25 июня 2018, понедельник, 12:54
Рубрики

Беларусь движется от феодализма к рабовладению

22
Фото: Pinterest

Говоря об Украине, Грузии и Беларуси, надо называть вещи своими именами.

Беларусь в последнее время не значится отдельным пунктом повестки дня крупнейших международных форумов, тем не менее ее роль важна для международной безопасности.

Об этом Сharter97.org заявил лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников, комментируя свое участие в Таллиннской конференции по безопасности.

- Вы являетесь постоянным участником конференций по безопасности имени Леннарта Мери в Таллинне. Чем эта конференция отличалась от предыдущих?

- Наверное, тем, что она проходила в год столетия Эстонского государства. Мы тоже отпраздновали в этом году 100 лет со дня провозглашения БНР. Сравнение современной Эстонии и нынешней Беларуси, к сожалению, выглядит грустно. Эстония – современное государство, авторитетный участник международных отношений, а Беларусь, похоже, движется от феодализма к рабовладению.

Андрей Санников, бывший глава МИД Швеции Карл Бильдт и Дэн Фрид, который координировал санкции в Госдепартаменте США

- Тем не менее, Беларусь все чаще звучит как место проведения международных встреч, амбициозных инициатив типа Хельсинки-2, в Минск приезжают западные политики, готовится визит Лукашенко в Австрию.

- Давайте по порядку. Если под международными встречами имеется в виду прошедший недавно “Минский диалог”, то это было пропагандистское мероприятие для внутреннего пользования. За пределом Беларуси это унылое собрание стесняются упоминать даже его активные сторонники, которые присуствовали и в Таллинне. Мне это напомнило авантюру со съемками фильма “Код Каина”. Группа мошенников решила подзаработать, пообещав голливудский блокбастер про хорошую власть и плохую оппозицию. Власти выделили немалые средства, более 2 миллионов долларов. Мошенники сняли дешевку, которая за время проката собрала по данным kinopoisk.ru (внимание!) 7 000 долларов. Так и с этим “диалогом”.

Жаль только, что на эти авантюры идут деньги белорусских граждан.

Хельсинки-2 – из той же категории. О чем можно говорить, если Лукашенко так и не выполнил Стамбульскую декларацию ОБСЕ 1999 года, которую сам же и подписал. В пункте 22 этой Декларации говорится о необходимости организации реального политического диалога в Беларуси, о свободных выборах и свободе прессы. Удивляет позиция генерального секретаря ОБСЕ Томаса Греминера, который принял участие в минском мероприятии и повел себя как “полезный идиот”, разглядев в пропагандистском упражнении какой-то диалог о безопасности. Я, кстати, говорил об этом с представителями ОБСЕ в Таллинне, и Греминеру передали мою оценку.

Бывший заместитель генсека НАТО, сотрудник Атлантического Совета Александр Вершбоу

- А с кем еще удалось обсудить Беларусь?

- Со многими - политиками, парламентариями, аналитиками, журналистами. Много разговоров было с эстонской стороной, которая сегодня больше внимания обращает на Беларусь в связи с вопросами региональной безопасности.

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд на открытии конференции выступила с сильной речью в защиту ценностей, призвала называть вещи своими. Она, в частности, сказала: “Говоря о Грузии и Украине важно называть вещи своими именами – война есть война, и оккупация есть оккупация”. Я продолжил ее логику и в разговорах с эстонскими друзьями, призывая называть вещи своими именами в Беларуси.

На 15 июня намечен визит в Минск министра иностранных дел Эстонии Свена Миксера. Я рассказал ему о ситуации с правами человека, о блокировке “Хартии-97”, о преследовании независимых профсоюзов, тоталитарных поправках к закону о СМИ и закону о “тунеядцах”. Надеюсь, он услышал меня, а в Минске сможет получить больше информации, встретившись с оппозицией и гражданским обществом.

С директором фонда «Открытая Эстония» Малл Хеллам

- А были в программе конференции дискуссии, посвященные непосредственно Беларуси?

- В последнее время Беларусь не значится отдельным пунктом повестки дня крупнейших международных форумов. К сожалению. В Таллине была одна дискуссия, посвященная Восточному партнерству, которая касалась и Беларуси.

- И как обстоят дела с Восточным партнерством? Что нам ждать от этой программы ЕС?

- Честно говоря, мне Восточное партнерство все больше напоминает Содружество Независимых Государств (СНГ). Его фактически нет, но время от времени о нем вынуждены говорить. Процессы в отношениях между государствами-участниками Восточного партнерства и ЕС происходят вне зависимости от существования этой программы. В отношении Беларуси, на мой взгляд, отсутствие стратегии уже никого не беспокоит: и та, и другая сторона совершает какие-то ритуальные телодвижения, не заботясь о результатах. Вот никаких результатов и нет.

Я не наблюдаю в Евросоюзе никакого желания признавать свои ошибки. Могли бы, например, проанализировать деятельность в Беларуси бывшего комиссара Штефана Фюле и эффективность его “европейского диалога для модернизации Беларуси”, организованного с участием ГОНГО и, похоже, только в интересах ГОНГО, т.е. проправительственных организаций. Могли бы поинтересоваться, почему в Беларуси на подобные коррупционные проекты расходуется бюджет ЕС. Не будет желания критически проанализировать Восточное партнерство – не будет от него пользы для Беларуси.

Кстати, во время дискуссии о Восточном партнерстве на конференции прозвучал вполне закономерный, на мой взгляд, вопрос: “А не пора ли исключить Беларусь из ВП?”

Андрей Санников

- Даже так? А выглядит все очень радужно: с режима сняли санкции, белорусский МИД развил кипучую деятельность на брюссельском направлении, в Минск зачастили европейские чиновники…

- И одновременно душат независимую прессу, расправляются с журналистами, вводят принудительный труд, преследуют оппозицию, готовят внесудебные расправы над гражданами. В Европе, конечно, хватает идиотов, и не только “полезных”, но пустым обещаниям сложно поверить. На деле в Беларуси ничего не меняется, и даже самым преданным лоббистам Лукашенко в Европе все сложнее объяснять, почему надо идти навстречу самодуру-диктатору.

- Мы забыли о готовящемся визите Лукашенко в Австрию. Что вы об этом можете сказать? С кем-нибудь обсуждали это в Таллинне?

- Обсуждал, и не с кем-нибудь, а с президентом Австрии Александром Ван дер Белленом. Как и президент Эстонии, он на открытии конференции тоже говорил о ценностях, о человеческом достоинстве, свободе, верховенстве права и уважении прав человека. Все это отсутствует в Беларуси. Я рассказал ему об ухудшении ситуации с правами человека, блокировке Хартии-97, преследовании журналистов, оппозиции, гражданского общества, независимых профсоюзов. Сказал, что Австрия стала первой страной Евросоюза, которая пригласила диктатора после снятия с него санкций.

Президент Австрии Александр Ван дер Беллен

Понятно, что в Австрии президент имеет ограниченные полномочия, и Лукашенко приглашал федеральный канцлер Себастьян Курц, но Александр Ван дер Беллен был избран как проевропейский, демократический политик, поэтому важно было рассказать ему о реальной ситуации в Беларуси. Он, кстати, собирается приехать в Беларусь на открытие мемориала в Тростенце.

Поездка Лукашенко в Австрию после визита туда Путина никак не выглядит, как самостоятельный внешнеполитический шаг. Скорее всего она состоится по просьбе Кремля, чтобы еще больше подчеркнуть в ЕС особую роль Австрии, помогающей диктаторам.

- Как вы можете подвести итоги конференции с точки зрения белорусского политика?

- На мой взгляд, Евросоюз в своих отношениях с Беларусью вплотную подошел к “точке бифуркации”. Лукашенко предоставили все возможности для улучшения отношений с ЕС, не требую никаких кардинальных изменений взамен. В ответ получили неадекватное поведение режима, зациклившегося на тотальном контроле над обществом и отсутствие даже малейших положительных сдвигов. Как признался мне один из европейских политиков во время конференции, ели бы не война в Украине, против Лукашенко уже ввели бы санкции. Санкции или нет, но какое-то принципиальное решение по Беларуси Европе предстоит принять в ближайшее время, если ЕС действительно стремится обеспечить свою безопасность. Нестабильный агрессивно-репрессивный режим на границе ЕС эту безопасность подрывает.