16 декабря 2019, понедельник, 6:16
Осталось совсем немного
Рубрики

Тайны белорусского миллиарда: куда уходят деньги пенсионеров?

44
Тайны белорусского миллиарда: куда уходят деньги пенсионеров?
КАРИКАТУРА: CARTOON.KULICHKI.COM

В ФСЗН снова образовалась огромная брешь.

Фонд социальной защиты населения, из которого белорусам платят пенсии и пособия, вот уже который год испытывает нехватку средств.

Поэтому в будущем году в него из бюджета перечислят почти миллиард долларов. При этом улучшения жизни пенсионеров в стране не наблюдается. Почему ФСЗН превратился в «черную дыру» белорусской экономики?

На вопросы Charter97.org отвечает экономист Лев Марголин.

- В Беларуси один из самых больших процентов отчислений в ФСЗН среди постсоветских стран (35% от зарплаты). Почему этих денег постоянно не хватает и на 2020 год в фонде образовалась «дыра» в $1 миллиард?

- Я бы еще добавил к самому большому размеру отчислений и недавнее увеличение пенсионного возраста, которое тоже, казалось бы, должно было помочь решить этот вопрос.

Дело просто в том, что демографический состав населения сейчас во всех странах становится таким, что только за счет солидарной системы пенсионного обеспечения очень сложно решить вопрос.

И поэтому во всех странах с рыночной экономикой, как правило, пенсионный фонд формируется из нескольких источников. Это — гарантийные выплаты, добровольные личные накопления граждан, и третья часть – то, что наниматель отчисляет дополнительно в фонд.

У нас пока этого нет, и видимо в ближайшее время не будет, потому что для этого должна быть рыночная экономика, которой у нас нет. Поэтому имеем то, что имеем.

- Государство уже не раз выделяло миллиардные суммы на «латание дыр» в ФСЗН. Есть ли гарантия, что эти деньги дойдут до пенсионеров? Можно ли как-то проверить, куда и как расходуются средства ФСЗН?

- Проверить это никак нельзя, потому что, как говорится, не в той стране живем.

Другое дело — почему это все-таки происходит у нас в стране, почему у ФСЗН хронический дефицит средств?

Происходит это еще и потому что у нас очень высокая скрытая безработица. Те люди, которые вынуждены выезжать на заработки в Россию, в Польшу, в Литву, либо совсем не участвуют в формировании пенсионного фонда, либо формируют его не в нашей стране, а в тех странах где они работают. А заработанные деньги они тратят здесь. И пенсионеры, их родители, и все остальные родственники живут здесь. И этот перекос тоже дает о себе знать.

Если бы удалось вернуть всех этих людей сюда, создать для них рабочие места, то ситуация в значительной степени бы изменилась. Я думаю, что при таком проценте отчислений в ФСЗН (35% - ред.), вопросов бы о необходимых дотациях не возникало.

- Недавно министр труда и соцзащиты Ирина Костевич озвучила интересные цифры: самозантяые белорусы практически не платят взносов в пенсионный фонд. То есть, так категория людей, у которой пенсия зависит исключительно от их взносов, не доверят государству. О чем это говорит?

- Я думаю, что здесь проявляется сочетание нескольких причин.

С одной стороны, конечно, есть недоверие к государственным институтам и ФСЗН в частности. Среди самозанятых очень распространено мнение о том, что надо рассчитывать только на себя.

Когда им задаешь вопрос: «А почему вы не думаете о своей пенсии?», они говорят, что пенсию нужно создавать своим, а не надеятся на государство.

А с другой стороны, конечно, самозанятые – это уже последняя группа среди предпринимателей, самая мелкая. Если деятельность хоть чуть-чуть крупнее, то человек уже становится индивидуальным предпринимателями, регестрируется и в обязательном порядке платит взносы в ФСЗН.

А это люди, которые фактически перебиваются из «кулька в рогожку», как говорится. Поэтому, действительно, с одной стороны они не доверяют ФСЗН, а с другой стороны, им не из чего платить,

Ну и с третьей стороны, среди этих людей очень много людей предпенсионного возраста, которые достаточное время платили в фонд, и какую-то пенсию, пусть не очень большую, себе гарантировали.

- ФСЗН годами получает дотации из госбюджета, а «дыра» в нем растет… На какие действия могут пойти власти, чтобы «решить вопрос»?

- Шагов у государства, на самом деле, не так уж и много.

Один шаг – это еще повысить процент отчисления, а значит — еще ухудшить инвестиционный климат, еще более ограничить приход сюда инвесторов.

Второй способ – это еще повысить пенсионный возраст, и я думаю, что как только пройдут те три года, в течение которых были запланированы повышения пенсионного возраста, скорее всего, будет объявлено о «неплановом» повышении пенсионного возраста еще на два года.

Потому что других вариантов у власти особо и нет. Если экономика не реформируется, если радикальных реформ в пенсионной системе нет, то все остальное имеет паллиативное значение: хоть из бюджета доплачивай, хоть повышай пенсионный возраст, хоть повышай процент отчисления в ФСЗН – все это меры косметические, вынужденные, в стратегическом плане ничего не дающие.

- Какая судьба ждала бы нашу пенсионную систему, если бы произошли политические перемены и страна пошла по рыночному пути?

- Если бы наша страна пошла по пути системных рыночных реформ, то прежде всего начала бы расти зарплата.

А вместе с зарплатой соответственно начала бы расти и пенсия.

Во-первых, росла бы средняя зарплата, во-вторых, увеличилось бы количество рабочих мест — соответсвенно, росла бы масса зарплаты, соответсвенно, было бы больше отчислений в пенсионный фонд. Тогда уже не понадобились бы дотации из бюджета, а во-вторых, сам размер пенсии рос бы.