27 июня 2022, понедельник, 6:08
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Виктор Росс: Если убрать Лукашенко, Беларусь пойдет на Запад

35
Виктор Росс: Если убрать Лукашенко, Беларусь пойдет на Запад
Виктор Росс
Фото: charter97.org

Поражение России изменит постсоветское пространство.

Западные СМИ и разведки говорят о том, что следующей целью Путина может стать Молдова. Есть ли вероятность агрессии Кремля против этой страны?

Об этом и не только сайт Charter97.org поговорил с экс-послом Польши в Молдове и Армении, бывшим советником министра и главой политического отдела в посольстве Польши в России, преподавателем Варшавского университета и другом свободной Беларуси Виктором Россом

— Считаю, что Путин не пойдет на агрессию против Молдовы, потому что он сейчас совершенно застрял на Донбассе. Никакого особого продвижения сейчас не идет. Не вижу даже чисто военных возможностей, не говоря о политических. Конечно, в Молдове интерес у него был бы, если бы он знал, что молдаване охотно примут его. Так, как он рассчитывал, что будет в Харькове, допустим, на востоке Украины. Но такого не будет.

Что касается «приднестровских» солдат, то их мало, их немного. Их могут использовать в каких-то провокационных действиях, не более того. Молдова дала ясно понять всему миру, что она поддерживает Украину, высылает туда гуманитарную помощь, врачей и так далее. По этой причине Путин даже в военном плане не в состоянии продвинуться дальше.

— Насколько сильны в Молдове пророссийские настроения и силы?

— Такого нарратива в Молдове уже не существует. Он имел место, когда решался вопрос, будет входить Молдова в состав Румынии или нет. Это было в начале 90-х годов. Затем Кишинев все дальше и дальше отходил от России. Да, президент Игорь Додон хотел сделать такое впечатление, что он очень близкий человек для Путина. Но этого не получилось, выиграла Майя Санду. И она явно прозападный политик.

Молдова уходит от «русского мира», они говорят на другом языке. Все меньше людей в Молдове употребляет русский язык. Когда я работал послом, то в Кишиневе еще многие говорили по-русски. Сейчас все уже прошло, молодежь учится на румынском языке. И никаких поползновений в сторону, скажем так, России, сейчас нет.

Под влияние России Молдова попала с 1812-го года. Напомню, тогда эти земли назывались Бессарабией, она находилась между Днестром и Прутом. И постепенно, конечно, русификация там проводилась, так что русских было много. Администрация русская, образование и так далее — все это было на русском языке. Поэтому интеллигенция Молдовы была, конечно, русифицирована.

Но со временем, когда она обрела независимость в начале 90-х годов, этот дух, он постепенно отдаляется, скажем так. И сейчас абсолютно невозможно, чтобы российская пропаганда в Молдове имела влияние. Там сейчас явно антирусские настроения.

— Если вдруг Путин все-таки решится напасть на Молдову, то что сегодня может противопоставить российскому вторжению правительство страны?

— Скажем так, военные силы молдаван очень слабенькие, несколько тысяч солдат. Они вообще нейтралитет провозгласили уже давным давно. И сейчас, конечно же, они противопоставить военной машине русской армии не могли бы ничего.

Однако россияне туда просто не в состоянии дойти. Им нужно сначала получить Донбасс, получить юг Украины, Одессу и так далее. Войти в «Приднестровье», а затем с помощью тамошних сил пытаться как-то эту страну поработить.

Но это совершенно невозможно, просто невозможно. У Путина для этого нет сил. Он не может никак продвинуться на пару километров вперед, где он поставил себе цель. Хотя бы весь Донбасс взять в свои руки, выйти на границы администраций Луганской и Донецкой областей, чтобы потом их можно было уже включить в состав России. Но это у него не получится.

Еще больший фронт — это сильная ошибка, ее Россия допустила и в самом начале войны. Они сразу начали на шести участках Украины проводить эти военные действия. Это, конечно, деконцентрировало их наступление, а Россия получила по мозгам, скажем так.

Посмотрите хотя бы, что происходит на «Азовстали» — они не могут занять одно большое предприятие. Как они еще полезут сейчас в «Приднестровье» и в Кишинев? Нет, я такой возможности не вижу.

— Чего же сейчас хочет добиться Путин?

— Он будет пытаться сохранить хоть какой-нибудь успех, который можно показать миру и особенно внутреннему потребителю, который зомбирован полностью. Россияне даже не знают, что происходит на фронте. Они понимают только то, что все больше российских областей получают «груз 200», то есть трупы солдат, которые там погибли. Но для такого внутреннего потребителя, конечно, Путин хотел бы иметь какой-то успех. И этим успехом, думаю, он считает сейчас Донбасс и, может быть, Херсон, в котором нашлись предатели. Путем «референдума» они попытаются включить область в состав России.

Понимаете, это видно невооруженным глазом, что его кампания и, скажем, вся эта пропогандистская информационная война, она просто совершенно провалилась. Видно это было по состоянию Путина 9-го мая, где он был в очень слабой форме, не ставил никаких целей, не угрожал всему миру своими ядерными боеголовками и так далее. Видно, что он сейчас попятился. Он пытается сейчас все это заморозить хотя бы на таком уровне, который есть. Украинцы уже получают тяжелое вооружение — большие самоходные гаубицы. И может такое случиться, что Украина вообще перейдет в контрнаступление.

— Путин будет пытаться сохранить то, что имеет?

— То, что имеет. Может быть, он попытается Херсон формально включить в состав РФ. Фактически, они этого не смогут сделать. Чтобы там укрепиться политически, нужна поддержка населения. Без поддержки населения там будет только террор, будут взрывы и общее недовольство граждан. Поэтому, думаю, что он может сделать это чисто формально.

— Как бы вы оценили роль режима Лукашенко в этой войне?

— C одной стороны, Лукашенко очень сильно зависит от Путина и хочет представить, что это общее государство и так далее, то есть они имеют какие-то общие цели. С другой стороны, он никак не хотел соглашаться на то, чтобы белорусская армия принимала активное участие.

Лукашенко просто отдал свою территорию, чтобы русские оттуда стреляли своими ракетами. И сейчас он, скажем так, в непонятках, он вообще не понял, как так случилось, почему за три-четыре дня не завоевали Киев и всю Украину не взяли.

Сейчас у Лукашенко такие сомнительные высказывания, что «я не воин, в военных делах не понимаю так сильно, но не понимаю, почему эта операция длится так долго».

Градус явно снизился. Если бы российские войска пошли и реально захватывали что-то, то он бы мог кичиться. А так Лукашенко боится, что он белорусских солдат пошлет в Украину, они будут погибать, они вернутся назад и скинут его, режим падет силами своей же армии, на которую он сейчас еще как-то опирался во время протестов и так далее.

Думаю, что Лукашенко не будет активно включаться в боевые действия на территории Украины, тем более, что россияне с севера и запада ушли, сконцентрировались на юго-восточном направлении и сейчас там искать нечего. В этих регионах возвращается более-менее нормальная жизнь. В Киеве, вокруг Киева, даже Буча, Ирпень и так далее. Они уже живут другой жизнью и Лукашенко не пойдет на вторжение.

— Чем может обернуться поражение России в Украине для постсоветского пространства и в частности для Беларуси?

— Этот вопрос трудный. Если Россия не достигнет никаких своих целей и будет военное поражение от усилившейся украинской армии, если они вообще проиграют эту войну, признаются, что они не могут ничего взять, уйдут из Украины, то это будет для постсоветского пространства означать, что от России можно вообще отключаться и идти на другие азимуты, скажем так. Поражение России изменит постсоветское пространство.

Сейчас еще муссируется такая информация, что если в Украине не получится, то Россия Северный Казахстан будут занимать. Это огромная территория, окопаться там не получится. Туда, конечно, не даст вмешаться Китай. Это будет страшное геополитическое поражение. Самого Путина загонят в Гаагу, я не исключаю такой возможности.

Если вы помните историю, то можно заметить, что через каждые 10 лет случался национальный всплеск в постсоветских республиках, которые, казалось, уже почти присоединили к России, экономически связаны и они уже возвращаются обратно в стойло.

Однако оказалось, что через каждые 10 лет, то в Украине, то в Кыргызстане, то в Грузии и так далее, возникают антироссийские настроения, всплески национальной активности. Если Россия тут не одержит никакой победы, то их перестанут вообще боятся и каждый будет заниматься своими делами, не взирая на то, что думает Владимир Владимирович.

— Каким вы видите путь Беларуси после выхода из орбиты российского влияния?

— Если убрать из Беларуси Лукашенко, то вся молодежь и вся интеллигентная часть белорусского общества настроена на Запад, на сближение с Польшой и с другими странами, с Литвой и так далее. Сейчас Лукашенко морочит голову, что поляки пытаются забрать часть Беларуси, что в планах «возрождение Речи Посполитой» на этих территориях. Это, конечно, бред.

У нас в Польше не всегда понимают Беларусь, думают, что это аграрная страна и так далее, не понимают, что там один Минск равноценен одной из балтийских республик.

Думаю, что азимут будет в сторону Запада. Это не быстро произойдет, какое-то время потребуется. Но главный вопрос — это убрать Лукашенко и собрать новую команду, которая будет настроена на сотрудничество с Европой. Тогда Европа откажется от санкций, а Беларусь будет привлекать к себе. Не для того, чтобы ее захватывать, как это объясняют Лукашенко и Путин.

С чего Путин начал эту войну вообще? С того, что якобы НАТО приблизилось к границам России и угрожает непосредственной опасностью. Как будто кто-то будет атаковать державу, которая имеет ядерные боеголовки. С самого начала все было задумано так, что надо возрождать «русский мир», который основан на других ценностях, хотя никаких ценностей там не присутствует в помине. Но они такую разыгрывали карту: сейчас мы пока идем на те территории, которые занимали раньше, вы свои манатки забираете и вон отсюда в 1997-й год, когда Польша и страны Балтии присоединилась к НАТО и Евросоюзу, это все надо назад вернуть, а потом все испугаются и он будет диктовать свои правила мирового порядка.

И Беларусь находится в такой же ситуации сейчас. Они пытаются какую-то пропаганду вести, но понятно, что Беларусь никто никуда не хочет забирать. Беларусь вполне самостоятельная страна. Единственная сейчас проблема — это, конечно, режим самого Александра Григорьевича.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».