28 июля 2021, среда, 16:29
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Что рассказали люди, которые подали заявление на Лукашенко в прокуратуру Германии

15
Что рассказали люди, которые подали заявление на Лукашенко в прокуратуру Германии
фото: dpa

Диктатора могут объявить террористом.

Недавно в Федеральную прокуратуру Германии было подано заявление на Александра Лукашенко о совершении им преступлений против человечности от имени 10 человек. «Немецкая волна» рассказала истории двух из них.

«Не чувствовал рук по локоть»

«Я почти не сплю, мне выписывают антидепрессанты и снотворное. Я до сих пор не чувствую кончиков пальцев после пыток… Рассказывать о том, как тебя били, унижали, угрожали засунуть дубинку в анальное отверстие, — это не то, чем хотелось бы делится. Мне неприятно об этом вспоминать», — говорит Валерий Самолазов с дрожью в голосе.

Валерий Самолазов — айтишник из Беларуси, с июля 2020 года он работал в Великобритании, а в августе приехал в отпуск в Беларусь. 10 августа его задержали, когда он шел на встречу с коллегой.

«Я шел по тротуару. Меня окружили, стали задавать вопросы. Я отвечал вежливо, показал им удостоверение. Но моя майка (с черепом. — Ред.) стала триггером. На ней был просто диснеевский символ фильма „Каратель“. Но он их так зацепил. Сказали, что это еще и символ батальона „Азов“. И постоянно напоминали про эту майку перед тем, как бить», — вспоминает Валерий.

Внимание силовиков привлекли и найденные у него британские банковские карты, сим-карта на английском, звонки в Великобританию на телефоне: «Они посчитали, что взяли организатора протеста». Первый удар в грудь Самолазов получил во дворике неподалеку от вокзала, далее, передавая из рук в руки, силовики просили уделить «иностранному шпиону» особое внимание.

«Самое жестокое обращение было в РУВД Заводского района и в автозаке по пути из РУВД в СИЗО в Жодино. Автозак — это пыточная камера на колесах. В автозаке многие люди кричали, плакали, молились, кого-то стошнило. Я сам два раза сознание терял от боли», — рассказывает Валерий. Его руки, сложенные за спиной, передавили широкой стяжкой и, видя, что он молча переносит боль, их выкручивали еще сильнее, сопровождая ударами.

«Надо мной наклонялись и шептали: „Я вижу, ты боли не боишься. Сделаем так, чтобы было больно“. Кровообращение остановилось, через какое-то время я не чувствовал рук по локоть. Становилось невыносимо больно. Тогда я собрался с духом попросить их ослабить стяжки. Сказал, что у меня трое детей и я не смогу их прокормить без рук. Но ко мне подлетели и загнули руки за спиной еще больше к голове. Тогда в первый раз от боли потерял сознание», — продолжает Валерий. После второй просьбы все повторилось.

Когда его привезли в СИЗО города Жодино, ему единственному приказали остаться в автозаке: «Сказали стоять на коленях, потом надо было встать. Я не смог, упал. Меня подняли, поставили к стене и стали бить по голове, по груди, по животу, по ногам. Потом вытолкнули из автозака. Потом стоял на коленях, пока не назвали фамилию. Опять же люди в масках сказали, чтобы мне «уделили особое внимание».

Валерия Самолазова выпустили из СИЗО в Жодино через 84 часа после задержания. Две последующие недели он провел в больнице с черепно-мозговой трамвой и трамвой рук. Кроме справки из СИЗО и больницы документы, касающиеся его задержания, не обнаружены.

«Не нашли протокол. Моего дела нет ни в РУВД, ни в Жодино. Суда не было», — говорит Валерий. Он подал жалобу на МВД за побои, но в возбуждении уголовного дела отказано «в связи с отсутствием состава преступления». Вернувшись в Лондон, Самолазов обратился к юристам, чтобы в Великобритании возбудить дело в рамках универсальной юрисдикции. Но по законом этой страны такое возможно, только если обвиняемый находится на ее территории.

Поэтому Валерий решил присоединиться к иску, поданному в немецкую прокуратуру. «Я надеюсь, что юридически эти факты будут задокументированы и признаны международным сообществом, и, учитывая, что эти преступления без срока давности, справедливость будет восстановлена», — отмечает Валерий.

Справедливости он добивается не только для себя: «В Беларуси люди боятся высказаться, потому что сразу же придут к ним домой, заберут детей, уволят с работы, закроют в тюрьме. Учитывая, что я нахожусь в относительной безопасности, мне бы хотелось, чтобы преступления против всех моих сограждан были зафиксированы».

«Обвиняли в том, что мы „кукловоды“»

Кацпер Синицкий — журналист-фрилансер из Варшавы, который в августе приехал в Минск, чтобы освещать события в Беларуси. Его задержали 10 августа в центре Минска в районе улицы Немига. «Я просто шел по улице с своим другом-фоторепортером. Нас забрали бусиком к автозаку, а потом в автозаке перевезли во Фрунзенский РУВД Минска. Там мы подвергались избиениям, наслушались разных оскорблений, связанных с нашей национальностью. Нас обвиняли в том, что мы „кукловоды“, которые приехали руководить протестом и устраивать цветную революцию», — делится Капцер.

В итоге он провел чуть больше 72 часов во Фрунзенском РУВД и СИЗО в Жодино. Избивать его начали еще до того, как доставили в РУВД. «Моего друга избивали уже в бусике, он потерял сознание. Меня избивали в автозаке. Но хуже всего было именно в РУВД. Там нас клали лицом в пол с плотно закрепленными руками за спиной, держали в неудобных позах. Мы не могли двигаться, нас неоднократно пугали, говорили, что если будем двигаться, то выбьют все зубы. Также заставляли стоять на коленях лицом в пол. Ноги затекали», — вспоминает Кацпер.

По его словам, того, кто не мог в такой позе выдержать, дополнительно избивали дубинкой: «Нас неоднократно выводили в коридор, там избивали. Мы слышали крики других людей. Была видна кровь. Было психическое давление: сотрудники ходили, размахивая бейсбольной битой, и мы не знали, чего ожидать. Нам не разрешали пить воду, не давали кушать, спать, выйти в туалет. Творился полный беспредел».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».