25 апреля 2019, четверг, 23:47
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Девятый день суда по «делу профсоюзов»: онлайн-репортаж

1

(Обновлено) Сегодня допросили Геннадия Федынича и Игоря Комлика.

В суде Советского района Минска слушается "дело профсоюзов" по обвинению председателя Белорусского независимого профсоюза РЭП Геннадия Федынича и главного бухгалтера профсоюза РЭП Игоря Комлика в совершении преступления по ч. 2 ст. 243 уголовного кодекса Беларуси («уклонение от уплаты сумм налогов, сборов в особо крупном размере»), сообщает ПЦ «Весна».

Вчера после допроса свидетелей и изучения письменных материалов дела суд приступил к допросу непосредственно обвиняемых. 8 августа опрашивали Геннадия Федынича.

Судья Марина Федорова, в частности, сообщила, что суд поручил Генеральной прокуратуре провести проверку по поводу давления на свидетелей со стороны представителей УДФР (дознавателей) в рамках ст. 173 и 174 Уголовного кодекса. О давлении и угрозах заявляли большинство допрошенных в суде свидетелей.

Вероятно, с этим связано то, что сегодня рано утром по крайней мере трех свидетелей, заявивших о давлении на них во время следствия, увезла милиция предположительно на допрос в прокуратуру.

Поддержать Геннадия Федынича и Игоря Комлик 9 августа пришел бывший Председатель Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич, активисты профсоюза, правозащитник Алесь Беляцкий.

Станислав Шушкевич и Игорь Комлик
Фото: ПЦ "Весна"

Судья Федорова решила огласить протокол допроса Федынича время следствия 2 августа 2017 года "по причине существенных противоречий".

По факту проведения семинаров от профсоюза 3F, в частности получения денег, в протоколе: "Не помню, получал ли деньги от 3 F" В суде: «Не получал в 2011 г".

Объясняет: "Поддерживаю показания данные в суде. Допрос от 2 августа был после обыска, На самом деле мог не помнить".

Судья допрашивает про сейфы в офисе РЭП, конфликтные ситуации с работниками РЭП.

Федынич поддерживает показания данные в суде. Судья спросила о Запривариной. Во время следствия, он говорил, что не было ни с кем конфликта. Но Федынич пояснил, что следователи спрашивали о настоящем времени, а не о 2011-2015 г.

Суд начинает допрашивать Игоря Комлика.

Комлик зачитывает из бумаги анализ предъявленного обвинения, где полностью отрицает инкриминируемые обвинение. Ссылается на международные нормы, где сказано, что государственные власти не должны вмешиваться в деятельность организации рабочих профсоюзов и т.д.

Рассказывает и аргументирует, что МОТ и глобальный профсоюз выступают против давления профсоюзов, ссылается на Конвенцию 87.

"В 2004 г работала комиссия по правам человека МОТ в Беларуси, как раз в тот момент, когда права моей организации нарушались, - говорит Комлик. - Комиссия выразила сомнения по поводу того, что акты в Беларуси обеспечивают права трудящихся. А Генеральная прокуратура не реагирует на жалобы".

"Я имею право пользоваться материальной помощью глобального профсоюза IndustriALL! Никто не может отнять у меня это право! А тем более, что Генеральная прокуратура! Поэтому, если бы я и пользовался этой помощью, то это не преступление! Преступниками в этой ситуации выступает сторона обвинение!"- эмоционально заявляет Комлик.

Комлик переходит к анализу уголовного дела, в частности, рассказывает о давлении на членов РЭП, о психологическом давлении, рассказывает о своем задержании, сравнивает свой допрос с 37-м годом.

"Я психологически стойкий. Я даже был готов к пыткам! Мне даже известны факты пыток в СИЗО". В УДФР говорили: "Ну что вы? Продадим офис и все". А я-то знаю, что если продадим офис, то и РЭП конец придет! Был случай о передаче капель женой. Когда пришла она, то ей сказали: "пусть признается, и идите домой, копайте, что хотите! Я расцениваю это как пытки!"

Сейчас объясняет, почему это дело политически политизированная. Упоминает «Марши нетунеядцев», «письма счастья», о Фрау А., «дело патриотов», о преследовании своего сына.

"У нас сажают за ложное сообщение о взрыве. А Фрау А. и теперь на свободе! Где она теперь?"

"Уголовное дело сопровождается клеветой в интернете", - продолжает Игорь Комлик.

Прокурор Вадим Казей спрашивает о членстве Комлика в РЭП, о работе и должностных обязанностях в РЭП, о работе бухгалтера.

Прокурор задает вопросы о спонсорской помощи.

"В профсоюзе нет спонсорской помощи. Вы не понимаете сути этого" - отвечает Комлик.

Прокурор интересуется сотрудничеством с зарубежными профсоюзами. Комлик долго перечисляет...

"Сотрудничество с зарубежными профсоюзами уже давно было и будет продолжаться, пока мы в составе IndustriALL, даже если вы нас закрыли. Семинары будем все равно проводить. Наши международные друзья будут бороться за наше существование. Если вы запечатаете профсоюз РЭП, мы будем через 5- 10 лет проводит эти семинары. Я даже на пенсии будет бороться за права трудящихся»- заявляет Комлик.

Таким образ Игорь Комлик связывает своё преследование и преследование РЭПа с прошлогодней "делом патриотов". Он полагает, что после задержания его сына по «делу патриотов», у спецслужб возникла версия «финансирования» профсоюзом РЭП белорусских "экстремистов".

Алесь Беляцкий напоминает об известных параллелях:

"В 2011 годе в моем уголовном деле фигурировала официальная формулировка КГБ о том, что ПЦ" Весна "" финансировала радикальную оппозицию".

Финансирование иностранными профсоюзами РЭП не осуществлялось.

Прокурор спрашивает про счет в банке SЕВ.

"О фальшивке этой? Это все сделано для того, чтобы связать профсоюз с террористической организацией".

Прокурор спрашивает про выезды в Литву, совпадение дат снятия денег и выезда.

Говорит, что копии паспорта лежали свободно, в том числе, на рабочем столе. И посмотреть это и указать эти факты в каких документах не составляет трудности. Говорит, что не понимает английского языка, так как изучал немецкий в школе, поэтому не понимает, что там за документы лежали.

"У меня изъяли деньги. Вы знаете, что зарплата у нас небольшая. А они сейчас нам нужны. Вот сейчас посещая суд, они бы нам пригодились, чтобы сходить в буфет" - говорит Комлик.

О суммах перевезенных денег, о конфискации денег на границе: "Когда стал отдавать деньги, то уж, конечно, не забирали!" Один раз даже декларировал 1 доллар".

Прокурор спрашивает, посещал ли тот банк SЕВ в 2011 г. на бульваре Гедиминуса?

- Мог! Ведь рядом Федерация профсоюзов. Может, там курс лучший.

Прокурор спрашивает о Константине, посещали ли с ним банк в 2011 г. (о нем свидетельствовала раньше Юля Юхновец).

- Во-первых, не Константин, а Кейстутис. Во-вторых, мог заходить с ним в банк. Это представитель литовского профсоюза.

Объявлен перерыв на 15 минут.

Прокурор продолжает допрос Комлика:

"За какие средства вы оплачивали работу Федько? В вашей семье имеются банковские счета в Прибалтике?"

Далее вопросы о грантах и финансировании от зарубежных профсоюзов.

Прокурор: "Как вы можете прокомментировать показания Щукина о том, что ему известно о финансировании РЭП иностранными организациями?"

Защитник протестует против вопроса, так как это были только предположения Щукина. Комлик также повторил, что Щукин не утверждал, а догадывался.

Спрашивают о о конкретных датах пересечения литовской границы, конкретных лиц, которые его сопровождали, цели поездок ...

- Как вы прокомментируете то, что на рабочем месте нашли рекламный держатель из банка SЕВ?

- Никак, не знаю.

- Как вы можете прокомментировать, что нашли платежные документы, расписки и другие документы в евро?

- Я не знаю откуда этого взялось.

- Чей это электронный ящик neproblemarep@gmail.com?

- Я не знаю.

Прокурор спрашивает про семейные сбережения.

Защитник спрашивает про конкретные адреса, где находятся банки.

- Я плохо ориентируюсь по адресам. Не запоминаю адреса, ориентируюсь по местоположении.

Вопросы о анонимных письмах.

"Мне известно только со слов партнеров. Мы расценивали их, как действия органов, чтобы помешать работе профсоюза", - отвечает Комлик.

Защитник выясняет, на какое имущество Комлика во время обыска был наложен арест, так как часть из того имущества сына. Защитник ходатайствует предъявить Комлику некоторые материалы дела. Судья разрешила.

"Это, кажется, документ проекта, который мы хотели осуществить в 17-19 году. Во-первых, арестовали меня. Отвлекли меня от профсоюзной деятельности, мы не могли работать в нормальном режиме. Опросили 800 друзей РЭП. Казалось, что они так проверяли численность профсоюза. Откуда рядовые члены могли знать о бухгалтерии профсоюза? Было несколько заявлений на выход из профсоюза, но в целом, даже был приток членов РЭП, когда они узнали о давлении на независимый профсоюз".

Прокурор предъявила Комлику налоговые декларации за 3 месяца 2011 г.

- Кем составлялся документ и кем подавался в налоговую инспекцию?

- Я был тогда бухгалтером. Нам тогда помогала Федько, уже подпись стоит Федынича, но не знаю, его или нет подпись под документом, это может только он подтвердить или экспертиза ...

Прокурор предъявила документ Федыничу, чтобы тот распознал свою подпись.

Федынич: "Подпись очень похожа на мою! Так и запишите!"

Прокурор просит предъявить Комлику документ трансфера от профсоюза 3F "в пользу Беларуси" в количестве 10 тысяч евро.

- Что это значит "в пользу Беларуси"?

- Так пусть Беларусь и скажет ...

Этот документ нашли при обыске автомобиля при задержании Комлик 2 августа 2017 г.

Прокурор: "Так это ваш документ?"

Комлик: "Нет, я его вижу впервые".

Судья просит Комлика объяснить показания Заприварина о том, что он просил перевезти деньги.

"Таких противоречивых показаний много. Взять ту же Юлю. Я не могу утверждать сегодня ничего, что было в 2011 году" - парирует он.

Прокурор:

- Сколько стоит билет в Вильнюс?

- 15-20 евро.

- Так как Вы можете объяснить, что свидетели говорили о сумму 1000-1500 евро? Какая это компенсация?

- Никто не говорил! - Но дело в том, что никто не говорил, что его просили перевезти 15-20 евро.

- Я благодарен СК, что поместили в СИЗО, хотя выспался и книжки прочитал. Не было до сих пор времени.

В материалах дела фигурирует адрес Мельникайте, 8. Но уже который раз Федынич. говорит, что такого адреса не существует вообще.

В суде перерыв до 14-15.

Адвокаты просят пригласить свидетелей защиты Алексея Евгенова и Владимира Нарановича. Обвиняемые поддерживают ходатайство. Суд удовлетворяет ходатайство.

Наранович - пенсионер, 1943 года рождения. сосед по даче, с 13 ноября 1990 г. проживает в Суходолах постоянно, с женой. Имеет собственный дом. Он знает тещу Федынича Борисевич.

Речь о доме в Суходолах.

С 1993 года дом Борисевич строился. Он в 180 метрах от дома Наранович. Где-то в 2000 году дом более-менее построился. С 1993 г. по 2000 строительство велось медленно, иногда Борисевич обращалась к Наранович за помощью по хозяйственным делам.

Адвокат: "Знаете, за чьи деньги строился дом?"

Наранович: "Думаю, что за деньги Борисевич".

Адвокат: "За время с 2000 года дом стал пригодным к проживанию?

Наранович: "Ну, к годам 2016-2017, строился может 17-20 лет. Потолок немного незакончен, полы".

Адвокат: Кто проживает в доме?

Наранович: "Борисевич, как приедет в апреле, так в сентябре и уедет. Занимается огородами".

Наранович подтверждает вновь, что участок принадлежал Борисевич с самого начала, с 1993 года.

Прокурор: "Непосредственно Борисевич с 1993 по 1995 вы видели на участке?

Наранович: "Не помню".

Суть вопросов прокурора сводится только к одному: чтобы доказать, что дом строил Федынич, что часто там бывал, а потому, мол, он принадлежит не теще, а ему.

Допрашивается свидетель Алексей Евгенов, правовой инспектор прафсюза РЭП из Могилева.

Адвокат: "Как давно вы работаете в штате РЭП?

Свидетель: "С 2010 года".

- Как часто в период 2012-2015 вы приезжали в минский офис на Кульман?

- Где-то раз в месяц.

- Имелась ли возможность оценить тех, кто работает в офисе? Заприварину и Похабова?

- Да

- Известно ли вам о конфликтах этих людей с Федыничем?

- Похабов часто ездил в Россию на заработки. Писал, что за свой счет. Считаю, что работая на такой должности, нельзя надолго оставлять своё рабочее место, на 2-3 месяца.

- (О Запривариной): У нее был самый большой регион, но она мало им занималась (я сравниваю с собой, например). успехов в ее работе было меньше, чем в других регионах. Однажды она сама звонила Евгенову, просила совета, как ей быть, почему у нее не получается работать нормально.

- Что известно об обстоятельствах увольнения этих людей?

- Похабову говорили, что лучше ему уволиться, я сам тоже говорил. В конце концов он и ушел с работы, где-то до конца 2014 года. Заприварина работала дальше. Даже несколько дела от Могилева вела, но опять не успешно. Уволилась она o 2015 году. Мне сказала, что нашла хорошее место.

- По вашему мнению, могла Заприварина оговорить Федынича, сообщая органам предварительного расследования и суду неправдивые показания?

- Да, думаю, что могла, она могла пойти на это, тем более под влиянием следственных органов, они ее подтолкнули на такие действия.

Свидетель с положительной стороны характеризует Федынича, рассказывает эпизоды своей биографии.

Вторая адвокат: "Нарушение трудовой дисциплины Запривариной - это единственное, почему ее разбирали на президиуме в 2014 году?

- Были опоздания и косяки по работе. Хотела большого заработка.

- Что можете о Комлике сказать?

- Хороший товарищ, хороший человек, очень положительно отношусь.

Вопросы ставит прокурор.

Спрашивает о зарплате Запривариной, регулярно ли получала. Спрашивает о шведском профсоюзе и сотрудничестве с ним РЭПа.

- Ну да, были встречи, сотрудничество, приезжали они к нам.

Далее Федынич ходатайствует допросить в суде еще одного свидетеля. Комлик и защитника поддерживают ходатайство, судья удовлетворяет.

Это Елена Жоль, специалист из БГУ. Она зачитывает заявление.

"8 марта при пересечении литовско-белорусской границы была изъята большая сумма денег. (Евро, доллары, рубли). Эти деньги - наследство после смерти мужа. Со мной были документы о праве на наследство".

Добавляет документы к материалам суда.

Она с самого начала требовала вернуть ее вещи и у губернатора Псковщины, но никто ей не сказал, что все извлеченные вещи давно в СК Беларуси. Жоль об этом узнала только во время суда. Она считает, что это совместная операция белорусских и российских спецслужб с самого начала на границе ее вещи несколько раз осматривали с собакой, будто искали наркотики.

Федынич: "Как вы добирались до Минска, когда были изъяты средства?"

Свидетель: "Федынич писал расписку, одалживал на таможне деньги"

- С кем вы пересекали границу?

- Рядом были Федынич и Автухович. Но деньги не имеют никакого отношения к профсоюзу, это мои собственные средства.

Прокурор: "Откуда знаете Федынича и Автуховича?

Свидетель: "Муж был знаком через работу (грузоперевозки), а Федынича знаю как руководителя РЭП".

Прокурор: "Когда возвращались домой, Федынич или Автухович передавал вам что (деньги)?"

- Нет.

Прокурор: "Что за файлы вас просили удалить?"

Свидетель: "Файлы в телефоне просили удалить. Я фоткала денежные купюры, так как я не доверяла тому, как описали на границе деньги и вещи, поэтому и фоткала, но затем пришлось удалить".

Перерыв 15 минут.

Судья Марина Федорова зачитывает иск прокурора по возвращении материального ущерба: 22 867 руб. 10 копеек с учетом инфляции взыскать с Комлика и Федынича.

Федынич: "Данное исковое требование не может иметь законный характер, так как никаких правонарушений относительно получения прибыли мы не делали, соответственно не было оснований подавать декларации".

Комлик: "Данное требование необоснованное, не признаю. Более того, если государство просит такие деньги от меня, то я бы мог выставить в качестве встречного иска то, что я зачитывал в своем ходатайстве - иск о компенсации размером 100 000 у.е."

Судья осматривает полиэтиленовый пакет с юридическими документами - учетным делом, извлеченным у налогового инспектора Екатерины Боярской.

Прослушивают аудиозаписи переговоров Федынича и Комлик, совершенные пред время прослушивания в феврале 2018 года.

Выходит, что телефоны Федынича и Комлика прослушивались не только в 2017 году, но и в 2018, когда уже во всю шло следствие.

Федынич: "Еще раз послушал, что на этом диске и убедился, что ничего противоправного там нет. Это же какую надо иметь фантазию, чтобы из обычных разговоров придумать непонятно что!"

Дальше - текстовая информация с переписки по электронной почте. Прокурор не видит смысла ее зачитывать, но защита настаивает.

Судья объявляет перерыв до 10 часов 10 августа.

Первый день суда

Второй день суда

Третий день суда

Четвертый день суда

Пятый день суда

Шестой день суда

Седьмой день суда