22 июля 2019, понедельник, 3:18
Мы в одной лодке
Рубрики

Почему белорусские архитекторы проектируют неудобные города

10

Эксперты сравнили, как готовят архитекторов в Беларуси и за рубежом.

− Желающие попасть к нам на практику либо на работу присылают портфолио. Очень четко видна разница между портфолио студента Белорусского национального технического университета и того, который съездил на практику в Европу или поучился там, − рассказала соучредитель архитектурной студии Level 80 architects Катерина Ковалёва во время дискуссии «Учиться, чтобы работать в 21-м веке: кейс Беларуси».

После обучения в БНТУ она сама три года училась в Чехии, где подход к архитектурному образованию совсем иной, пишет zautra.by.

− У нас студентов выпускают по кафедрам и указывают, чем им заниматься. В Чехии студенты сами выбирают себе проект, который будут делать, и даже преподавателя. В Европе на архитектурном факультете есть здоровая конкуренция. Такая подготовка позволяет конкурировать на рынке, − говорит Катерина Ковалёва.

Координатор программ по аутсорсингу, разнообразию и инклюзии EPAM Анна Бондаренко называет среди проблем отсутствие диалога с бизнесом, сложившийся формат обучения и вертикализацию формального образования, когда вместо партнерства участников процесса обучения преподаватель просто транслирует готовые знания.

− Мне роль преподавателя видится другой, когда он учит критично мыслить, задавать вопросы, рефлексировать, − отмечает эксперт.

Подробней про основные отличия в подготовке архитекторов и в принципах работы высшей школы рассказала архитектор и урбанист Марина Семенченко, у которой есть опыт обучения на архитектурном факультете БНТУ, в Европейском колледже Liberal Arts в Беларуси (ECLAB) и Королевском технологическом институте (Швеция).

Разница, по ее словам, есть как в работе вузов на системном уровне, так и в более частных вопросах – составе предметов, уровне инфраструктуры, наборе получаемых навыков, отношениях между преподавателями и студентами, культуре общения.

К плюсам белорусской архитектурной школы Марина Семенченко относит хорошую техническую подготовку.

− Во всяком случае, я могу сказать это о БНТУ. Уровень технических знаний отличает наших архитекторов от шведских, которые в инженерных и инфраструктурных вопросах достаточно поверхностны, − говорит эксперт.

В первые годы обучения отечественные студенты архитектурных факультетов много работают руками, готовят и презентуют проекты, выполненные в ручной графике. Это дает будущему специалисту важные для работы навыки.

− Впрочем, акцент ставится на академическом рисунке, а не на практикоориентированных инструментах. Вместо умения делать скетчи, которыми архитектор реально пользуется в работе, преподается рисование античных гипсовых голов. В будущем это непросто конвертировать в реальный рабочий навык, − объясняет Марина Семенченко.

Одним из плюсов шведского образования архитектор называет фокус на групповой работе.

− Это очень-важный навык. Архитектура – почти всегда результат коллективной работы. Вполне логично учиться работать в команде уже на уровне университета, − считает эксперт.

Швеция в целом отличается горизонтальной культурой общения, это касается и академической среды, и профессиональной. Обращение к преподавателю и коллегам допустимо по имени без официальных званий, что повышает уровень доверия и подчеркивает значимость каждого.

− Предполагается, что оба собеседника − студент и профессор − вносят равнозначный вклад в диалог. Происходит обмен мнениями, а не транслирование знания в иерархическом ключе. Это задает общению приятный, расслабленный и демократичный тон, создает свободное пространство для дискуссии, − говорит Мария Семенченко.

Еще одно важное отличие, которое сказывается на подготовке архитекторов, -- это популярность в Беларуси градостроительства с вертикальным путем принятия решений и отсутствие урбанистики, которая прислушивается к мнению горожан, исследует возможности и потенциал развития города.

− Урбанистика сама по себе протестна. Она возникла в тот момент, когда горожане стали ставить под вопрос существовавшие градостроительную парадигму и механизм принятия решений. У нас урбанистика существует на исследовательском уровне; также есть некий запрос со стороны горожан на трансформацию городской среды с их участием. Если в Беларуси наберется критическая масса людей, несогласных с тем, как проектируются города и принимаются решения, если они будут артикулировать свое желание влиять на эти процессы, тогда возникновение урбанистики в ее прикладном смысле возможно, − считает Марина Семенченко.

Развитие урбанистики и особенно обучение всех причастных – от архитекторов до специалистов, принимающих решения, – значительно улучшило бы качество развития городов.

Важными системными изменениями были бы возможность самостоятельно формировать программу обучения, синхронизация с Европейским пространством высшего образования, увеличение возможностей для обмена и участия в различных образовательных программах, считает Марина Семенченко. Студентам-архитекторам особенно важно расширять кругозор и получать новый опыт, видеть, как живут другие города и сообщества.