25 июня 2019, вторник, 1:39
Мы в одной лодке
Рубрики

Бывший следователь и милиционер рассказали о нестыковках в версии о самоубийстве инспектора ГАИ

Почему аргументы СК вызывают сомнения.

Прокомментировать новую версию следователей в деле гибели Евгения Потаповича «Белсат» попросил бывшего следователя прокуратуры и подполковника милиции в запасе.

Бывший следователь прокуратуры Фрунзенского района Минска Олег Волчек обращает внимание на путаницу в официальной версии следствия.

«Сначала они говорят, что он при исполнении служебных обязанностей выехал на ДТП, потом все меняется: на какой-то попутной машине он едет делать суицид. Одел наручники, снял штаны – и ушел из жизни. Если судить по комментариям в социальных сетях, в официальную версию не верит даже 1%», – говорит Волчек.

По мнению специалиста, самоубийство милиционера выглядит очень сложно:

«Из моей следственной практики в прокуратуре могу сказать, что суициды – просты: застрелился, сбросился с балкона и так далее. Мне приходилось расследовать такие дела. Обычно самоубийцы долго готовятся, они волнуются и поэтому не могут делать сложных комбинаций».

Эксперт замечает, что суициды в Беларуси часто становятся демонстративными, когда люди уходят с определенным ритуалом – и припоминает дело Коржича.

Александр Коржич – военнослужащий срочной службы учебного центра в Печах. 3 октября 2017 года ему тело нашли в подвале здания медицинской роты в петле из ремня с перевязанными шнурком обуви ногами и натянутой на голову майкой. По мнению суда, солдат повесился сам.

По словам бывшего следователя, одним из важнейших доказательств о самоубийстве были бы пороховые газы на руках и одежде погибшего. Но об этом ничего не говорят, добавляет он.

«Полагаю, они поняли, что дело будет нераскрытым, – говорит Волчек. – Уверен, у нас есть хорошие судебные эксперты, специалисты и научные сотрудники, которые знают, как собирать вещественные доказательства, но за три дня они ничего не нашли. Место происшествия хорошо почищено – то есть работали профессионалы».

Очередной проблемой Волчек называет вопрос компенсации родственникам погибшего.

«Похороны состоялись так, как будто он был при исполнении служебных обязанностей. И отмотать это трудно. Родственники могут теперь подать иск, и, думаю, они должны защитить имя своего сына. Им нужно нанять смелых адвокатов, которые будут отрабатывать версию убийства при исполнении служебных обязанностей. Если они докажут это даже при условии, что убийство не раскрыто, родственники не только защитят имя сына, но и получат серьезную компенсацию», – продолжает наш собеседник.

Последний вопрос, который ждет ответа – облавы на цыган по всей стране.

«Кто принесет извинения цыганам за незаконное задержание? Кто из госчиновников понесет ответственность за это дело?» – спрашивает Волчек.

Следствию не верят, потому что не верят милиции

Подполковник милиции в отставке и председатель ОГП Николай Козлов считает, что люди не верят в официальную версию следствия, так как милиция не завоевала доверие у общества.

«Что-то конкретное по поводу гибели молодого лейтенанта я сказать не могу, но знаю, что сомнения у людей из-за метания следователей от одной версии к другой – это благодаря репутации милиции, которую она заработала за последние годы. Это все вызывает недоверие, подозрения, конспирологические версии. Что бы ни говорил официально Следственный комитет, МВД или Шуневич, все подвергается сомнению. Потому что они столько раз обманывали, что поверить с полуслова мы уже не можем», – говорит Николай Козлов.

Тело 22-летнего лейтенанта милиции Евгения Потаповича нашли 16 мая около 20:45 в лесном массиве в Могилевском районе. Милиция ввела план «Сирена», но подозреваемых не нашла.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье 362 Уголовного кодекса (убийство сотрудника органов внутренних дел в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка).

20 мая на встрече с журналистами представители СК и МВД сообщили журналистам, что главная версия следствия – суицид.