывают.

В общем, безработица может и вырастет, но зафиксировать ее смогут только независимые профсоюзы по обращениям к ним граждан.

- Вот вы говорите про обращения работников в независимые профсоюзы. Как обстоят дела с независимыми профсоюзами на предприятиях?

- Могу сказать про наш профсоюз. В уставе профсоюза РЭП определено, что наша ячейка может быть создана по производственному или по территориальному принципу. Для сохранения активных рабочих на предприятиях нам удалось, например, в Бресте и Гродно зарегистрировать городские организации, куда могут обращаться работники со всех предприятий. На предприятиях же работникам помогают отстаивать права правовые инспектора. К нам обращается очень много людей.

Конечно, в существующей ситуации независимым профсоюзам работается непросто. Но, подчеркну, что «наезд» властей на профсоюз РЭП только прибавил нам авторитета. Люди говорят, что если на профсоюз давят, то значит он чего-то стоит. Могу сказать, что обращается к нам даже больше людей, чем до возбуждения уголовного дела против лидеров РЭПа Геннадия Федынича и Игоря Комлика.

Это говорит о том, что либо рабочих довели уже до того, что они поднимаются и перестают бояться, либо про увеличение количества предприятий, на которых падает заработная плата.

- Какой ваш прогноз, к чему белорусам готовиться?

- Многие люди, с которыми я разговариваю, чувствуют себя у черты бедности. Я просто не знаю, где сейчас можно встретить людей, довольных ситуацией в стране. Выражение лиц на улицах о многом говорит. Все все понимают. Знаете, в Украине война, но мы без войны обнищали.

Отмечу, что в Бресте есть предприятие ОАО «Брестгазоаппарат», который всегда считалось местом, где платят высокую зарплату, работают полную неделю, но, как оказалось, работникам предприятия уже несколько лет ни на копейку не повышают заработную плату. А ведь инфляцию никто не отменял. Люди возмущены, хотя у них всегда был отрыв от зарплат работников других предприятий.

Возвращаясь к гомельскому радиозаводу, хочу напомнить, что в 1995 году женщина-токарь с этого предприятия Валентина Смотрицкая в знак протеста из-за длительной невыплаты зарплаты приковала себя цепью к станку. И продержалась в таком состоянии целые сутки.

Так вот, эта работница была членом профсоюза РЭП, который образовался в 1990 году. И я считаю, что ситуация может повториться. Крановщица с одного брестского предприятия рассказала мне, что они планируют протест. На предприятии есть работники, с которыми не продлевают контракт, но они не намерены просто так уходить.