26 марта 2019, вторник, 18:09
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Почему в России проводят все больше военных парадов

2
Александр Гольц

В 90-е большой парад устраивали лишь 9 мая, а сейчас — и летом, и осенью.

В Санкт-Петербурге 27-го января будут отмечать 75-ю годовщину снятия ленинградской блокады, одного из самых трагических эпизодов Великой Отечественной войны. Отметить решили так, как стало положено в путинской России — торжественным собранием, вручением ста тысячам блокадников специально разработанных к случаю памятных знаков. И большим военным парадом, в котором должны принять участие две с половиной тысячи военнослужащих, а также около 80 образцов боевой и специальной техники. По Дворцовой площади должен пройти танк Т-34, за ним — боевые машины пехоты, танки Т-72, бронетранспортеры БТР-82А, бронеавтомобили «Тигр», «УАЗ», «Тайфун», а также артиллерийские установки и реактивные системы залпового огня «Торнадо».

По сравнению с московским парадом в День Победы, в котором участвовали раз в пять больше военных, довольно скромно. Но неожиданно этот вполне традиционный сценарий торжеств вызвал довольно резкий протест некоторой части общественности второй столицы. В своем обращении они написали, что парад — не лучший способ отметить одну из самых масштабных трагедий великой войны.

К этой точке зрения присоединились ряд представителей питерской интеллигенции, блокадники. Петиция с призывом отказаться от парада собрала несколько тысяч подписей. Эту петицию власть проигнорировала. Конец дискуссии положил исполняющий обязанности губернатора Александр Беглов, который заявил, что, во-первых, решение о проведении парада принадлежит федеральному центру, в данном случае Минобороны, и влиять на него он не уполномочен. Во-вторых, военный парад вполне адекватен празднованию военной победы, которой и было снятие блокады. Это решение горячо одобрили специально собранные «правильные» блокадники. Так или иначе, можно констатировать: вместо того, чтобы объединить людей в едином патриотическом порыве, перспектива проведения парада привела к очередному разделению общества.

Свидетельство военной мощи

Начиная с эпохи триумфов, которые устраивали в Древнем Риме полководцам-победителям, военный парад призван наполнять сердца жителей государства гордостью за его военную мощь, уверенностью в надежной защите от внешнего врага. Впрочем, в разные времена, в разных обществах военные парады выполняли и другие, чисто военные функции. Например, именно парадом завершался в армии Фридриха Великого летний период обучения. Ведь в XVIII веке как раз способность автоматически совершать сложные перестроения в колоннах свидетельствовали о выучке войск и их боеспособности.

До наших дней парад как акт демонстрации военной силы сохранил свою важность для стран, где вооруженные силы живут под завесой полной секретности. Абсолютная секретность периодически приходит в противоречие с задачей сдерживания потенциальных противников, коих у не слишком демократических государств всегда в избытке. Ведь враги-то и не знают, чего именно им надлежит бояться. Тут парад и начинает играть вполне рациональную роль — демонстрации ранее скрывавшихся военных способностей.

Так, всем остался памятен гигантский военный парад Народно-освободительной армии Китая (НОАК), устроенный в 2009 году по случаю 60-летия КНР. Он стал ясным материальным выражением желания Пекина подкрепить свои экономические достижения военной силой. На параде китайцы продемонстрировали 52 образца новой техники. Был показан весь спектр вооружений: баллистические ракеты (от тактических до межконтинентальных), крылатые ракеты наземного базирования, противокорабельные ракеты морского и берегового базирования, зенитные комплексы, разнообразные бронированные машины, включая десантные, реактивная и ствольная артиллерия, несколько типов беспилотных летательных аппаратов, боевые самолеты и вертолеты. Демонстрация получилась впечатляющей. Она стала мощным аргументом для многих государств Азиатско-Тихоокеанского региона в пользу внесения корректив в свои планы обороны.

Советские военные парады играли такую же роль в эпоху Холодной войны. Они регулярно демонстрировали городу и миру все новые виды вооружений. А когда Запад было пугать нечем, по Красной площади возили макеты межконтинентальных баллистических ракет.

В развитых демократических государствах, даже если они обладают немалой военной мощью, размеры парада зависят от традиции. Так, Франция отмечает День взятия Бастилии масштабным маршем, в котором задействовано более 4 тысяч военнослужащих, две сотни танков и бронетранспортеров, больше ста самолетов. В США, Великобритании и ФРГ парады куда скромнее. Никто не гоняет на них тяжелую бронетанковую технику и ракетные установки. Впрочем, Дональд Трамп, выдающийся популист, увидев парад в Париже, мгновенно оценил открывающиеся возможности и повелел провести такой же в День независимости. Так что не исключено, что в этом году 4 июля мы увидим в Вашингтоне нечто грандиозное.

Парад решает все проблемы

Вполне естественно, что в милитаристском государстве, которым является Россия в настоящее время, любое празднование принимает военное воплощение — а именно, парад и артиллерийский салют. Кремлевские пиарщики ловко пользуются тем, что значительная часть граждан России, включая и тех, кто относит себя к интеллектуальной элите, готовы прослезиться при виде парадных «коробок», вышагивающих прусским «гусиным шагом». По сей день, подобно персонажу фильма «Интервенция», они пребывают в восторженной уверенности, что «регулярная армия — это прекрасно, это что-то особенное!».

Если в 90-е главный «государственный» парад устраивали лишь в День Победы, то сегодня к нему добавился главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге, для участия в котором собирают большую часть боеспособных кораблей всех четырех флотов. Кремль возродил и военный парад 7 ноября, уже не по случаю очередной годовщины, а в память парада 1941 года.

Российская власть уверенно приватизировала Великую отечественную войну в качестве важнейшей точки самоидентификации нации. Согласно опросам, подавляющее большинство жителей страны называют Победу важнейшим событием тысячелетней истории государства. На законодательном уровне Кремль фактически запретил любые альтернативные взгляды на эту войну, введя уголовное наказание за «искажение истории». Цель — связать в сознании россиян великую Победу с образом нынешних начальников, родившихся спустя годы после 1945-го.

Для этого память о национальной трагедии трансформировали в оптимистический патриотический перформанс. Бодрые участники парада, неважно, одеты они в старую форму бойцов Красной Армии или современный камуфляж, — отличный фон для руководителей, произносящих бесконечные речи о верности народному подвигу. А вот на фоне 90-летних стариков, часто не слишком ухоженных, тех самых, в верности подвигу которых произносят клятвы, фотографироваться неудобно. Потому что тут же возникает вопрос, почему государство заботится о своих чиновниках, а не о своих героях. Почему до сих пор участникам блокады, которые пробыли в осажденном городе меньше трех месяцев, не положено большинство льгот. Почему ветераны Великой Отечественной до сих пор стоят в бесконечной очереди за жильем, которым правительство обещало всех без исключения обеспечить к 2010 году.

Куда удобнее и дешевле провести парад и устроить салют. Российское руководство явно считает эту практику очень перспективной. Только что из Лаоса во Владивосток прибыли несколько десятков танков Т-34 (тридцать лет назад СССР передал их за явной ненадобностью). Министерство обороны заявило, что намерено использовать их в парадах и прочих торжественных мероприятиях.

Александр Гольц, «Открытые медиа»