16 июня 2021, среда, 18:17
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Ребята, в чем профит?

12
Ребята, в чем профит?
Ирина Халип

Освободите Полину. И всех остальных, разумеется.

Полина Шарендо-Панасюк снова в карцере. Теперь – на 20 суток. Раньше ее уже помещали в карцер дважды, ставили на учет как склонную к экстремизму, помечали шконку специальной желтой табличкой, отвозили на психиатрическую экспертизу в «Новинки», да так, что между выездом из брестского СИЗО и прибытием в Минск на экспертизу Полина на неделю «потерялась» на этапе. Потом, правда, нашлась в СИЗО на Володарского. Зачем ее туда завозили – непонятно. Впрочем, любой заключенный – бывший, нынешний или будущий - знает, что чем дольше этап, тем он мучительнее.

Всякий раз, когда я слышу новости о Полине Шарендо-Панасюк, я пытаюсь ответить на вопрос: ребята, а в чем профит? Какую тайную прибыль вы надеетесь извлечь, издеваясь над Полиной?

И нет ответа. Потому что нет никакого профита. Заставить человечество кричать «господа, вы звери!» - так оно уже голос сорвало от крика. Заставить всех остальных бояться по принципу «смотрите, что мы творим с матерью двоих маленьких детей – представляете, что сотворим с вами?» - тоже не получается, после 9-11 августа те, кто выжил, уже не в состоянии бояться: слишком дорогой ценой, но они победили страх. Сломать Полину? Это какая-то совсем безумная фантазия: даже в карцере она не отвечает «по форме», когда к ней заходят вертухаи. Она громко и четко говорит: «Я – Полина Шарендо-Панасюк, политзаключенная». Будьте уверены, избежать карцера, «Новинок», желтой таблички на нарах она могла. Но не захотела.

В общем, ничего не вырисовывается. Нет прибыли. И смысла нет.

Нет смысла в том, чтобы тратить на Полину огромные государственные деньги, выплачивая зарплаты и обеспечивая работой многочисленных вертухаев, следователей, оперативников, водителей автозаков, конвой.

Нет смысла в том, чтобы тащить в СИЗО КГБ мать четырех детей, врача-стоматолога Наталью Любецкую, угрожая ей пятнадцатью годами за измену родине, а потом, после ее побега вместе с детьми из-под подписки о невыезде, сажать по уголовному делу ее мужа, талантливого хирурга Андрея Любецкого.

Нет смысла в том, чтобы пытать в тюрьме мать пятерых детей Ольгу Золотарь. Нет смысла в том, чтобы отбирать дочку у пинчанки Елены Мовшук. Нет смысла в том, чтобы арестовывать мать двоих детей Антонину Коновалову вместе с мужем и вынуждать детей бежать через границу с бабушкой.

Опыт не идет впрок. За столько лет они так и не поняли простых вещей. Я сейчас даже не говорю о том, что издевательства над Полиной, Ольгой, Натальей и другими белорусками напрямую связаны с бизнесом. Если они так и не додумались, нужно ли объяснять, что любой человек с деньгами, подумывающий об инвестициях, на все сладенькие предложения посмотрит на фотографию своей семьи рядом с компьютером и скажет: а, это там, где матерей с детьми разлучают, а потом пытают в тюрьмах? да ну их к бесу со всеми макеями!

Когда-то давно я предлагала ввести в обращение единицу санкций – «один Козулин», - потому что в 2006 году США отправили под санкции белорусскую «нефтянку» в ответ на его арест. В нынешней ситуации единицей измерения уровня бизнес-привлекательности страны может стать одна белоруска. Работает очень просто: если хоть одна белоруска находится в тюрьме по политическому делу, если хоть один ребенок плачет из-за того, что в дом ворвались серые волки, избили и уволокли маму, - все, пошли отрицательные числа, инвестиции развернулись на границе, одеяло убежало.

Но даже не это главное. Стрелять в ногу, рубить сук, бомбить Бобруйск – в этом деле они мастаки. Но они не поняли, что сотворили с сознанием белорусов. Можно пойти на компромисс с собственной совестью. Можно промолчать. Можно сделать вид, что ты живешь в демократической стране. Можно убедить себя и даже почти поверить в то, что здесь можно заниматься многими замечательными делами вполне свободно. Но когда речь заходит о детях – это уже не вопрос совести, или страха, или морали. Тут в дело вступают инстинкты. Защита своего потомства особью любого биологического вида – это инстинкт, не героизм. И если герой может остановиться, учитывая опасность, уйти в подполье, начать маневрировать, то родитель, защищающий своих детей, не остановится и перед целой армией. Его можно давить танками – он не заметит. Его можно поливать огнем – пройдет сквозь него. И такие сверхчеловеки в Беларуси каждый день появляются сотнями. Каждый месяц – тысячами. Когда дойдет до миллиона, что сможет их остановить?

Правильно: ничто. Ну и чего вы этим добились, дурашки вы наши государственные? Освобождайте Полину, пока не поздно. И все остальных, разумеется.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».