24 августа 2019, суббота, 8:40
Мы в одной лодке
Рубрики

Директор автопарка избил молодого специалиста прямо на рабочем месте?

30
Директор автопарка избил молодого специалиста прямо на рабочем месте?
Иллюстрационное фото

22-летний житель Борисова добивается справедливости.

В поисках правды и справедливости 22-летний Максим дошел до профсоюзов, прокуратуры и администрации Лукашенко, пишет tut.by. В своих письмах, ходатайствах, заявлениях молодой специалист пытается доказать: раз директор автопарка избил его прямо в рабочем кабинете, он должен понести наказание. Нарушения у шефа нашли, дисциплинарные взыскания Максима отменили и даже возбудили уголовное дело в отношении руководителя по ч. 3 ст. 426 УК (Превышение власти или служебных полномочий), но затем СК прекратил его из-за отсутствия состава преступления.

— Сейчас ситуация выглядит абсурдной: коллеги видели, как меня забирала скорая, я провел на больничном две недели, позже было заведено уголовное дело. А теперь дела нет, избиение не признали производственной травмой. Так что тогда произошло? Ведь утром я абсолютно здоровый пришел на совещание, это видели человек десять, а директор на очной ставке сказал — это была моя фантазия, — рассказывает Максим, житель Борисова.

Молодому человеку 22 года, летом 2017 года он окончил Витебский государственный политехнический колледж и по распределению был направлен в один из автопарков Минской области, где начал работать ведущим инженером по организации перевозок. Как вспоминает Максим, никаких конфликтных ситуаций у него не было, наоборот, работа приносила удовольствие.

— Планы были такие: не просто отработать два года, а остаться на предприятии, — рассказывает Максим. — Успел поработать при двух директорах, нынешний, Николай Иванович (имя и отчество изменены по этическим соображениям. — Прим.), пришел к нам летом 2018 года. Можно сказать, до 22 декабря отношения были замечательными. В тот день рано утром было совещание, на котором директор сказал: «По итогу будет уволено три человека». Якобы был выявлен факт хищения топлива и за укрывательство работы лишится коллега из моего отдела. Только она вообще не имела к этой ситуации никакого отношения, ну я за нее и заступился. В обед ее хотели уволить уже за «неоднократное невыполнение должностных инструкций». Я пошел к главному инженеру со словами: «Что вы творите?»

«Дверь закрылась, и сразу получил удар в челюсть»

По словам Максима, позже его в кабинет вызвал директор.

— В приемной Николая Ивановича стояло несколько человек, директор спокойно сказал: «Заходи». Я зашел, дверь закрылась, и сразу получил удар в челюсть, потом начальник схватил за шею, ударил об стену. Тут же бросил на стул, где я уже получил удар по почкам, Николай Иванович кричал: «Пиши заявление!» На вопрос, зачем и за что, директор отвечал: «Тебе еще дать?» — описывает те события молодой специалист Максим.

Парень уверен: крики слышали те, кто был в приемной, но на помощь никто не пришел. Для себя Максим это объясняет тем, что никому не хочется терять работу. Прямо в момент избиения ведущему инженеру позвонила мама, он успел ответить и сообщить про ЧП. Женщина сразу не поверила, ведь сын был в хороших отношениях с руководством.

— Могу сказать честно, если бы на улице на меня вот так напали, ответил бы как любой другой мужчина. Но тогда просто переклинило, не ожидал, что директор может ударить прямо в кабинете, — признается Максим. — Как установило следствие, было нанесено не менее пяти ударов.

Максим рассказывает, его «взбудораженного» в тот день видело несколько человек, щека сразу стала отекать, и в 14.15 молодой специалист вызвал скорую со словами, что был избит директором. Его забрали, выставили диагноз «закрытая травма живота, ушиб передней брюшной стенки, поясничной области, ушиб почки — ?». От госпитализации Максим отказался и две недели провел на больничном.

«За несколько дней — три выговора»

— За это время никто из руководства не позвонил. А в свой первый рабочий день после больничного я узнал, что получил выговор, — вспоминает Максим.

Дело в том, что начале декабря 2018 года, еще до конфликта, молодой специалист перепутал информацию и пустил автобус не в тот день, в который был должен. Максим это признал, доложил руководству, а 22 декабря (в день, когда произошло ЧП в кабинете) директор объявил выговор молодому специалисту. Хотя, по словам парня, на утреннем совещании про это вообще не было речи. Во время больничного был оформлен второй выговор за то, что не предоставил водителям свободный день для медицинского осмотра.

— Я тут же был переведен в другой отдел на месяц, замок в прежнем кабинете сменили, — молодой человек достает из кармана ключи, которые больше не подходят к его прежнему кабинету. — Не успел приступить к работе и снова выговор за «невыполнение поручения». Так я в тот день был в командировке в Минске!

Максим хоть и молодой специалист, но знает, как отстаивать свои права: объявленные выговоры он обжаловал в комиссии по трудовым спорам, обратился в профсоюз за поддержкой, делал замечание руководству автопарка о том, что документы оформлены не соответствующим образом, писал докладные записки. В итоге комиссии по трудовым спорам отменили взыскания, а в ответе из Минского областного комитета от 22 марта сказано: «Директор филиала допустил образование нездоровых межличностных морально-нравственных отношений с подчиненным ему работником, выходящих за рамки отношений, регулируемых трудовым законодательством и локальными нормативно-правовыми актами. <…> Принятие решения о его ответственности будет рассмотрено руководством при получении дополнительной информации из РОВД и управления по труду, занятости и социальной защите».

«Дали кабинет без телефона и компьютера. И я ничего не делал»

Нарушения в работе автопарка нашли также профсоюзы и на имя директора выслали следующие рекомендации: выговоры Максиму отменить «незамедлительно», дисциплинарно наказывать лишь тех, кто действительно виновен, при переводе в другой отдел указывать «производственную необходимость» и посоветовали организовать рабочее место ведущего инженера. Как признается Максим, он открыто говорил: на работе после избиения директором ему перестали давать задания и сделали все, чтобы не было возможностей нормально работать.

— Знаете, что я делал? Ничего! Меня просто посадили в отдельном кабинете без телефона, компьютера, там находится только принтер, стол и стул. И я, ведущий инженер по организации перевозок, ничем не занимался, спрашивал: «Что мне делать?» Иногда давали задание на 10−20 минут — и все. Признаюсь честно, принес свой ноутбук и играл в игры. В докладной сам просил создать условия для работы.

За месяц молодой человек от переживаний и стрессов похудел на 8 килограммов, напряжение в автопарке росло. В феврале появился приказ директора, который запретил подчиненным пользоваться личными мобильными телефонами, фотоаппаратами, планшетами, чтобы не было возможностей передавать аудио-, фото- и видеофайлы. В документе указано «в целях рационального использования рабочего времени, укрепления трудовой и исполнительной дисциплины».

— Разве автопарк — это режимный объект? У тех же водителей служебных телефонов нет, выходит, если они сломались в дороге, даже не могут позвонить, — возмущается Максим.

«Свою низкую квалификацию пытается компенсировать поиском и ссылкой на пробелы в нормативно-правовых документах»

— Посмотрите, какие две интересные характеристики мне выдали. Такое чувство, что речь идет про совершенно разных людей, — улыбается молодой человек и кладет на стол два листа бумаги.

«Достаточно дисциплинированный, исполнительный работник. Инициативен только в тех случаях, когда ему это интересно, но, как правило, старается своевременно и качественно выполнять поставленную перед ним задачу», — так о нем отзывается исполняющий обязанности директора автопарка осенью 2017 года.

А вот что думает о нем новый руководитель, тот самый, в отношении которого было возбуждено уголовное дело: «Отношение к работе безынициативное, поставленные задачи выполняет плохо, с замечаниями. <…> Вместо совершенствования своих профессиональных качеств свою низкую квалификацию пытается компенсировать поиском и ссылкой на пробелы в нормативно-правовых документах, посредством обращений с жалобами в различные контрольно-надзорные органы. Конфликтен, излишне амбициозен. Не знаком с правилами и нормами повседневной деловой этики и порядочности».

За эти полгода Максима допросили трижды, а 29 марта Следственный комитет возбудил в отношении директора автопарка уголовное дело по ч. 3 ст. 426 УК (Превышение власти или служебных полномочий). Санкция предусматривает от 3 до 10 лет лишения свободы. В постановлении СК указано: «Собранные материалы содержат достаточные данные, указывающие на признаки преступления по ч. 3 ст. 426». Несмотря на это, в конце мая уголовное дело в отношении директора было прекращено «в связи с отсутствием в его действиях состава преступления».

— Я готов был пройти полиграф! Конечно, не согласен с этим решением, буду его обжаловать, добиваться справедливости, — говорит Максим. — Хочу, чтобы Николая Ивановича наказали по закону. Как это возможно, чтобы человек заступился за коллегу, а за это его избили? И почему мою травму не признали производственной? У меня сидячая работа, если ничего не было, как говорят теперь некоторые сотрудники автопарка, так, может, я упал в яму? Покажите, где это было, разберитесь детально. Позиция отдельных свидетелей такая: 22 декабря было обычное совещание в кабинете Николая Ивановича, руку он на меня не поднимал.

Максиму уже сообщили: он работает до окончания контракта 10 июля и больше автопарк в его услугах не нуждается.

«Человек вызвал скорую и симулировал травмы»

Директор автопарка полностью отрицает, что поднимал руку на подчиненного. Максима он называет «крайне конфликтным, беспринципиальным человеком».

— Что касается данного уголовного дела, оно было заведено с нарушениями, не были опрошены свидетели, которые присутствовали. Когда следователи стали разбираться, все показания были в пользу меня, — комментирует Николай Иванович.

— Как так получилось, что человек выходит из вашего кабинета и попадает в больницу?

— Вызывал скорую и попал в больницу. Когда следователи уже опрашивали всех свидетелей, у него не было никаких видимых травм.

— Один из уволенных ваших сотрудников рассказывал, что видел Максима в тот день, у него была отекшая щека, характерная травма после удара.

— Не знаю, кто это видел, но в уголовном деле это не отражено.

Ситуацию, описанную Максимом, директор называет «полнейшей клеветой».

— Это крайне конфликтный человек, клеветник. Свой низкий профессионализм и низкий уровень подготовки человек пытается скрыть различными жалобами, обращениями в профсоюзные организации, структуры.

— Тем не менее, профсоюзы поддержали Максима. Дали вам рекомендации снять все выговоры, оборудовать рабочее место.

— Рабочее место у него оборудовано, наниматель определит степень оснащенности кабинета по мере того, какие задачи ставятся. Наше предприятие субсидируется государством, и всем компьютеры мы просто не имеем возможности поставить.

По словам Николая Ивановича, компьютер у Максима был, а из диспетчерской его «убрали в этот кабинет», потому что кто-то нахамил пассажирам. Правда, проверка не смогла выяснить, кто именно это был.

— Скажите, так что тогда произошло 22 декабря в вашем рабочем кабинете, если ваш подчиненный оказался в больнице?

— Человек вызвал скорую и симулировал те травмы, которые там указаны.

— Тогда на основании чего он провел две недели на больничном?

— Это надо ему вопрос задавать. У меня в коллективе 150 человек, было проведено служебное расследование, несчастный случай на производстве не подтвердился. Не могу отслеживать каждый больничный.

— Выходит, Максим травмы симулировал. А что касается выговоров, которые затем сняли?

— Они были сняты из-за слабой юридической службы на предприятии. Он воспользовался пробелами, которые были допущены при оформлении.

— Николай Иванович, я разговаривала не только с Максимом, но и с другими уже бывшими подчиненными. Почему больше десяти водителей уволились за четыре месяца? Например, один пошел в суд и выиграл дело за увольнение по статье. Что вообще происходит на предприятии?

— Не могу комментировать решение суда, мы подали апелляцию. Водители были уволены, потому что отказывались работать.

— Потому что у них зарплата 300 рублей?

— Те, которые работают, у тех зарплата больше тысячи. А те, которые бастуют и не выходят на работу, 300.

«Не исключается возможность телесных повреждений при обстоятельствах, не связанных с умышленными действиями»

— Следователем проведены очные ставки, следственный эксперимент, допросы свидетелей, обладающих информацией по поводу произошедшего. По постановлениям следствия проведен ряд экспертиз. Согласно их заключениям не исключается возможность образования выявленных у заявителя телесных повреждений при обстоятельствах, не связанных с умышленными или неосторожными действиями, — комментирует Татьяна Белоног, официальный представитель управления Следственного комитета по Минской области. — В результате проведенных следственных и процессуальных действий достоверных и достаточных доказательств, формирующих основу обвинения, объективных данных о совершенных должностным лицом противоправных действий в отношении заявителя как умышленно, так и по неосторожности, не установлено. В связи с этим следователем вынесено постановление о прекращении предварительного расследования по уголовному делу. В настоящее время материалы уголовного дела поступили в аппарат УСК по Минской области для изучения на предмет законности принятого Жодинским ГОСК процессуального решения.