28 января 2023, суббота, 17:03
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Розмари Томас: Есть свидетельства о недовольстве в белорусской армии

11
Розмари Томас: Есть свидетельства о недовольстве в белорусской армии
Розмари Томас

Рискованная авантюра поставит под угрозу режим Лукашенко.

Розмари Томас покинула пост посла Великобритании в Беларуси в 2012 году, но продолжает пристально следить за ситуацией в нашей страна. В интервью сайту Charter97.org британский дипломат рассказала, почему Запад недостаточно реагировал на преступления Лукашенко, повернут ли белорусские войска оружие против диктатора и как Нобелевская премия Алеся Беляцкого вдохновляет людей по всему миру.

— Какова вероятность того, что Лукашенко отдаст приказ о вторжении в Украину белорусских войск?

— Полагаю, слишком много можно потерять, если со стороны Беларуси будет попытка вторжения в Украину. Так что, я думаю, это остается, скорее, маловероятным сценарием, чем вероятным.

Есть целый ряд практических причин, делающих такую попытку рискованной. Сложная местность — сейчас она исключительно хорошо защищена. Неясно, есть ли в Вооруженных силах Беларуси достаточное количество квалифицированных боеспособных подразделений для развертывания с целью ведения боевых действий. Наконец, вероятно, есть еще некоторые вопросы в отношении техники.

Далее, есть политическая сторона. Такая рискованная авантюра поставила бы под угрозу этот незаконный режим. Несмотря на то, что со стороны он выглядит сильным, внутренне он нестабилен — и это очевидно. Так что, если он ввяжется в наземную военную операцию в Украине, когда подавляющее большинство белорусов очевидно против войны, он пойдет на огромный риск: не стоит исключать некие демонстрации, если верить сообщениям, то в рядах Вооруженных Сил Беларуси уже наблюдается достаточно высокий уровень недовольства.

Наконец, что бы он сделал, если бы Украина нанесла ответный удар? Мы уже имеем дело с довольно нестабильной ситуацией. Украина до сих пор демонстрировала выдающееся терпение, не реагируя на то, что из Беларуси в их сторону запускаются ракеты. Если терпение закончится и Украина решит нанести ответный удар, то с учетом того, что население и так против войны, это будет крайне плохо воспринято и, думаю, у Лукашенко будут настоящие проблемы.

Итак, по всем этим причинам я думаю, что ставки просто слишком высоки. Полагаю, что у Лукашенко с Путиным могло быть некое обсуждение проблем, которые могут возникнуть при принуждении белорусских войск к отправке в Украину.

— Есть ли среди этих причин реалистичный сценарий того, что белорусские войска повернут оружие против режима?

— Я не могу оценить точную вероятность в процентах такого события, но не думаю, что стоило бы полностью это исключать. Повторюсь, были некоторые свидетельства (в том числе — с украинской стороны) того, что в белорусской армии есть некоторое недовольство тем, как развиваются события.

— Девятый пакет санкций ЕС за агрессию в Украине затрагивает Россию, но не касается Беларуси. Считаете ли вы, что Запад должен быть более жестким по отношению к соагрессору?

— Хотелось бы, чтобы ЕС, а также Великобритания, были более жесткими в применении дальнейших санкций к Беларуси. Поддержка, которую Лукашенко оказывает путинской кампании агрессии, достаточно высокая. Мне бы хотелось видеть, чтобы ответом были соответствующие жесткие санкции.

Тем не менее, думаю, что это самые строгие санкции, когда-либо применявшиеся против Беларуси. Отчасти, раньше были проблемы с полумерами — это было немного нерешительно.

Преступления — очень тяжкие, преступления, совершенные не только внутри Беларуси, преступления против ее соседей — это поддержка, которую Лукашенко оказывает неприкрытой агрессивной войне против Украины. Но если ЕС, если Великобритания, не смогут найти способы сделать санкции более жесткими, то, по крайней мере, они могут попытаться закрыть существующие лазейки. Они могли бы рассмотреть вторичные санкции. Я знаю, что это очень сложно, но мне хотелось бы это увидеть.

В то же время, людям в Беларуси приходится жить в условиях ухудшения в экономике, которое происходит на фоне действия санкционных пакетов. Поэтому просматривается необходимость сохранения баланса, но, полагаю, вероятно, есть пространство как минимум для закрытия лазеек и, в частности, не допущения того, чтобы Лукашенко помогал России уклоняться от некоторых последствий вводимых санкций против самой России.

— Если резюмировать, хоть санкции и не идеальны, но они лучшее, что у нас есть на сегодняшний день?

— Думаю, да. В самом начале всех этих ужасных событий, я была настроена пессимистично в плане возможности введения санкций против Беларуси.

Я была впечатлена тем, что ЕС смог продемонстрировать довольно высокую степень солидарности при введении пакетов санкций против Беларуси: были совместные действия с США, были совместные действия с Великобританией. В целом, получилось лучше, чем я опасалась.

— Оглядываясь назад, до полномасштабной войны в Украине, почему ЕС и Запад, казалось, проявляли слабость в ответ на зверства режима Лукашенко даже после 2020 года?

— Я думаю, что санкционные пакеты — это трудное дело. Очень сложно сохранять солидарность. Мне кажется (хотя этот вывод звучит жестоко), дело в том, что Беларусь просто не была приоритетом достаточно высокого уровня. Это неудовлетворительная ситуация, но могу предположить, что в этом причина того, почему не удалось найти более жесткие санкции. Но санкции сами по себе никогда не станут волшебным средством — они являются частью меню.

Если вы не принимаете санкции, вы говорите: «Ну, это нормально. Такое ваше поведение — это нормально». Должна быть какая-то демонстрация со стороны других стран, что такое поведение ненормально, и, следовательно, должны быть санкции. Мы были этой ситуации, когда санкции были половинчатыми. Но совсем полное отсутствие каких-либо санкций, полагаю, было бы еще худшим сигналом.

— Правозащитник Алесь Беляцкий был удостоен Нобелевской премии мира. Вы знаете Алеся лично. Какие чувства вы испытали по этому поводу?

— Своего рода — горькая радость. Было прекрасно послушать речь, которую от имени Алеся произнесла его жена Наталья Пинчук.

Содержание, я думаю, очень хорошо отражало личность Алеся. Было чудесно послушать, как впервые на такой церемонии говорят на белорусском языке. В тоже время — и так горько.

Я знаю, что Алесь не новичок в тюремной камере, однако это напоминание о том, что в настоящее время за решеткой сидят более 1400, вероятно, самых талантливых и квалифицированных людей Беларуси. Это люди, которые необходимы Беларуси для полной реализации своего потенциала. Просто ужасно, грустная ситуация.

Думаю, что Алесь воплощает в себе все лучшее, что есть в Беларуси: он смелый, он принципиальный, он очень стойкий. А еще он такой человечный. То, как ему удавалось сдерживать себя, вместо того, чтобы обозлиться и разочароваться, он просто пытался сохранить надежду — я нахожу все это невероятно трогательным. Мы так по нему скучаем. Мы с нетерпением ждем его выхода на волю.

В его речи было так много заслуживающего обсуждения, но я думаю, что главным посылом было «не бойся». Он цитировал Папу Иоанна Павла II во время его визита в Польшу в коммунистическую эпоху в восьмидесятых годах. Это послание простое, но невероятно сильное. Это напоминает мне одну из моих собственных героинь здесь, в Великобритании, Миллисент Фосетт. Она была суфражисткой и общественным деятелем в 20-м веке. Есть замечательная статуя на площади перед парламентом: она держит транспарант с надписью: «Мужество призывает к храбрости повсюду».

И именно такое чувство вызвало у меня выступление Алеся, когда я его слушала: очень горько, но очень радостно слышать, как он несет это важное послание миру, повышая узнаваемость белорусских правозащитников. Уверена, многие-многие люди были вдохновлены.

— Что бы вы хотели сказать людям, выступающим против режима и пострадавшим от репрессий?

— Тот же посыл, что и у Алеся: не отчаивайтесь. Когда наступает полная темнота, надо продолжать надеяться на изменение этой ужасной ситуации.

Я хочу верить, также как и Алесь, что эта ситуация не будет продолжаться бесконечно. Беларусь сейчас находится в таком сложном положении. Думаю, Алесь был прав, говоря, что Путин хочет навязать Украине зависимую диктатуру — а это именно тот угол, в который Лукашенко сейчас загнал Беларусь. Для того, чтобы удержаться у власти, он навязал Беларуси квази-оккупацию, позволяя Путину провести квази-аннексию.

Ситуация нестабильна. Поэтому, всем нужно готовиться. Нужно поддерживать максимально возможную солидарность, потому что для того, чтобы Беларусь вернула себе полный суверенитет и независимость, многие карты должны выпасть как надо.

Белорусы должны сделать все возможное, чтобы в случае возникновения подходящих условий, они смогли действовать. Это означает солидарность и подготовку во всех слоях общества, чтобы иметь возможность продумывать сценарии того, как использовать более благоприятные условия, если они возникнут.

Нельзя сдаваться, нужно продолжать бороться за что-то лучшее. И я очень надеюсь, что именно так и будет с Беларусью.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».