17 октября 2019, четверг, 14:43
Мы в одной лодке
Рубрики

Как реагируют пассажиры на новые правила проверки билетов

73
Как реагируют пассажиры на новые правила проверки билетов

Контролеры останавливают автобусы жезлами, чтобы проверить талон.

Этот день настал. Студенты дрожат и жмутся к дверям автобуса, взрослые истошно кричат: «К чему мы идем?», только контролеры спокойно выполняют работу: сегодня у них спецзадание. Ничего особенного не произошло, лишь к их привычному внешнему виду добавился жезл, тормозящий любой автобус на незапланированной остановке. Теперь к этому предмету должны привыкать и пассажиры. Как все это работает, читайте в материале Onliner.

— Сегодня один оштрафованный человек мне сказал: «Да, я ожидал такого, но не между остановок», — рассказывает нам контролер Александр Бабуркин, когда мы встречаемся на площади Бангалор. Садимся в троллейбус, чтобы доехать до остановки «Киевский сквер», где он может остановить экспресс-маршрут под номером 89.

— Просто в автобусах МАЗ-215 нет возможности открывать только переднюю дверь, — продолжает рассказывать Александр. — Двери вместе открываются, и из салона выбегают все безбилетники.

— С часу до четырех у нас было два экспресс-автобуса, и в них — 5 безбилетников, это уже много, — говорит Александр. — Люди, конечно, не ожидают, но ничего не говорят — от штрафа это не освобождает.

Мы присутствовали при этих грустных моментах. Какое-то особое сожаление было в глазах студентов, которые пожалели 65 копеек на проезд, но в итоге заплатили штраф — 12,75 рубля.

— Для нас это критически много, — говорю я.

— Студент студенту рознь, — отвечает Александр. — Если человек нормальный и не спорит, включается какой-то человеческий фактор, мы можем его отпустить.

В этот момент жезл взмывает в воздух — нужный нам автобус останавливается, и через окна мы наблюдаем оживление: увидев жилеты контролеров, несколько человек бросается к среднему выходу. Но — тщетно.

Мы входим в переднюю дверь, на валидаторах зажигается красный крестик, и из конца автобуса слышится: «Ну ничего себе!..»

Билеты здесь отсутствуют у трех человек. Мужчина возле окна пытается уговорить Александра:

— Да меня здесь все знают, вы позвоните куда надо. Переодевался, кинул где-то портмоне. Я на работу опаздываю, отпустите, пожалуйста... — протягивает он руки и поднимает полный вины взгляд. Но существует народная примета: если у человека нет при себе документов и денег на моментальную оплату, значит, впереди будет разговор с милицией. Кажется, здесь ничего не поможет.

Пока мы продвигаемся в глубь салона, контролеры выписывают штраф какой-то девушке под аккомпанемент женских возмущений. За спинами сложно рассмотреть, кому принадлежит этот крик души, но сводится он к таким истинам:

— К чему мы катимся? Это мы преступников ловим? Я во многих странах мира была — и здесь это просто унижение народа, мне стыдно за страну!

Об этом сообщает присутствующим женщина сзади — у нее с билетиком все нормально.

— И с таким контингентом мы встречаемся чаще всего, — комментируют контролеры. — Если бы она была без билета, понятно, что не выступала бы. А так мы стоим, выслушиваем — что еще делать?

Третий, парень, оказывается самым спокойным пассажиром: говорит, знает свои обязанности и согласен заплатить.

Подводим итог: в одном автобусе оказались три безбилетника, за смену набралось уже 8 человек.

Автобус останавливается, выходим мы и мужчина без документов. Сперва с ним идет долгий разговор, но все сводится к одному — «отпустить».

— Да, наверное, несправедливо, что мы двоих оштрафовали, а третьего нет. Но понимаете, если бы его сейчас забрала милиция, у них бы возникли вопросы по поводу его состояния, — рассказывает нам Александр.

Мы не остаемся незамеченными и на остановке: девушка рядом включает вспышку, прячется за соседним мужчиной и начинает снимать нас на видео. Нас уверяют, что это происходит не впервые, а потому мы не обращаем внимания. Гораздо интереснее то, что подошел наш автобус. В нем тоже есть нарушители, их двое: мужчина в очках, который очень эмоционально реагирует на контролеров, и парень-студент — он смиряется со своей судьбой. С некоторыми сложностями и объяснениями обоим выписывается штраф.

К автобусе нам встречаются и очень коммуникабельные пенсионеры. Один дедушка недоволен, что в общественном месте ведется съемка. Второй общается более своенравно:

— А ты что стоишь, дура молодая, улыбаешься? — кричит он то ли мне, то ли девушке-контролеру.

— Да какой вы мужчина, если кричите на девушку? — парирует Александр.

Позже он объяснит: «Когда мы по двое ходим, на коллегу часто начинают кричать — приходится заступаться». Сходимся во мнении, что пол человека при оскорблении не важен. Что делать? Действуем по накатанной схеме: понять, простить. Выходим из автобуса.

До следующего экспресса еще 40 минут. Мы не такие стойкие к холоду, как бригада контролеров, а потому сдаемся и возвращаемся на троллейбусах.