27 июня 2019, четверг, 0:23
Мы в одной лодке
Рубрики

Холодный душ для апологетов «белорусской модели»

14

Экономика страны оказалась в тупике.

Авторитетный британский аналитический центр Legatum Institute опубликовал ежегодный Международный индекс экономической открытости (Legatum institute «Global Index of Economic Openness 2019»). Как указывают исследователи во вступительном слове, индекс был создан ими для оценки способности стран взаимодействовать и извлекать выгоду из внутренней и международной торговли, пишет колумнист Office Life Денис Лавникевич.

НЕ ДОБРАЛИСЬ ДО «ЗОЛОТОГО МИЛЛИАРДА»

Авторы исследования особо выделяют в рейтинге первые 90 стран, в которых присутствуют самые большие возможности для осуществления экономических изменений. Из них, в свою очередь, эксперты выделяют топ-40 самых открытых экономик, в который входят страны со сложившимися сильными экономическими системами. Если посмотреть на список этих государств, то очевидно, что он примерно соответствует «золотому миллиарду» — прослойке населения Земли, обладающей доходами на уровне среднего класса и выше.

Впрочем, это все, конечно, условно. Венгрия, например, оказалась в рейтинге открытости на 50-м месте — но вряд ли кто-то скажет, что ее жители не относятся к «золотому миллиарду». Беларусь в рейтинге 89-я (поднялась сразу на 3 пункта по сравнению с прошлым годом). Но по отдельным показателям (уровеню образования жителей и доступности образования, охвату населения современной медициной) наша страна вполне оказывается среди «эталонных» представителей «золотого миллиарда».

Впрочем, аналитики Legatum institute рассматривали 4 характеристики открытой экономики, оценивая степень, в которой они имеют:

доступ к рынку и инфраструктуру, позволяющие легко производить и доставлять товары и услуги клиентам;

инвестиционную среду, в которой отечественные и зарубежные источники финансирования широко доступны;

условия предпринимательства, которые гарантируют, что рынки являются конкурентными и свободными от обременительного регулирования;

государственное управление, основанное на верховенстве закона, а также честность и эффективность правительства.

В числе стран с наиболее открытой экономикой — Гонконг, США, Швейцария, Германия и Сингапур. Аутсайдеры рейтинга — Чад, Гаити и Венесуэла. Страны бывшего СССР разместились примерно посередине, однако большинство из них опережает Беларусь. Это, конечно, прежде всего прибалтийские лидеры: Эстония (21-е место), Литва (32-е) и Латвия (35-е). Дальше — Грузия (45-е), Армения (69-е), Казахстан (72-е), Азербайджан (75-е), Россия (81-е), Молдова (82-е), Беларусь, как уже говорилось, на 89-м месте. Позади нее из постсоветских — Украина (94-е), Кыргызстан (104-е), Узбекистан (111-е) и Таджикистан (125-е).

Могло бы быть, конечно, и получше — но получше пока выходит у стран, которые реально провели структурные реформы. Беларусь же превосходит только поделенную олигархами Украину и среднеазиатские автократии. Сомнительный успех.

Но давайте посмотрим подробнее, из чего сложилось наше 89-е место. По 4 критериям оценки наилучший у нас — доступ к рынку и инфраструктуре — 71-я строчка в мировом рейтинге. Заметно хуже дело (88-е место) с условиями для ведения бизнеса. Еще хуже — с инвестиционным климатом, по которому мы аж на 91-м месте. Ну а больше всего назад нас тянет система государственного управления — 128-я позиция в мировом рейтинге.

Вот даже и возразить нечего.

ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ

Экономика (полностью по Карлу Марксу) остается основой всего. В Legatum institute уверены, что без открытой, конкурентоспособной экономики сложно создать устойчивое социальное и экономическое благополучие, в котором отдельные лица, сообщества и предприятия имеют возможность полностью раскрыть свой потенциал.

Если брать ситуацию в целом по миру, то исследователи констатируют очень сильный рост открытой и конкурентоспособной экономики по всему миру за последние 30 лет. Действительно, экономическая открытость и свобода международной торговли привели и обеспечили процветание для миллионов людей в последние десятилетия, и с 1990 года она вывела из бедности примерно миллиард человек. Сегодня экономическая открытость находится на самом высоком мировом уровне, и все больше экономик становятся более открытыми и конкурентоспособными.

Во всех странах, которые проводят реформы, наблюдаются улучшение условий для стартапов и расширения бизнеса, рост объема торговых сделок, улучшение торговой инфраструктуры, повышение степени защиты инвесторов, более комплексная защита прав собственности и снижение коррупции.

Однако проблема последних лет — ухудшение качества управления как в развивающихся, так и в развитых странах, что тормозит экономическую открытость. Неспособность проводить эффективную политику в области конкуренции породила олигархов в странах бывшего СССР и его сателлитов, а также Латинской Америки. В случае Украины или России такие олигархи доминируют над целыми отраслями на внутренних рынках своих стран. В Беларуси олигархов нет — но их успешно заменяет система государственного капитализма, с ее отраслевыми министерствами, госхолдингами и «красными директорами».

Кроме того, после глобального финансового кризиса, когда торговые потоки резко замедлились, многие правительства задумались о защите своих внутренних отраслей промышленности и производителей. Степень протекционистской политики была не такой высокой, как некоторые опасались, но прогресс в области открытости застопорился и даже полностью изменился в некоторых странах, где были введены новые барьеры в торговле и политике, чтобы подавить конкуренцию.

Собственно, это продолжается и сейчас — можно вспомнить хотя бы недавний выпад «Беллегпрома» против секонд-хендов.

Но рано или поздно даже самым рьяным апологетам «белорусской модели» предстоит понять: страны с высоким уровнем экономической открытости более продуктивны. Анализ Legatum institute четко указывает на связь между степенью открытости экономики страны и ее производственным потенциалом. Такая связь прослеживается в экономической истории тех стран, которые достигли высокого уровня экономического благосостояния.

Эти же авторы констатируют: экономическая открытость и, следовательно, экономический рост могут быть улучшены путем выбора политики. И тут Беларусь оказывается в тупике. Потому что само слово «выборы» у нас звучит как-то немного странно.